It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

вторник, 21 ноября 2017 г.

Дураки-китайцы-2

В посте Дураки-китайцы я рассказал о "глупых" китайцах, в эпоху интернета построивших умопомрачительную библиотеку в Янчжоу (в посте роскошные фото этой библиотеки). 

Но "дураки-китайцы", оказывается, есть и в северо-восточном городе  Тяньцзине. И они, похоже, переплюнули "дураков" из Янчжоу. Судите сами. Они построили библиотеку площадью 33 700 кв. метров с 1,2 млн. книг. Библитека получила название "Океан книг". И вот как выглядит  этот "океан":








Ну как тут не воскликнуть: а у нас зато есть "Зенит-Арена"!!

понедельник, 20 ноября 2017 г.

Что такое популизм?

Слова... О, слова - они значат многое... В постсоветскую эпоху у нас одним из самых распространенных политических ругательств стало словечко "популизм". С его помощью у нас эффективно "срезают" любого, даже не удосужившись по существу разобрать то, что подвергается обвинению в "популизме".  Произнес словечко "популист" в адрес оппонента и можно спокойно переходить к другой теме.

Под определение "популизм" подводятся и обещания "каждом мужику по бабе и бутылке водки" и несогласие с повышением пенсионного возраста. Даже не самые неглупые люди в результате у нас запутаны и смешивают популизм и популярные идеи. Популярные идеи могут быть неосуществимыми здесь и сейчас, могут быть, наверное, даже в принципе неверными. Но от этого они, тем не менее, не попадают под определение "популизма".

Популизм - это апеллирование к низким "базовым инстинктам". Все очень просто. Стремление получать достойную зарплату и пенсию - идеи популярные, но не популистские. А борьба против мигрантов под лозунгом борьбы за рабочие места (что, с точки зрения экономической науки, кстати, нонсенс) - это самый матерый популизм.

суббота, 18 ноября 2017 г.

Манифест постсоветского "интеллигента"

Таким манифестом стало "Собачье сердце". Причем даже не книга, а, скорее даже, фильм с любимыми актерами, что в еще большей степени "одомашило", легитимизировало, популяризировало центральную идею манифеста.

На первый взгляд может показаться, что такой идеей стала антишариковщина-антишвондеровщина - отрицание идейки "отнять и поделить".

Нет, главной идеей, на которую и должна была играть антишариковщина-антишвондеровщина, подпирать ее, делать предметно неприемлемой и ненавистной, выступает другая идея - позитивная, а не с зарядом "анти". Ее олицетворением стал образ профессора Преображенского в обаятельнейшем исполнении Евстигнеева. 

Если продраться через облако евстигнеевского обаяния, то профессор Преображенский - отъявленный циник и эгоцентрик. Его жизненное кредо - не мешайте мне вкусно жить, при монархии ли, Керенском или большевиках. И вот это кредо с самого начала было поднято на флаг постсоветским "интеллигентами" - авенами, табаковыми-бондарчуками, эспэсшниками, правительственными "камикадзе-реформаторами", различными "буржуазными спецами"-креаторами, с радостью сменивших Прибалтику на Испанию, Сбербанк - на Ситибанк, всей этой сосредоточенной на своих старбаксах, айпэдах и собянинских велосипедах молодой публике.

И наш Главный Кукловод прекрасно улавливал эти настроения, научился манипулировать ими, находил в них подтверждение убежденности той среды, из которой вышел, - интеллигенция не мозг нации, а говно.

четверг, 16 ноября 2017 г.

Два почти сюрреалистичных воспоминаний о Молотове

Писатель Виктор Ерофеев на "Эхе Москвы" (здесь):

"Вячеслав Михайлович услышал, что я слушаю мальчиком (тогда Ерофееву было 13 лет) «Голос Америки» — пришел. И сидел рядом со мной, вот как вы сидите, даже ближе. И сидел, опершись на тросточку, и мы с ним слушали «Голос Америки» каждый день. Это была август 61-го года. И в какой-то момент там объявили новости, что Бейрутский университет в огне, студенты бросали «коктейли Молотова» в полицию. Молотов сидел рядом. Я к нему обернулся и говорю: «Дядя Слава, а что такое «коктейль Молотова?» Он так на меня посмотрел как-то недоверчиво и говорит: «Пустяки, пустяки». Это запомнилось на всю жизнь".

Этот рассказ Ерофеева на "Эхе" пробудил вспоминания о посещении Молотова на его даче в мою студенческую пору. Здесь важен контекст, который многими сегодня может не улавливаться. Молотов представлялся фантастически образом сохранившимся осколком страшной, мутной эпохи, казавшейся в чем-то столь же далекой и чуждой для меня совсем молодого человека, как, если хотите, и средневековье. Не все даже знали, что Молотов еще жив, и власти не поощряли публичного внимания к нему. Понятно, мне не хотелось выходить за рамки приличий, положенных для гостя в доме старика. Хотелось и не слишком антагонизировать хозяина, ибо легкомысленно надеялся хотя бы по касательной узнать побольше о различных партийных тайнах и слухах. А потому высказывался "аккуратно".

Например, выразил "удивление" в отношении безумных судилищ против бывших партийных товарищей Молотова - "троцкистов-бухаринцев". В ответ на мою реплику Молотов взял книгу со стола (в то время он собирал материалы для мемуаров - показавшаяся забавной деталь: в журнальных статьях он делал подчеркивания при помощи линейки) и попросил прочитать вслух из нее отрывок. И вот я сижу и читаю ему отрывок из этой книги - стенографического отчета по одному из процессов, в котором какой-то свидетель сообщает об убийствах красноармейцев на поезде и про еще какие-то немыслимые "преступления" антипартийцев. Это книга, которую можно было найти только в редких сверхзакрытых спецхранах того времени, была, судя по штемпелю, из спецхрана библиотеки КГБ. Что удивило - Молотов в те годы был для власти официально просто "несуществующим", но, как оказалось, с доступом к такой библиотеке.

Еще тогда вся эта картина моего чтения Молотову на его веранде светлым морозным днем стенографического отчета антипартийного процесса, книги из спецхрана КГБ, мне показалась на грани безумного сюрра. Хотелось ущипнуть себя, чтобы поверить в происходящее.

Цитата дня

Американский историк Роберт Каро:

"Власть не всегда коррумпирует. Власть  может очищать. Но что власть, как я считаю, делает, так  это она всегда раскрывает, кем является ее обладатель. Когда у вас достаточно власти делать то, что вы всегда хотели, то хорошо видно, к чему этот парень всегда стремился".

Когда Ельцин добился власти, обнаружилось, что он хотел еще больше власти. Когда власть упала в руки Путина, раскрылось, что он всегда вожделел признания/уважения и злата.

понедельник, 13 ноября 2017 г.

Ирония судьбы

Никогда в последние уж точно сто лет во главе России и США не было руководителей, которые субъективно столь сильно стремились к пресловутому российско-американскому детанту. 

Но какая ирония судьбы: каждый из этих руководителей в своем личном качестве представляет непреодолимое препятствие на пути налаживания продуктивного взаимодействия между Россией и США.

воскресенье, 12 ноября 2017 г.

Что общего между Трампом и Путиным?

В ходе беседы создателя vox.com Эзры Клейна и обозревателя журнала New Yorker Эвана Осноса (подкаст) последний мимоходом характеризует Трампа как естественного "гоббсианца" (конечно, речь идет о "бытовом", ставшим общеупотребительном определении "гоббсианства"). Вот именном в этом "гоббсианском", чудовищно упрощенческим мироощущении совершенно поразительно сходятся два человека с категорически, за исключением одного ключевого момента, непохожим опытом жизни - Трамп и Путин. И в этом мироощущении заложены истоки неизбежного и исторического и личного поражения обоих, которых (этот тот самый момент) на самые вершины выбросил "его величество" случай.