It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

пятница, 20 апреля 2018 г.

Серьезный повод не любить консерваторов

События последних лет в Европе и в США подтолкнули исследователей присмотреться к обстоятельства прихода к власти фашистов в прошлом (например, только что вышедшая книга бывшего госсекретаря США Мадлен Олбрайт Fascism: A Warning (Фашизм: Предупреждение). Среди ведущих факторов, обусловивших возможность их прихода к власти каждый раз оказывается активное попустительство со стороны консервативных сил.

Кстати, наш недавний опыт - прекрасное тому подтверждение. "Союз правых сил" в российском контексте - вопреки либеральному флеру был в конечном счете консервативной группировкой, помнится, грудью вставшей за реализацию проекта "Наследник". Это не было слишком важной причиной успеха проекта, ибо СПС не располагал достаточным политическим весом, но значительную сумятицу в нестойкие прогрессивно-либеральные мозги того времени он внес.

Просто мульфильм накануне выходных


среда, 18 апреля 2018 г.

На кого же он похож?

Потопить Трампа сегодня может то, как поведет его юрист, конфидант, а точнее решала по многим деликатным проблемам на грани закона - Майкл Коэн - в своих общениях с американскими правохранительными органами. 

Майкл Коэн - фигура колоритная, но сомнительная. Несмотря на давнюю близость к Трампу, последний не решился взять его с собой в Вашингтон после выборов - не тот калибр.

Ни один выпуск американских новостей сейчас не обходится без нарезки кадров с участием Майкл Коэна. Смотрю я их и все думаю: ну кого же он мне напоминает. При чем всем - и внешне, и манерами, и даже шепелявой речью..?

Господи, ну конечно!





Ну, конечно, - Стаса Садальского. И это все нужно знать про Майкла Коэна.

вторник, 17 апреля 2018 г.

Если завтра война..?

Вменяемые российские наблюдатели, наносящие сейчас визит в США с удивлением - все же и их накрывает скорлупа кремлевской джингоистской пропаганды - обнаруживают, что к войне готовится только одна сторона, российская. А американцы даже и не подозревают, что уже не "если", а "уже" "завтра в поход".

Действительно, Соединенные Штаты внешне пребывают в счастливом неведении о маячащем "походе". В чем тут дело?

(1) Наверное, прежде всего никто в США "не хочет умирать" из-за Сирии. Наказать Асада-Путина - это одно, а ядерный Армагеддон - это, извините, другое. Никакие судьбы мира и тем более самих США ни для Вашингтона, ни для американского обывателя в Сирии не решаются. Иначе все обстоит для России. Она истово завязалась на Сирии, и ее "птица-тройка" завязла в ближневосточных песках.

(2) Не менее важно, что сирийский кризис в глазах американцев серьезно бледнеет на фоне постепенно, но неумолимо разворачивающего внутреннего кризиса в США из-за насмешки истории - прихода в Белый дом фантастически, совершенно немыслимо непригодного для президентства человека. Страна, может быть, политически была  расколота больше только в эпоху гражданской войны в XIX веке. На трагическое наслаивается фарсовое - вся эта "мыльная опера" с детективом о тайном сотрудничестве Трампа с Кремлем, "золотым дождем" в московском "Ритце-Карлтоне", романами с порнозвездами и "плейбойевскими банниз". Страна, точнее политический класс, живет только этим. Тут не до войны из-за какой-то богом забытой ближневосточной дыры.

(3) Сама напряженность в российско-американских отношениях воспринимается сугубо в специфическом контексте внутреннего раскола из-за Трампа (у этого раскола есть и более глубокая подоплека, собственно и позволившая горе-девелоперу завоевать Белый дом) - усилий поймать Трампа на преступном коллаборационизме с Кремлем. Американский политический класс в ежедневном режиме шизофренически воспроизводит известный анекдот советского времени о "проклятой неизвестности" (погуглите, о чем это). Так или иначе, утрачивается самостоятельная значимость для США политики на российском направлении. И, наверное, к очень большому взаимному счастью, что американский внутренний кризис демпфирует кризис внешнеполитический.

(4) И, наконец, последнее - в США все же сохранились умные головы, прежде всего среди военных, способные здраво и адекватно оценивать реальное положение. Даже не хочется думать о последствиях, к каким могла бы привести непредсказуемая размашистость Трампа, если бы не сдерживающее влияние американских военных, которых меньше всего заинтересованы в раздувании военной истерии и тихо работают над тем, чтобы удержать страну и мир подальше от опасной грани.



Кремль проигрывает "эскалационное доминирование"

Чтобы понять, о чем идет речь, примеры их двух прямо противоположных видов спорта: шахмат и бокса. Представьте себе, что противники производят быстрый размен фигур, но почему-то в конце концов у одной стороны фигур на шахматной доске все же оказывается во много раз  больше. Или бокс: поначалу один боксер, пропустив несколько сильных хуков-джебов, отвечает серией беспорядочных ударов, но затем уходит в глухую защиту и старается под натиском противника лишь бы не упасть. 

В обоих примерах у проигрывающего все же есть выход из положения на самый крайний случай: в шахматах - хватить доской по голове противника, в боксе - заехать ногой в самое уязвимо-болезненное место. Но тогда - полный конец, не конкретному поединку, а карьере, репутации, материальному положению, всему что только можно.

Вот Кремль оказался как раз в таком положении с санкциями-контрсанкциями. У него нет в арсенале никаких средств противодействия санкциям США-Запада, кроме ядерной дубины, которую все же применять ой как не хочется (но, размазывая сопли-слезы по лицу, как это бывало во дворах 50-х гг., когда небольшого пацана доводили, и он хватался за доску с гвоздем, ядерной дубиной махнуть все же могут). Более того, в логике "эскалационного доминирования" переход на очередную, более высокую ступень происходит постепенно, парализуя волю и готовность более слабой стороны использовать самое мощное средство, наличие которого по идее должно сдерживать противника. Ну, к примеру, если сразу после Крыма Россию немедленно отключили бы от SWIFTа, то Кремль - в духе заявления одного крупного российского банкира, что отключение от SWIFTа равнозначно объявлению войны - вполне мог бы ответить заварушкой где-нибудь в балтийском регионе. Но в ситуации постепенного приближения в западном санкционном нажиме к границе, когда становится вероятно закрытие для России системы глобальных межбанковских каналов связи SWIFT, решимость Кремля ответить перепрыгиванием через несколько ступеней в эскалации конфликта становится заметно скромнее.

Как показывают сообщения о том, какой "ответ Керзону" готовится в Думе, Кремль - в растерянности (лучшее наглядное доказательство тому - подключение церкви к решению кремлевских международных проблем с помощью совместного воззвания патриарха и папы "давайте жить дружно"). И здесь, если обратиться к теме предыдущего поста - автаркии, надо иметь в виду, почему курс на нее невозможен: можно и вполне логично по крайне мере пытаться построить социализм в отдельно взятой стране, но строить таким же образом капитализм - ну никак нельзя. Оказаться в вынужденной изоляции, из которой всеми силами, в том числе принятием неприятных компромиссов, пытаешься выйти, - одно дело, и совершенно другое - осознанно взять курс на "капиталистическую автаркию". Это, простите (снимаю пенсне), - нонсенс.

суббота, 14 апреля 2018 г.

Россия на пути к автаркии..?

Бранко Миланович, известный экономист сербского происхождения, крупный специалист по вопросам экономического неравенства, хорошо знающий реальности "экономики социализма", в своем блоге предложил следующий анализ

"Что следует из нынешних санкций равно, как и тех, которые еще могут быть введены (например, в отношении "Газпрома"), так это то, что сейчас Россия находится на том же перекрестке, на котором она была в начале 1920-х годов. Россия почти лишена доступа к западным рынкам, технологиям и капиталу.  Действительно,  в настоящее время все это можно получить не только на Западе, в том же самом Китае. Но охват санкций таков, что китайские акторы, если они сами планируют заняться бизнесом в США или привлекать американский капитал, также будут избегать вступать в деловые отношения с российскими организациями. Таким образом, рост российской промышленности станет возможен только лишь при опоре на внутренние ресурсы, которые по сравнению с глобальными невелики и недостаточны (с учетом сокращения относительного экономического и демографического значения России в мире). Таким образом, переход к автаркии предопределен.

Тогда возникает вопрос, не приведет ли такой экономический выбор, как это произошло и в 1920-х годах, к установлению диктаторского режима. Это вполне возможно, потому что автаркические решения трудно реализовать без соответствующего политического давления. Более того, наверняка будут предприниматься попытки со стороны тех, кто пострадал от санкций, и всех тех, кто нуждается в доступе к глобальным рынкам, развернуть политику, которая привела к санкциям. Такие попытки превратят их в прямых политических противников нынешнего руководства. В таком случае обращение к логике политических репрессий становится неизбежным.

Было бы, однако, неверным полагать, что из тупика, в котором оказалась Россия, можно выйти с помощью других стратегий. Такая возможность имелась несколько лет назад, но ее нет сейчас. Причины для ввода санкций, охватывающие все, начиная от аннексии Крыма до фейковой информации, - настолько всеобъемлющи, что никакое постпутинское правительство любого мыслимого толка не сможет согласиться со всеми из них. Их полностью сможет принять только побежденная страна. Помимо того, общеизвестно, насколько сложно отменить американские санкции. Санкции, принятые США против Советского Союза в 1948 г., практически так  не были отменены. Поправка Джексона-Вэника, которая увязывала торговлю со свободой еврейской эмиграции, действовала с 1974 по 2012 гг., то есть сохранялась более четверти века после того, как обстоятельства, обусловившие ее принятие, перестали существовать. И она была отменена только для замены другим набором санкций, содержащимся в "Акте Магнитского". Санкции против Ирана действуют, несмотря на недавние разговоры об их ослаблении, почти 40 лет. Санкции против Кубы сохранялись на протяжении полувека, а многие из них остаются в силе по сю пору. 

Благодаря серии тактических успехов Путин, таким образом, обрек Россию на всеобъемлющее стратегическое поражение, последствия которого для страны не сможет преодолеть ни он, ни руководство после него (выделено мной). Кроме того, нет и идеологии, за исключением крайнего национализма, на основе которой может быть построена автаркическая система. Большевики в 1920-х годах имели идеологию, которая привела их в конечном итоге к принятию автаркии и к функционированию в ее рамках. Подобной идеологии в современной капиталистической России не существует. Тем не менее, дискуссия по вопросам индустриализации 1920 г.  может вновь стать актуальной для выработки экономической политики".

Собственно то интеллектуальное убожество, опубликованное под названием "Одиночество полукровки", хорошо укладывается в русло поисков режимом новой "духоподъемной" идеологии. Для нас анализ и выводы Бранко Милановича выглядят предельно пессимистично. Но небольшой проблеск оставляет вот что: по крайней мере в настоящий момент представляется маловероятным синтезирование "из воздуха" некоей идеологии, настолько "духоподъемной", чтобы заставить современных россиян - не рабочекрестьян 30-х гг. прошлого века - полностью пренебречь своими экономическими интересами, стремлением обеспечить достойную и безопасную жизнь для своих детей (см., к примеру, экологические "бунты" в Московской области). Во-вторых, некому создавать жизнеспособный идеологический продукт, а не плодить искусственных идеологических "гомункулусов-бастардов" - элиты разложены, у всех, буквально у всех, свои "свечные заводики". Экономические дискуссии в 1920 г. велись элитой, в значительной степени абстрагированной от сугубо шкурных интересов, а сейчас доминируют интересы именно "свечных заводиков".  Между тем, без формулирования "духоподъемной" идеологи и ее "всенародного" принятия нынешний режим объективно оказывается в шатком и неясном положении.

воскресенье, 1 апреля 2018 г.

Ближневосточная рутина

... Приятель моего брата - студент-будущий арабист - поругался с руководителем: тот использовал его курсовую при написании главы в сборнике о ближневосточных проблемах. Конфликт был настолько серьезный, что фамилию приятеля моего брата были вынуждены включить в соавторы сборника, скандального своим резко антисионистским уклоном. Из любопытства взялся за книжку, хотя весь этот ближневосточный jazz был очень далек от круга моих интересов. Из нее, в частности, почерпнул, что значит шестиугольная звезда Давида (не берусь утверждать, что написанное в книге было верным, тем более насколько понимаю есть разные ее трактовки). "Почерпнутые" знания оказались кстати - на одном из институтских семинаров в рамках рассматриваемой темы, как-то связанной с Ближним Востоком, решил блеснуть - рассказать о звезде Давида. Преподаватель попросила меня к доске - наглядно проиллюстрировать рассказываемое. В результате на доске появилась нарисованная мелом в моем исполнении гигантская шестиугольная звезда. Уж не помню в какой момент почувствовал, что не следовало бы мне в это ввязываться - чувство, только усиленное тем, что когда я попытался после рассказа стереть звезду, преподаватель попросил ее оставить. И она оставалась на доске до конца занятия. Надо понимать, что все это происходило в самый разгар борьбы с сионизмом в СССР...

... Ситуация с ближневосточным конфликтом с тех пор только стала только хуже и безнадежнее. И даже в некотором базовом своем измерении - описании фактов - она не сдвинулась или не слишком сдвинулась с места.

Заголовок сегодняшнего материала на сайте "Эхе Москвы": "Не менее 15 палестинцев были убиты в результате столкновений с израильскими военными на границе сектора Газа". Уверен, что многие, относящиеся к ближневосточному конфликту, как бесконечной зубной боли, пробежали по заголовку, эмоционально не вникая в суть того, о чем он сообщал: ну что вы хотите - это же Ближний Восток. Ничто в формулировке не задевало и не казалось странным.

Британская газета Guardian - у нас воспринимаемая как чересчур левацкая, что на деле не так - дала совсем другой заголовок к отклику на аналогичные, может быть, даже те же события. У постдока из одного английского университета, Асы Янссон, заголовок Guardian вызвал резкое отторжение. В твиттере она откорректировала название статьи:



А заголовок газеты гласил: "Палестинцы умирают (выделено мной) в столкновениях с израильскими силами в ходе крупных акий протеста в пограничной зоне".