It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

среда, 31 октября 2012 г.

До выборов - неделя: кто кого?

До выборов осталось даже меньше недели. Но близость дня голосования не делает картину более ясной.

Традиционно ожидаемый в октябре предвыборный "сюрприз" состоялся и принял форму чудовищного по силе урагана, который обрушился на восточно побережье США. Очевидно, что последствия урагана скажутся каким-то образом на выборах, но каким сказать определенно трудно.

Возможная меньшая явка будет работать против Обамы. В то же время его своевременные действия в этой кризисной обстановке - плюс ему как руководителю страны, в которой до сих пор вспоминают удручающе провальное реагирование президента Буша на ураган Катрина.

Чисто теоретически существует даже возможность, что дата выборов может быть перенесена, но для это потребуется принятие отдельного закона конгрессом США (на уровне штатов могут быть продлены часы, отведенные для голосования). Но пока официально эта возможность не рассматривается.

Ряд компаний, занимающихся опросами общественного мнения, в частности, Гэллап, заявили о приостановке их проведения из-за урагана.

Американские эксперты в общем рисуют следующую картину: Обама и Ромни идут голова в голову и разрыв по числу поданных за них голосов, скорее всего, будет невелик. Но у Обамы по-прежнему лучшие шансы набрать заветные 270 голосов выборщиков, необходимых для победы.

Расклад сил, согласно агрегатору опросов общественных мнений RealClearPoitics, таков: за Обаму - 47,1%, за Ромни - 47,9%. Но по количеству выборщиков он другой: Обама получает 281, Ромни - 257.

Прогностическая модель Нэйта Силвера, построенная на анализе результатов опросов общественного мнения на национальном уровне и в штатах, а также инкорпорирующая другие факторы, оценивает шансы Обамы победить как равные 75,2%, шансы Ромни на победу - 25,1%. Обама набирает 294 голоса, Ромни - 244. Внизу динамика шансов, согласно модели Силвера.


Хотя преимущество, по модели Силвера, за Обамой, тем не менее шансы Ромни не так уж низки. Один из комментаторов предложил следующее сравнение: представьте, чтобы вам сказали, что вы имеете возможность выиграть 1 млн. долл., равную 25% - это очень даже неплохо.

Нэйт Силвер и его модель в последние дни подверглась критике, как чересчур оптимистично расценивающая шансы Обамы. Но модель строилась не под Обаму и конкретную ситуацию 2012 г. Она показывает только то, что выдают аполитичные математические расчеты. Модель вызывает раздражение в силу того, что она на виду - Силвер отслеживает ситуацию в рамках блога на сайте самой читаемой газеты в мире The New York Times.

Прогностическая модель политологов ДеСарта и Холбрука еще более благоприятна для Обамы.  На сегодня его шансы на победу по этой модели - 86,82%. По ней, Обама набирает 281 голосов выборщиков, а Ромни - 257. При этом Обама получит больше половины голосов избирателей - 51,38%, Ромни - 48,62%.

Модель специалиста из Университета Эмори Линцера дает такой расклад: Обама - 332 голоса выборщиков, Ромни - 206.

Еще более оптимистично оценивает вероятность переизбрания модель  специалиста Принстонского университета Ванга - 93%-98%. Обама - 305 голосов выборщиков, Ромни - 233.

Модель политолога из Стэнфордского университета Джэкмана выдает вероятность победы Обамы в 71%.

Теперь посмотрим, что предсказывают коммерческие структуры. Биржа Intrade оценивает вероятность победы Обамы в 63,7%, букмекерская контора Betfair - 70,2%.

вторник, 30 октября 2012 г.

"Продвинутые россияне" и их когнитивный диссонанс

Как-то у меня по двум разным поводам был обмен мнений в LiveJournal с одним нашим весьма публичным, авторитетным и хорошо информированным экономистом постсоветского поколения. Он высказал две позиции. В силу той экономической философии, которой придерживается Ромни, он ему нравится больше, чем Обама. Во втором обмене мнениями, упрощая его, экономист был за первичность честности власти перед гражданами, тогда как я, если уж приходится выбирать, за первичность честности граждан перед сами собой и друг другом. Короче, две позиции нашего экономиста: за Ромни и необходимость честности власти.

Еще в советское время у интеллигенции сформировалось стойкое неприятие к официальной лжи. Отсюда растущая популярность зарубежных "радиоголосов" в те времена. Ближе к концу Советского Союза врали уже плохо, без выдумки и надрыва. Да и больше разной информации стало проникать в страну с разрядкой в отношениях с Западом. Нынешняя власть могла бы многому научить брежневский агитпроп, которому не приходилось действовать в окружении спутниковых тарелок и интернета, и много очков вперед дать этому неповоротливому пропагандистскому монстру. Сегодня "продвинутым россиянам" также ненавистна наглая ложь власти и ее телепровокаторов.

И тут мы сразу натыкаемся на когнитивный диссонанс "продвинутых россиян" (на всякий случай напомним, что это за штука - когнитивный диссонанс: в самом общем виде - отрицание индивидом информации, если она противоречит глубинным и хорошо устоявшимся убеждениям). Так вот, Ромни чем и отличился прежде всего, так это фантастической даже для стандартов избирательных кампаний готовностью моментально, конъюнктурно и цинично менять свои позиции и попросту нахально врать (об этом см. мои посты здесь, здесь, здесь и здесь). Как можно на дух не принимать врущих политиков у себя дома и приветствовать таких за рубежом? 

"Продвинутым россиянам" кажется более симпатичным то, что Ромни - республиканец, а республиканцы за рынок и свободное предпринимательство в отличии-де от демократов. Близки им и его экономические идеи, как они их себе представляют. Но все, что придумали для себя многие "продвинутые россияне" о Ромни и республиканцах, имеет достаточное далекое отношение к реальности. 

Американская экономика больше процветала при демократа-президентах, чем при республиканцах (о двух исследованиях на эту тему можно прочитать здесь и здесь), при последних она набухала долгами (мой пост здесь), при них хуже рос рынок акций (мой пост здесь). При демократах-президентах было создано больше рабочих мест (здесь) и больше были темпы роста доходов американцев (здесь). В результате хотя и недостаточных мер администрации Обамы (недостаточных именно из-за противодействия со стороны республиканцев) американская экономика медленно, но стала восстанавливаться (мои посты здесь и здесь). Что самое удивительное, так это то, что прежде всего "продвинутые россияне" живут в интернет-пространстве и, по логике, не должны были бы страдать от дефицита информации. Это очевидное проявление когнитивного диссонанса.

Важно подчеркнуть, что дело тут не в Ромни, который в случае своего проигрыша будет забыт моментально не только у нас, но прежде всего в самих США. Суть "эффекта Ромни" для нас в том, что он демонстрирует степень неготовности-неспособности наиболее социально активной, информированной, демократически ориентированной  части россиян понять то, насколько не отражает реальность картина американской, самой развитой капиталистической экономики, которую они нарисовали для себя. Огорчает, что отторгнув демагогию внутреннего производства, они так легко заглотнули демагогию импортную. Все это представляет серьезное препятствие на пути рыночных и демократических преобразований в России.

P.S. Не так много у нас появляется материалов, в которых авторы адекватно оценивают происходящее сейчас в США. Поэтому обращу внимание на статью "Штаты неопределенностей" Владимира Милова, в прошлом замминистра энергетики, а сейчас видного оппозиционного политика. Приведу из нее цитату:

"Другой повод для грусти – обилие поверхностных и часто попросту неадекватных оценок происходящего в американской политике от российских комментаторов. Сегодняшнее политическое противостояние в США часто сводят к рисованию бесконечно далекой от реальности картинки борьбы «левака» и «социалиста» Барака Обамы, нарастившего госдолг и госрасходы, пытающегося везде где можно запустить лапы «большого правительства», «сдающего» позиции Америки в мире, с «крутым парнем» Миттом Ромни, настоящим республиканским ковбоем, который и долг снизит, и от дефицита избавится, и бизнесу жизнь облегчит, и престиж Америки в мире поднимет. Последнюю сентенцию особо часто можно услышать от отдельных представителей российской либеральной интеллигенции, мечтающих о том, чтобы Ромни, придя к власти, завершил политику «перезагрузки» в отношениях с Россией и стал вести себя пожестче в отношении «кровавого путинского режима».

Вся эта картинка настолько нерелевантна, что ее нет смысла даже обсуждать. Мне, например, как стороннику правых ценностей, конечно, хотелось бы, чтобы в США существовала ответственная и энергичная политическая сила правого толка, которая проводила бы ответственную бюджетную и долговую политику, снижала налоги, стимулировала бы экономический рост. Увы, Республиканская партия никак не может быть признана таковой ни при каком раскладе.
Единственное, в чем реально преуспели республиканцы, – это в пропагандистской риторике по поводу того, какие они экономические либералы, защитники прав бизнеса и стражи ценностей свободного рынка в борьбе с ползучим наступлением «большого государства», а также в навешивании на своих оппонентов ярлыков «социалистов», «леваков» и прочих."

Но начав хорошо, Милов все же не избег столь распространенного сегодня греха псевдооъбективности, ибо вдруг достаточно неожиданно заключил: "Митт Ромни не выглядит плохой альтернативой..." Правда, затем уточнил: "Однако системные противоречия внутри его партии могут создать новые трудности в случае его избрания".

P.P.S. На сайте slon.ru 2 ноября был размещен материал Марии Липман "Обама, Ромни и величие Америки". Липман анализирует избирательную гонку в США отталкиваясь от редакционной статьи в классическом журнале либерального направления The New Yorker. Журнал очень эмоционально-энергично выступает в поддержку Обамы, что провоцирует легкую иронию Липман.

В самом начале материала присутствует вот такой пассаж: "Выбор именно «Нью-Йоркера» в качестве примера редакционной поддержки связан с тем, что, со всеми возможными оговорками, его аудитория – образованная, читающая, либеральная, с широкими интересами и любопытством к миру – в какой-то мере близка тому сообществу модернизированных горожан, которое стало особенно заметным в России в последнее время". И этим определением сходства аудиторий журнала и, скажем, того же сайта slon.ru, Липман лишний раз позволяет высветить когнитивный диссонанс "продвинутых россиян", присутствующий и в позиции самого автора - редактора журнала московского филиала американского исследовательского центра Карнеги. Те, кто у нас казалось должен был бы тяготеть к либералам, - те самые "продвинутые россияне" - оказываются в числе самых ярых сторонников рыночного фундаментализма, самого консервативного движения в западных странах.

понедельник, 29 октября 2012 г.

Гайдар, Пионтковский и налоговая революция

Удивительно, до какой степени столь разные по своим взглядам общественно-политические деятели как Гайдар и Пионтковский, могут сходиться в принципиально важном. И, как думается, серьезно при этом заблуждаться.

Мне нужно было уточнить некоторые мысли, высказанные Милтоном Фридманом в его книге «Капитализм и свобода». В русском издании, к которому я обратился, мое внимание в первую очередь привлекло очень, совсем короткое предисловие Егора Гайдара. Поскольку представляешь, как пишутся подобные предисловия, можно было бы не предавать ему слишком большого значения. Но в этот же день я прочел очередной пламенный, как всегда, материал Андрея Пионтковского «От паханата к республике». И мне увиделась определенная перекличка между двумя этими материалами.

В самом факте краткости предисловия Гайдара к книге лауреата Нобелевской премии по экономике заключалось одно важное преимущество – оно вынуждало формулировать только самое отстоявшееся, ставшее аксиоматическим, согласно вошедшему в анналы истории выражению, «отлитое в гранит». Для Гайдара это «отлитое» сводилось к нахождению в книге Фридмана подтверждения двух тезисов. 

Первый. Фридман формулировал в своей работе базовую идею, что принципам свободного рынка соответствует система добровольного найма на воинскую службу, а никак не призыв. 

Второй. Из множества идей, разбросанных по книге, Гайдар выделяет еще одну – переход от прогрессивного подоходного налога к плоскому – и отмечает, что она была реализована в России, которая стала пионером в расширяющимся, по мнению Гайдара, движении именно к такой форме налогообложения.

Отмечая целесообразность плоской шкалы налогов (само собой разумеется при его относительно невысокой ставке), Гайдар опускает очень важный нюанс – контекст. Для американского экономиста государство должно быть «небольшим» с ограниченным набором выполняемых их функций. Предисловие было написано в 2005 г., и уже точно даже иллюзий быть не могло, что российское государство, где этот плоский налог был введен, - это разбухшее бюрократическое государство, подмявшее под себя и экономику и общество.

Мои продвинутые сограждане, получающие немыслимые в советском прошлом зарплаты, общающиеся через Facebook, отдыхающие летом в Испании, считают хорошим тоном напомнить чиновникам разного вида и уровня, что, мол, вы ответственны перед нами как налогоплательщиками, на чьи налоги вы существуете. Риторика в американском духе. Но именно, что только риторика.

Далеко не всем продвинутым гражданам известно, что налоги с физических лиц поступают в региональные бюджеты – бюджеты субъектов федерации. Иными словами, федеральные функции исполняются вовсе не из наших с вами налогов (так что радуйтесь, а может по-мудрому опечальтесь, что не из нашего кармана идет зарплата всенародным любимцам – Онищенко с Чуровым, не говоря уже о президенте с премьером).

Теперь давайте посмотрим, какая сумма собирается непосредственно из наших доходов. На сайте министерства финансов мы увидим, что в 2011 г. налогообложение доходов физических лиц дало 1 996 млрд. руб. Взглянем, сколько было затрачено по статье федерального бюджета «национальная оборона» в том же году – 1 709 млрд. руб. Иными словами, наших с вами налогов при существующей для всех ставки подоходного налога в 13% едва хватает, чтобы покрыть расходы на оборону. А если к этим расходам присовокупить расходы по статье «национальная безопасность и правоохранительная деятельность» - 1 260 млрд. руб., то получается, что с наших налогов удается оплатить только 67% по этим, только этим двум статьям, а ведь есть и другие, даже более затратные, в частности, статья «социальная политика» - 3 129 млрд. руб.

Для сравнения: в США то, что можно было бы сравнить с нашими налогами с физлиц, в общем дает 82% доходов федерального бюджета. Дополнительно на уровне штата налоги с физлиц обеспечивают бюджет штата на уровне 18%. Как говорится, почувствуйте разницу.

Знаю, знаю, что расходы на оборону и нацбезопасность у нас раздуты, их можно было бы подсократить, но и в этом случае картина принципиально бы не изменилась. В отличии от американцев мы все равно при расхваливаемой Гайдаром плоской налоговой шкале не смогли бы содержать свое государство.

Здесь надо отчетливо понимать также следующее. Наша призывная армия уже давно не отвечает ни военно-политическим реальностям, ни задаче построения подлинного свободного демократического государства. Формируемые не на принципе всеобщего призыва, а на добровольной основе вооруженные силы (ВС) страны намного бы превосходили бы с профессиональной точки зрения те ВС, которые мы имеем сегодня, но при этом в количественном отношении могли бы быть поменьше. Но такая армия, безусловно, стоит не мало денег. Не станем спорить, окажется стоимость содержания такой армии больше или меньше тех денег, которые затрачивается сегодня на национальную оборону – в любом случае не думаю, что существенно меньше. 

Отказываясь от призывной армии принципиально важно, чтобы при этом сохранялись ее основополагающий признак как армии народа – не наемнической, хотя и профессиональной – это армия должна содержаться из наших с вами налогов. Это то бремя солидарной ответственности, которые мы должны разделить, если исходим из того, что армия служит именно народу, а не только государству и тем более чиновникам, которые в жизни олицетворяют это государство (конечно, наших с вами налогов должно было бы хватать не только на армию, но и на многое другое). Удивительно, как эта простая, самоочевидная мысль не пришла в голову Гайдару, много времени уделявшему  возможностям формирования армии на добровольной основе.

Принятая у нас плоская налоговая шкала при ставке 13% отражает вовсе не ту неолиберальную философию, которая связана с именем Фридмана, а с технической невозможностью сбора прогрессивного налога и со стремлением небольшой, но самой влиятельной группы населения нашей страны легализовать свои крупные доходы и иметь возможность спокойно пользоваться ими не только за рубежом, но и здесь. 

Эксперты нам по-прежнему заявляют, что налоговики не смогут собирать значительно больше при прогрессивном налоге, поскольку доходы нашими предприимчивыми гражданами будут утаиваться. Соглашаясь с этим аргументом, замечу, что в реальности никто и не пытается создать ни иную налоговую систему, ни обслуживающую ее налоговые органы. Существующее положение устраивает и нас, так называемых простых граждан, не желающих тратиться на зарплаты чиновникам и бессмысленные бюджетоемкие проекты власти. Мы спокойно и безболезненно отчисляем свои 13% и просим нас больше не беспокоить. Это устраивает и власть, снимая с нее ответственность отчитываться перед нами, на что пошли собранные с нас налоги – понятно, я говорю о реальной, а не декоративной отчетности. Смею заверить, что если мы бы платили не 13%, а больше это способствовало бы повышению градуса гражданственности, заинтересованности в том, что происходит в государстве и обществе.

А теперь о материале Пионтковского.  В нем он пытается выстроить последовательность из шагов по «демонтажу криминального режима» и нащупать возникающие при этом проблемы. Если о политической компоненте того, что надо осуществить при трансформировании существующего у нас строя, различными аналитиками было написано много, то об экономической – почти ничего. Пионтковский восполняет эту лакуну. Он вскрывает чисто имитационный характер нашей «рыночной экономики», в которой отсутствует ее основополагающий фундамент – институт незыблемой частной собственности.
Задаваясь вопросом, а как поступить с «награбленной» собственностью в новой России, Пионтковский заявляет следующее: «Представляется, что решение его будет во многом зависеть от личностного поведения самих бенефициариев последнего двадцатилетия сегодня и в самое ближайшее время. Сохранение ими значительной части приобретенного и перспективы легально играть по правилам конкурентной рыночной экономики в обмен на их активное и эффективное содействие капитуляции преступного режима (частью которого они являлись) стало бы наиболее прагматичным сценарием Российской мирной ненасильственной антикриминальной революции. Эта опция пока еще для них сохраняется».
Пионтковский дает понять тем, кого он называет «абрамовичи, фридманы, дерипаски, потанины, прохоровы, тимченки, чемезовы, ротенберги, ковальчуки», что они многое могут потерять, если вовремя не определятся, чью сторону выбрать. Стараясь припугнуть их (не будем даже задумываться о том, насколько это эффективно), Пионтковский незаметно даже для себя перемещает разговор в плоскость, в которой создаются самые страшные угрозы тому новому будущему, которое мы все еще со времен перестройки надеемся увидеть в России.
Если в вопросе о власти при всем разнообразии точек зрения, возникает нечто их объединяющее, то в вопросе о собственности этого объединяющего пока не видно. А вместе с тем это объединяющее лежит на поверхности – никакого нового передела собственности в России быть не должно, вне зависимости от того, как эта собственность была приобретена по чьему-либо мнению. При иной постановке вопроса мы просто вновь неизбежно покатим по стране очередное «кровавое колесо». Хватит. Пора с этим раз и навсегда кончать.
Приняв отказ от передела собственности в качестве одного из главнейших принципов будущей трансформации России, мы в то же время автоматически не решим много других проблем, которые встают даже при нынешнем режиме. Проблема легитимизации собственности беспокоит и нынешнюю власть, и еще более остро она будет стоять при построении новой России.
Создание подлинно рыночной экономики, однако, откроет совершенно естественный процесс, на который рассчитывали первоначальные реформаторы – те, кто заполучил собственность, опираясь на административный ресурс, или неэффективные ее владельцы начнут утрачивать приобретенное в пользу тех, кто готов и может ею управлять в конкурентной рыночной среде. Кстати, среди и нынешних  собственников есть достаточно умных и хватких управленцев (они совсем не законопослушны, высокоморальны и гражданственны, но это совсем другая песня), которые смогут сохранить и даже увеличить размеры своих активов и в новых условиях. Так или иначе, все собственники и в первую очередь крупные собственники – и тут мы переходим к принципиально важному - должны будут согласиться на совершенно иную, прогрессивную систему налогообложения. Именно, при такой системе, когда крупные собственники должны будут регулярновыплачивать значительные налоговые суммы будет решена и проблема легитимности российского бизнеса. Вряд ли можно придумать, какой-либо иной нереволюционный, остающийся в рамках рыночной экономики способ решения этой задачи раз и навсегда.
Гайдар и Пионтковский – представители двух различных политэкономических философий – дружно сошлись на игнорировании той стратегической роли, которую могла бы сыграть налоговая система в преобразовании России. С одной стороны, утвердилось неолиберальное представление о необходимости и первоочередности низких налогов как предпосылок роста, с другой, - вопрос с налогообложением видится как частный бухгалтерский вопрос. Да и для всех платить налоги – не большая радость. Но, собственно, в последнем и заключается их главная сила, дающая о себе знать, если мы соглашаемся, как представляется, с очевидным принципом – государство должно содержаться на наши налоги. А от того насколько нам покажется целесообразным терпеть «налоговую боль» и будет зависеть размер государства, которое мы добровольно выберем для себя.
Принятие этой идеи потребует определенной революции в сознании отдельного гражданина и всего общества в целом, а также революции в организации государства, ибо мы не привыкли платить налоги и наша налоговая система не отстроена должным образом. Уже одно это, по всей видимости, может явиться в глазах многих доказательством нереалистичности предлагаемой здесь идеи. Но надо трезво признаться самим себе: нам предстоит такая грандиозная по своему масштабу работа по переделке России, которая легко смутит прагматика-реалиста и без налоговой революции. Так что, этот аргумент не слишком убедителен, без сопутствующего признания вообще невозможности кардинального преобразования России.
Идея необходимости нового общественного договора постепенно пробивает себе дорогу. И глубокая налоговая реформа - наряду, скажем, с переходом к парламентской форме правления – вполне могла стать его частью. Более того, не представляю себе какой-либо иной путь ее осуществления.
В Соединенных Штатах, где, казалось, давно должны были бы отгреметь все споры вокруг базисных подходов к налогам, их справедливости, разумности тех или иных налоговых ставок, тем не менее, по-прежнему возвращаются к этим темам. Поскольку подобные споры неизбежно вспыхнут  и у нас, стоит поближе познакомиться с американскими дискуссиями по налогам. В своем блоге я уже касался их (здесь и здесь),  продолжу это делать и в дальнейшем.


суббота, 27 октября 2012 г.

Работала ли мать Тереза ради прибыли?

В прошлый четверг бывший госсекретарь и председатель Комитета начальников штабов Колин Пауэлл в республиканских администрациях отца и сына Бушей и сам видный член этой партии официально объявил о своей поддержке переизбрания президентом Обамы.

В тот же день тоже не самый последний член республиканской партии Джон Сануну, бывший губернатор, сенатор и глава аппарата Белого дома у Буша-отца, а сейчас один из сопредседателей избирательного штаба Ромни, незамедлительно отреагировал на эту новость. Пауэл поддержал Обаму, прокомментировал Сануну, потому что естественным образом гордится за него, так как оба принадлежат к одной расе.

Выступая по каналу MSNBC, бывший глава аппарата Пауэлла   полковник в отставке Лоуренс Уилкерсон высказался на сей счет таким образом: "Предположить, что Колин Пауэлл мог поддержать президента Обаму из-за цвета кожи - это равнозначно, как если сказать про мать Терезу, что она занималась своей деятельностью ради прибыли". 

И далее он вынес следующий приговор республиканской партии: "Моя партия, к сожалению, является бастионом для таких людей - в ней не только такие люди, но их большинство, - которые по-прежнему определяют свои позиции расовыми соображениями. Позвольте мне быть откровенным. Моя партия переполнена расистами, и реальная причина, почему значительная часть моей партии хотела бы убрать президента Обаму из Белого дома не имеет никакого отношения к тому, кто Обама как личность, не имеет отношения к его компетентности как главнокомандующего и президента, и имеет самое прямое отношение к цвету его кожи. И это омерзительно".

Напомните мне, какое у нас столетие на дворе и не приснился ли нам всем интернет с "айпэдами"... 

Сануну поспешил официально взять свои слова обратно. Этот прожженный политик - не ребенок, которому стало стыдно за свои слова. От сказанного им тень ложилась на кампанию Ромни, и этого допустить было нельзя. А в остальном - business as usual.

Опрос общественного мнения, который организовали три крупных американских университета, показал, что за четыре года президентства Обамы расистские настроения против черных подскочили с 49% до 56%, а против "латинос" сейчас они составляют 57%. По оценке исследователей, только из-за цвета своей кожи Обама может получить до 5% голосов меньше на предстоящих выборах. И справедливости и точности ради надо отметить, что это исследование обнаружило негативное отношение к черным не только среди республиканцев, хотя и больше среди них - 64%. Такие настроения отмечены и среди 55% демократов и 49% независимых. Либеральное интернет-издание The Huffington Post, сообщая о результатах этого исследования, не без некоторого удивления заключило: половина страны - расисты.

... Где-то на ранней стадии нашего оппозиционного движения возникла вера, что, мол, дайте нам на две недели свободный доступ к телевидению, и мы перевернем страну. Простых решений не бывает. И оппозиция, похоже, от этой телеиллюзии уже освободилась, но не от иллюзий в принципе. Если бы она повнимательнее присматривалась к американскому опыту и не только его политико-экономическому глянцу и гламуру, то, быть может, могла бы получить пищу для серьезных размышлений. Есть очень много упований на утверждение электоральной демократии и рыночной экономики как рычагам в перевороте массового сознания, формировавшегося веками. Но пример Америки в этом смысле, как мы видим, не самый обнадеживающий. Круг идей оппозиции должен быть расширен. Но не таким образом, как получается у нашего молодого "продвинутого" политика-миллиардера, выступившего со сногсшибательной новацией - упразднением национальных республик.

Другие материалы по теме:

Какой вам больше нравится Обама - белый или черный?

Зато у них негров линчуют... Часть 2.







пятница, 26 октября 2012 г.

Зато у них негров линчуют... Часть 2.


«Шутник» из калифорнийского городка Морено Вэлли некий Эдди Миллион следующим образом подготовился к Хэллоуину.  Он надел на чучело маску с лицом Обамы и повесил это «остроумное» сооружение у себя во дворе на дереве. Вот таким образом:



Лишенные столь тонкого чувства юмора сотрудники секретной службы безопасности, охраняющей президента, решили испортить Миллиону праздник Хэллоуин своим внезапным посещением «шутника». Визита оказалось достаточно, чтобы Миллион быстро сдулся: «Я никого не собирался обидеть. Это было всего лишь праздничным украшением».

Угрозы президенту считаются в США серьезным федеральным преступлением, которое карается длительным сроком заключения. Г-н Миллион, скорее всего, действительно не совсем ловко шутил. Но, вот, старший сын Митта Ромни Тэгг не шутил, а говорил прямым текстом в ходе интервью на одной радиостанции, что во время  вторых дебатов он хотел выскочить на сцену и ударить президента за то, что он назвал его отца лжецом (формально Обама прямо не называл Ромни лжецом, а утверждал, что тот говорит неправду). Вы, наверное, удивитесь, но секретная служба к Тэггу не наведалась. Хотя это нетрудно было бы сделать, ибо ее сотрудники сейчас охраняют и его отца.

Кстати, как раз во втором туре дебатов президент буквально сказал следующее: «У губернатора Ромни нет никакого плана из пяти пунктов. У него есть план, состоящий из одного пункта. И суть этого плана в том, что люди наверху играют по другим правилам».

P.S. После третьего тура дебатов, когда оба их участника еще находились на сцене, Тэгг подошел к президенту и извинился за... ну, конечно, неудачную «шутку». Президент с удивлением, как отметила наблюдавшее за этим пресса, шепнул что-то на ухо Тэггу. Позднее представитель избирательного штаба Ромни подтвердил, что это были слова прощения. Да, что-то туговато стало с юмором в США.

Другие материалы по теме:

Зато у них негров линчуют

"Жирные" - за Ромни, умные - за Обаму

Вот список главных организаций доноров избирательных кампаний Обамы и Ромни. Организации сами напрямую никого не спонсируют, и эти данные отражают взносы от сотрудников организаций. Вряд ли следует добавлять, но добавлю: их, естественно, никто из "начальства" не понуждает помогать тому или иному кандидату.


Ну что сказать? Если то, что видят в таблице глаза, передавать словами, звучит, как бесстыжая пропаганда, не смотря на, что это правда. Смеюсь и формулирую кратко: за Ромни - "жирные коты" с Уолл-стрита (крупнейшие банки), за Обаму - мозги и инновации (Калифорнийский и Гарвардский университеты,  Майкрософт и Гугл).

четверг, 25 октября 2012 г.

Америка – это не Россия. Часть 2


Генеральный прокурор штата Техас, член республиканской партии, направил очень любопытное письмо в Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ).

ОБСЕ делегирует 44 наблюдателя на президентские выборы США в ответ на просьбу двух крупных американских правозащитных организаций NAACP и ACLU.  Эти организации высказали опасения, что на избирательных участках будет проходить массовая попытка помешать законным избирателям проголосовать за Обаму на том основании, что у них нет документов, подтверждающих право на участие в выборах.

Это часть большой и давней кампании правых организаций, пытающихся ограничить участие в выборах потенциальных избирателей нынешнего президента и представляющих самые бедные слои американского населения. Соответствующие изменения в законах, которые пытались протащить через местные законодательные собрания правые организации, были в целом успешно оспорены в американских судах, но это пока не остановило такую структуру как «чайная партия» от попытки дезорганизовать избирательный процесс в пользу Ромни. Аффилированная с ней организация True The Vote собирается отрядить на избирательные участки целую армию своих наблюдателей якобы для вылавливания «незаконных» избирателей, что и стало поводом для обращения в ОБСЕ.

Так вот, о письме в ОБСЕ генерального прокурора Техаса Грега Эббота. В нем он предупреждает: «Это может быть уголовным преступлением со стороны представителей ОБСЕ, если они будут находиться в радиусе 100 футов (30 метров) от входа в избирательные участки. Несоблюдения этих требований представителями ОБСЕ будет означать нарушение закона штата, и они могут быть подвергнуты уголовному преследованию». Далее, прокурор пояснил, что американская избирательная система имеет давнюю и славную историю, и если представители ОБСЕ хотят с ней познакомиться поближе, чтобы улучшить процедуры выборов у себя дома, то милости просим. Но милости просим исключительно, так сказать, на «мастер-класс» электоральной демократии.

Америка – очень разная. И у ней действительно есть чему поучиться, в том числе  организации политического процесса (см., например, здесь). Но в данном случае она преподает самый плохой урок, который только возможно, для слабых демократий и автократий. Можно не сомневаться, что эта история получит достойное освещение и на НТВ, и на Russia Today. А это будет весьма сомнительная честь. Короче, дело Чурова живет и побеждает на американской земле.

Другие материалы по теме:


среда, 24 октября 2012 г.

Ставки России на выборах президента США 2012 г.


В России по-разному следят за президентской кампанией в США. Кто-то из чисто спортивного интереса: вроде того, кто возьмет верх - «Манчестер Юнайтед» или «Челси». Кто-то болеет по идеологическим соображениям – обычно это те, кто отдает предпочтение Ромни. Но не мы будем принимать участие в избрании президента США, потому и определяемся в выборе «своего» кандидата достаточно абстрактно.

Однако, исход этих выборов может иметь более серьезные последствия для России в отличии от того, что, как правило, происходило в прошлом. И нам по вполне объективным причинам может оказаться не все равно, кто сейчас займет президентское кресло в США.

Любой пргностический анализ – всегда дело спекулятивное и ненадежное. Но также, как и, скажем, при попытке определить, кто победит на стометровке на Олимпийских играх, мы стараемся опереться на формальные показатели (лучший результат, одержанные недавно победы, состояние формы и т.п.), давайте попробуем и в данном случае нащупать такие же формальные признаки, по которым стоит «болеть» за определенный результат на выборах 2012 г.

Прежде всего, надо иметь в виду, что это не совсем обычные выборы и для самих американцев. Все дело в экономическом кризисе 2008 г. Если в ближайшие четыре года произойдет ощутимый для избирателя перелом в экономической ситуации, то тот, кто будет президентом в это время, а также его партия будут считаться национальными спасителями, вне зависимости от того, в какой мере они реально внесли вклад в восстановление экономики. В глазах американцев это восстановление будет прочно связано либо с именем Обамы, либо - Ромни. В случае переизбрания Обамы это будет означать, что через четыре года на следующих выборах преимущество окажется за демократами, и они сохранят за собой Белый дом. Если сейчас победит Ромни, и экономика пойдет вверх, то ему будет гарантировано переизбрание на второй срок. Короче, на этих выборах может решаться вопрос, представитель какой из двух партий будет президентом в течении, как минимум, восьми лет, но может даже и двенадцати-шестнадцати.

Что же будет происходить с Россией в эти ближайшие восемь лет? Никто с точностью сказать не в состоянии. Но, думаю, вряд ли внимательные наблюдатели того, что происходит сейчас, сомневаются в неизбежной беспокойности и нестабильности открывающейся перед нами перспективы. (Как раз сегодня с тревожными прогнозами такого рода выступил Центр стратегических разработок. О его докладе можно посмотреть здесьи здесь). Если это так, то мы – как бы ни стали развиваться события и в какую бы сторону нас ни потянуло – заинтересованы в двух вещах: в большей предсказуемости действий США как лидера западного мира и в большей выверенности в их действиях.

По поводу одного двух мнений быть не может: Ромни – новичок во внешнеполитических делах, ему еще предстоит пройти свои внешнеполитические «университеты». То, что он их, как это всегда бывало с американскими президентами, редко приходящими в Белый дом со знанием мира, закончит успешно, - сомнений нет.  Но на прохождение «университетов», во-первых, уйдет драгоценное время, а при складывающейся сейчас в России обстановке значение будет иметь каждый месяц-квартал. Во-вторых, ошибочные действия Ромни в это время могут привести к инерции, которую потом будет сложно переломить. В-третьих, неизбежно в начальный период будет велика роль внешнеполитических советников Ромни. Если судить по тем специалистам, которых привлек к себе Ромни, это жестко идеологизированные политики, которые будут меньше рефлексировать в отношении выбора жесткого курса на противостояние с Россией. Неоднократные высказывания Ромни о России как главном «геополитическом противнике» США – отражение воззрений этих советников. Надо трезво отдавать себе отчет в том, что втягивание США и Запада в прямую политическую конфронтацию с Россией не будет содействовать благоприятным в ней переменам, но только станет играть на руку самым реакционным силам внутри небольшого ядра властной элиты России.

Как минимум, дважды в послевоенное время первый период пребывания у власти в США новой администрации приводил к резкому обострению отношений с нашей страной. Так было, с администрацией Кеннеди, когда разгорелся самый опасный кризис за всю историю «холодной войны», карибский или кубинский - его очередную годовщину мы «отмечаем» в эти дни. Так было с администрацией Картера, прямолинейность которой в самые первые месяцы пребывания у власти, хотя и ненадолго, остудило идущий в те годы процесс разрядки.
Предвижу вскрики: ага, оба этих президента – демократы, а у нас лучше отношения складывались именно с республиканцами. Эта легенда, что для нас лучше республиканцы, родилась в период разрядки именно после болезненных идеологических столкновений с администрацией Картера по вопросам о правах человека (тогда права человека ставились в кавычки). В реальности динамику советско-американских отношений вовсе не определяла партийная принадлежность американских администраций. Собственно с 1968 г., когда Москва и закрутила процесс разрядки, по 1992 г. ей пришлось иметь дело только с одной демократической администрацией – Картера.

Но вот парадокс – именно сейчас партийность администрации будет иметь реальное значение. Последний раз такое было в 1964 г., когда демократ Джонсон победил крайне правого республиканца Голдуотера. После его поражения внутри республиканской партии начались перемены, вследствие которых ее политические позиции сдвинулись к центру и что, кстати, обеспечило ей в дальнейшем электоральные успехи.

Ромни – отнюдь не «ястреб» Голдуотер, своей воинственностью испугавший даже американцев. Ромни – фактически чужак в собственной партии. С его кандидатурой республиканская партия, откатившаяся на откровенно экстремистские и даже иррациональные позиции (она, как другая небезызвестная нам партия, всемерно боролась за поражение собственного правительства в войне, но только войне экономической)   была вынуждена смириться с ним за неимением лучшей альтернативы.

Но это вовсе не значит, что Ромни – политический прагматик. Как показала его избирательная кампания, это не человек убеждений. Он их готов легко менять в зависимости от той или иной конъюнктуры,  которая создает опасности или проблемы лично ему. Между тем, прагматизм в политике – это вовсе не отсутствие убеждений как таковых, не политическая всеядность, а готовность смотреть на национальные интересы и отстаивать их, не ориентируясь на жесткие идеологические конструкции. Если в чем Ромни и сумел убедить, так это в своей готовности подстраиваться под доминирующие сейчас в республиканской партии экстремистские настроения.

В отличии от республиканского претендента на Белый дом его нынешний хозяин – с одной стороны, прагматик, с другой, - «прагматик плюс», то есть способный на нестандартные и даже не всегда популярные решения (его политика в отношении революции в Ливии – яркий тому пример). Можно спорить насколько успешной была его стратегия «перезагрузки» в отношении России, но этот был тот случай, когда стратегия формулировалась прежде всего ради достижения очень частных, тактических результатов. В принципе в отношении России имеется много вариантов, как все значительно ухудшить, но очень мало, как все, нет, не улучшить, а хотя бы не безнадежно осложнить.

Обама для России не просто более предсказуем потому, что для ее руководства он не представляет из себя уравнение со многими неизвестными, но предсказуем как человек, не склонный к импульсивным, скоропалительным шагам (опять же избирательная кампания свидетельствует в отношении Ромнии, к сожалению, о противоположном).
Нынешнего американского президента окружают вменяемые внешнеполитические советники, с которыми у их российских визави уже сложилась определенная и понятная модель взаимодействия, которую только предстоит выстраивать с новыми людьми, если на выборах победит Ромни. Это еще один фактор нестабильности в ситуации, когда «чересчур много» стабильности быть не может.

Если же заглядывать за горизонт четырех лет, то на сегодня наиболее вероятными сменщиками Обамы являются его вице-президент Байден (в прошлом председатель сенатского комитета по международным делам) и нынешний госсекретарь Хилари Клинтон.  Опять же, как к ним не относится, это люди, хорошо разбирающиеся во внешней политике и хорошо изученные нашими правительственными экспертами. Дополнительный плюс с точки зрения сохранения стабильности.

В попытке представить, кто окажется лучше для России, - Обама или Ромни ничего нельзя утверждать с абсолютной уверенностью. Мы имеем дело с ситуацией, прекрасно описанной в бессмертной формуле бывшего министра обороны США Доналда Рамсфелда: «Есть вещи, которые мы знаем. Есть вещи, о которых мы знаем то, что мы их знаем. Мы также знаем, что есть вещи, про которые мы знаем, что мы о них ничего не знаем». И если это так в рассматриваемом вопросе, а что это так для меня несомненно, то мой «голос» - в пользу Обамы. Если Россию ожидают бурные события, то оценка возникающих рисков предполагает, что в интересах России - равно как и стратегических интересов США - получить такого человека и политика как Обама в качестве американского президента на предстоящие четыре года.

Прогнозы в отношении исхода выборов

Основное внимание сейчас сосредоточено не на общенациональные опросы общественного мнения США, а на опросы в отдельных штатах. Опросы на уровни штатах дают более корректную картину того, с каким результатом закончатся президентские выборы.

Все дело в том, что президент США избирается не напрямую. За каждым штатом закреплено определенное число выборщиков, и на выборах 6 ноября первоначально идет определение тому, сколько выборщиков - их всего 538 - по итогам победы в каждом штате получат кандидаты в президенты. Такая система не исключает, что по числу проголосовавших впереди может быть один кандидат, а победить, как и положено по конституции, - другой. Последний раз так произошло на выборах 2000 г., когда демократ Гор набрал на полмиллиона голосов больше, но победа досталась Бушу, ибо он получил на пять голосов выборщиков больше (результаты тех выборов можно посмотреть здесь).

Согласно последнему опросу Reuters/Ipsos, Обама опережает Ромни на 1% (соотношение 47% к 46%) в общенациональном опросе. Однако опросы на уровне штатов дают совсем другую картину - крупную электоральную победу Обамы. Он набирает 332 голоса выборщиков, а Ромни - 206. Ниже можно посмотреть карту, где синим отмечены штаты, достающиеся Обаме, а красным - Ромни.  На карте помечено и сколько выборщиков закреплено за каждым штатом.



Естественно, это только прогноз, один из некоторых. Оба кандидата в этой оказавшейся очень равной "гонке" предпринимают отчаянные усилия в последние дни перед 6 ноября переломить
в свою пользу настроения избирателей. Сейчас наблюдатели отмечают, что команда Ромни пытается использовать успешную тактику команды Буша, которая всеми средствами демонстрировала, что, якобы, победа точно за ними и тем самым отчасти сумела повлиять на избирателя.

вторник, 23 октября 2012 г.

Третий раунд президентских дебатов: итоги


В последнем туре дебатов, посвященных внешнеполитической проблематике, Обама как президент имел преимущество. Он продолжил наступательную линию, которую сумел навязать оппоненту на предыдущих дебатах. Ромни выглядел несколько менее уверенно. В принципе внешняя политика не самая сильная сторона Ромни, и это было заметно. Кроме того, Ромни старался избежать западни, когда повышенная агрессивность с его стороны могла быть воспринята избирателем как пугающая чрезмерная воинственность. Вместе с тем, ни один из кандидатов не совершил каких-либо ошибок.

Россия не стала предметом больших дискуссий, хотя и была упомянута. Обама напомнил Ромни, что тот назвал ее главным противником США. Ромни дал задний ход и постарался уточнить, что имел в виду другое - Россия остается "геополитическим противником номер один" для США. Вряд ли подобная нюансировка покажется понятной среднему американцу. Следящие за дебатами группа неопределившихся избирателей на канале CNN эту идею встретила, насколько можно судить, без большого энтузиазма. 

Обама уверенно победил в этой последней "дуэли", согласно опросу CNN: Обама - 48%, Ромни - 40%. По версии CBS, президент провел дебаты даже большим преимуществом: Обама - 53%, Ромни - 23%. 

Но совершенно очевидно, что этот тур дебатов не станет поворотным моментом избирательной кампании. Избирательная кампания вышла на свою последнюю стадию – до дня выборов осталось две недели и ни одного события, которые могли бы существенно сдвинуть настроения избирателей в сторону того или иного кандидата.

Комплексная прогностическая модель Нэйта Силвера по-прежнему показывает, что Обама побеждает с вероятностью  67,6%.  Чтобы победить,  кандидату надо набрать 270 из 538 голосов выборщиков. По опросам общественного мнения, Обама с небольшим преимуществом опережает Ромни в ряде штатах, за которые все еще идет упорная борьба: Огайо, Висконсине, Неваде и Айове. Обаме достаточна победить в первых двух штатах плюс либо Неваде, либо Айове, и он пересекает черту в 270 голосов. На сегодня путь к 270 голосам выглядит все же несколько проще для Обамы, чем Ромни.





понедельник, 22 октября 2012 г.

Гайдар и "чилийский опыт"

В  общественном сознании прочно укоренилось представление о "гайдаровской команде" как о российской версии "чикагских мальчиков". Хотя, когда говоришь "принято думать" в 99 случаях из 100 это не будет соответствовать действительности. Но в данном случае это действительно так - "гайдаровская команда" руководствовалась той же экономической философией Фридмана-Хайека, что и "чикагские мальчики," и отчасти, будучи во власти, повторили их судьбу (см. здесь).

Но вот попытка пойти дальше и приписать им очарованность "чилийским опытом" в пиночетовскую эпоху, скорее всего, все же не будет правдой. Как думается, они, несомненно, приглядывались к тому, что происходило в Чили и в других местах, где осуществлялись неолиберальные реформы, но "влюбленностью" к пиночетовскому эксперименту в его тотальности поражены не были. 

И в первую очередь это видно на примере самого Гайдара. Мне показалось любопытным посмотреть, как часто он обращается к нему в своих основных работах: "Гибель империи",  "Долгое время. Россия в мире:очерки экономической истории","Государство и эволюция", "Дни поражений и побед", "Развилки новейшей истории России", "Смуты и институты".

Чили упоминается вообще только в двух первых перечисленных работах. (Конкретно, как именно, можно посмотреть ниже. Поскольку немного, приводится полностью). Уже, что так мало о Чили - говорит о многом.  Три сюжета: роль добычи меди, пенсионная реформа и, наконец, более интересный для нас третий сюжет- исключительный случай пиночетовской диктатуры, при которой экономические реформы упорно проводились, но которая в своем стремлении обезопасить себя в будущем не отличалась от других диктатур.

Еще более откровенно Гайдар высказался о Пиночете и его модели как примере для России в одном из своих интервью от 23 сентября 1998 г.: " Культ личности Пиночета, который начинает формироваться буквально на глазах (такое впечатление, что конную статую скоро поставят), на самом деле страшен диктатор придет и со всеми разберется. Можно напомнить, что Пиночет — это 40 тысяч погибших в стране, население которой в 15 раз меньше России. Интеллектуально либеральную политику проводить нетрудно, суть ее предельно проста — вводится максимально равное простое регулирование и в максимальной мере ограничиваются всякие исключения, порождающие коррупцию и злоупотребления. Это просто и эффективно, но для этого необходимо устранить влияние мощных групп интересов, которые существуют в любом обществе. Пиночет сумел заблокировать влияние таких групп интересов. Hо мы видели в Латинской Америке десятки коррумпированных диктатур, и почему в России с ее историей мы вытащим именно этот уникальный чилийский билетик? Кто сказал, что нас ждет пиночетовский вариант диктатуры? Где в нашем историческом опыте основания на это надеяться?"

Как говорится, комментарии излишни. 

Есть две принципиальные причины, по которым чилийский опыт и помимо его диктаторского компонента в начале 90-х гг. не мог служить для нас лоцманской картой. 

Первое. Намечавшиеся у нас реформы должны были проводиться в стране, в которой не было основополагающих институтов рыночной экономики, начиная с института частной собственности. Их  просто надо было создавать с нуля. Это порождало абсолютное иное качество задач, чем те, которые стояли перед, к примеру, странами Латинской Америки - пионерами неолиберальных реформ. 

Второе. Срочная и масштабная приватизация, которая должна была быть проведена в постсоветской России (поясню, почему срочная: она бы в любом случае началась и уже стала развертываться явочным порядком - здесь особого выбора не было). В истории вообще не было примера решения задач такого уровня. И уж тем более, нелепо рассматривать маленькую и существенно менее богатую Чили в качестве показательной модели.

В одном "чилийский опыт" был изучен не слишком внимательно или с привычным для нас шапкозакидательством. Угроза коррупции, эпидемии коррупции, которая распространялась "с головы", явно не оказалась в фокусе внимания реформаторов. И за это невнимание мы заплатили несколько больше, чем могли. Да, всего лишь несколько больше, ибо избежать ее "девятого вала" у нас объективно не было никакой возможности.


 "Гибель империи"

Как было сказано выше, лидеры авторитарных режимов нередко искренне убеждены в том, что они пришли навсегда. Однако ощущение временности, неустойчивости – характерная черта этого способа организации власти. Даже когда подобные политические структуры формируются при общественной поддержке, обусловленной разочарованием общества в некомпетентных и коррумпированных политиках, пришедших к власти на основе демократических процедур, со временем они начинают восприниматься обществом как нелегитимные, начинается обсуждение путей и сроков восстановления демократических институтов. Когда такие дискуссии становятся значимыми, выясняется, что и лидеру режима, и его ближайшему окружению не просто выстроить то, что называется «стратегией выхода», – набор действий, обеспечивающих их свободу, безопасность и благосостояние после ухода от власти.

Эту проблему хорошо иллюстрирует пример А. Пиночета, одного из самых эффективных диктаторов XX в., проводившего разумную экономическую политику, заложившего основы чилийского «экономического чуда». По его инициативе были внесены соответствующие поправки в чилийскую Конституцию, которые должны были обеспечить его безопасность после отставки. Опыт показал: это не помогает.

А. Пиночет был не первым диктатором, задумавшимся о том, как решать эту проблему. Осознание ее реальности стимулирует распространение коррупции в кругах, близких к верхушке авторитарного режима. Нестабильность положения, ненадежность власти заставляют правящую элиту ориентироваться на короткую перспективу. История не знает случаев, когда бы череда авторитарных правителей уважала права собственности. Статистика демонстрирует взаимосвязь между устойчивостью существования демократической системы и надежностью гарантий контрактных прав.

Есть и государства, не имеющие долгосрочной демократической традиции, сумевшие эффективно управлять ресурсным богатством (Ботсвана, Чили, Малайзия, Маврикий). Но, как показывает опыт, создать демократические установления там, где велика роль природной ренты, труднее, чем в странах, где этот фактор риска отсутствует.

Нефть в этом отношении не уникальна. Медь, динамика цен на которую имеет ключевое значение для Чили, Папуа–Новой Гвинеи, Заира и Замбии – следующий по объему оборота мирового рынка за нефтью сырьевой ресурс, также преподносит странам, являющимся его экспортерами, немало сюрпризов. Но значение нефти для мировой экономики больше.

К концу 1970-х годов чилийский платежный баланс и государственный бюджет сильно зависели от динамики цен на медь. В 1976 г. доходы от экспорта меди составляли более 50% его объема. В 1980-х годах эта доля по-прежнему была высока (примерно 40%). До начала 1990-х годов выплаты государственной медной компании составляли 20% доходов бюджета. Тем не менее чилийское правительство отказалось от реализации масштабных инвестиционных проектов, направленных на диверсификацию национальной экономики. Вместо этого оно создает институциональные основы развития конкурентоспособных производств в отраслях, не связанных с медью, формирует хорошо управляемый стабилизационный фонд, не допускает резкого укрепления курса национальной валюты, обеспечивает условия для беспрецедентного в Латинской Америке конца XX в. экономического роста.

 "Долгое время. Россия в мире:очерки экономической истории"

Сильный авторитарный режим А. Пиночета в Чили, столкнувшийся с подобным сочетанием неблагоприятных факторов в конце 1970-х — начале 1980-х годов (роль важнейшего экспортного товара здесь играла медь), оказался способным реализовать программу стабилизационных мер, сохранив политическую стабильность.

Например, экономическая политика правительства С. Альенде в Чили также была ориентирована на ускорение роста за счет отказа от ортодоксальных моделей, снятия финансовых ограничений, накачки экономики деньгами. Именно это привело страну к глубокому политическому и экономическому кризису, из которого потом пришлось выбираться в течение десятилетий. Но на первом этапе, в 1971 году, такая политика действительно позволила форсировать темпы экономического роста. Характерно, что и в Чили попытки макроэкономических манипуляций были предприняты не на фоне длительной стагнации экономики, а после периода экономической экспансии, вслед за которым последовало снижение темпов развития при падении мировых цен на медь — важнейший товар чилийского экспорта.

Показателен пример Чили — страны, пенсионная реформа в которой вызвала многолетние дебаты о целесообразности и возможности перехода к накопительной системе пенсионного страхования. В 70-е годы XX в. взносы в распределительное пенсионное страхование достигли здесь высокого уровня и стимулировали уклонение от налогов. С 1981 года в Чили перешли к накопительной системе: каждый работающий стал вносить V10 своего заработка на пенсионный сберегательный счет в выбранном им фонде. Еще около 3% заработной платы направлялось на страхование — на случай инвалидности и потери кормильца, а также на управленческие расходы пенсионных фондов. К выходу на пенсию на индивидуальном счете пенсионера накапливаются средства, обеспечивающие достойную жизнь в старости. Дефицит финансовых ресурсов для обеспечения пенсионных обязательств в такой системе по определению невозможен.

Влияние чилийского опыта на представления о путях эволюции пенсионных систем в условиях изменения возрастной структуры населения, разработку программ пенсионных реформ отражает опубликованный в 1994 году доклад Мирового банка. 

Опыт пенсионных реформ, направленных на увеличение доли накопительной компоненты, подобных чилийской, но, как правило, менее радикальных, оказал серьезное влияние на эволюцию пенсионных систем в постсоциалистических странах. 

Характерная черта экономической политики авторитарных режимов — ее ориентация на расходные статьи бюджета, в которых наиболее велика возможность хищения средств. Разумеется, были и исключения (например, Чили при А. Пиночете), но в целом это правило пробивает себе дорогу.

Еще одна характерная черта «закрытых» демократий их склеротичность, негибкость. Откровенно авторитарные режимы и эффективно функционирующие демократии бывают способны на проведение глубоких структурных реформ. Авторитарный режим в Чили при А. Пиночете и устойчивые демократические институты Великобритании при М. Тэтчер — очевидные тому примеры.

Это и происходит сегодня по ряду важнейших направлений. Хотя реформа пенсионной системы, связанная с введением ее накопительной формы, была начата в авторитарном Чили, в дальнейшем именно молодые демократии оказались в числе стран, энергично последовавших по этому пути. 

Другие материалы по теме: