It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

четверг, 31 января 2013 г.

Disney Studios: романтика в жизни "офисного планктона"

Walt Disney Animations Studios выпустила чудный короткометражный мультфильм Paperman, который выдвинут в соответствующей номинации на премию Оскар.

Отодвиньте бумаги, налейте чашечку кофе и устройте себе небольшой перерыв в "крысиных гонках". Смотрите...

http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=aTLySbGoMX0#!









Неравенство в США и Латинской Америке

Эксперт организации Washington Office on Latin America Адам Айзексон составил таблицу, характеризующую уровень неравенства в доходах в США и странах Латинской Америки. Для этого он использовал данные  Экономической комиссии ООН для Латинской Америки и Карибского бассейна и использовал следующий показатель: годовые доходы самой "богатой" квинтили (20%) одной страны разделил на годовые доходы самой "бедной" квинтили. И вот что получилось:





Соединенные Штаты оказались по этому показателю во второй половине списка - между Коста-Рикой и Колумбией. Если сейчас у США этот показатель равен 16, то в 1980 г. он составлял 10,5. Интересно, что Бразилия, демонстрирующая впечатляющие экономические перемены, оказалась в числе самых неблагополучных с точки зрения  неравенства стран Западного полушария. А Венесуэла, возглавляемая с 1998 г. популистским лидером, - в числе самых благополучных.

По данным Всемирного банка, за последние 15 лет более 50 млн. чел. пополнили ряды среднего класса в странах Латинской Америки. Тем самым, впервые рост среднего класса в этом регионе превысил рост бедноты.

среда, 30 января 2013 г.

Кто такие "системные либералы"?


Ответ на этот вопрос мне казался довольно очевидным, особенно после ознакомления с примечательным материалом главного редактора "Еженедельного журнала" Александра Рыклина в подопечном ему СМИ. Но новая статья одного из самых ярких и трезво мыслящих аналитиков Лилии Шевцовой в "Новой газете" на схожую тему обнаруживает, что самоочевидное, как это не редко бывает, не очевидно даже для очень проницательных наблюдателей нашей российской сцены.

По Рыклину, "сислибы" в узком смысле - это чиновники-спецы высокого ранга, работающие в личном контакте с президентом (прежде всего, конечно, Чубайс и люди такого уровня) и потому их число физически не может не быть ограниченно. Они выполняют роль "либеральной обслуги", призванной приукрасить власть "рюшечками и кружевами своих либеральных инициатив". В прикладном смысле они были нужны этой власти, считает Рыклин, однако, больше все же вот для чего: 

"...торговал Анатолий Борисович как раз гипотетическим контролем над этим самым либеральным городским болотом, которое по самой своей природе таково, что однажды, не приведи Господь, может вспучиться идеями свободы и справедливости. И тогда авторитетный Чубайс с не менее авторитетным Сурковым употребят все свое влияние и все свои навыки хитрых и прожженных интриганов и справятся с угрозой". 

В более широком смысле Рыклин относит к "сислибам" куда более многочисленный слой людей, которые заполняют "институты, корпорации, экспертные комиссии и даже целые министерства" и демонстрируют "видимость относительной экономической свободы" на общем фоне жесткости и агрессивности государства во всех сферах.

Шевцова в своем определении того, кто такие "сислибы", само собой, включает категории, упомянутые Рыклиным, но идет дальше и еще больше расширяет круг "сислибов", в том числе за счет того, что можно условно назвать "сислибами де-факто":

"Сислибы-лоялисты обслуживают власть, находясь внутри системы в качестве членов правительства и других исполнительных органов, в роли их советников и членов разнообразных экспертных советов и комиссией, наконец, как представители официальных СМИ. Но помимо них вне рамок правящей системы в российском публичном пространстве действуют влиятельные эксперты, публицисты, писатели и общественные деятели, оппонирующие сегодняшнему Кремлю, которые при этом выражают вполне системные идеи".

К этим "сислибам де-факто" она относит разнообразных, не похожих друг на друга публицистов-экспертов, объединяемых, тем не менее, приверженностью одной стержневой идее - "самодержавия как организации власти":

"Самодержавное мышление проявляется по-разному. Одни пытаются доказать необходимость «хорошей» монополии на власть вместо «плохой» монополии. Другие доказывают необходимость свободы для себя и своего круга и требуют ее ограничения для всех остальных. Самодержавное мышление может вылезать как сектантство, т.е. через отрицание соглашений с нелиберальными силами. Либо как попытки влиять на власть, входя в созданные властью структуры".

Шевцова не квалифицирует таких публицистов-экспертов, зараженных бациллой самодержавия в самых причудливых формах, "сислибами", а, как следует из приведенной выше цитаты, использует расплывчатую формулировку, что они, мол, выражают "вполне системные идеи". Подобная расплывчатость неизбежна, ибо, точно замечая некоторые общие родовые корни концептуальных построений этой, подчеркнем, крайне малочисленной группы публицистов-экспертов и идеологии правящего режима, она вынуждена, однако, объединять плохо объединимое. Даже если говорить о мировоззрении процитированных Шевцовой в статье экспертов, то оно подчас кардинально отличается и сопротивляется сколачиванию их в одну группу по предлагаемому ей признаку.

При всей значимости самодержавно-тоталитарной идеи в идеологии режима она выпукло присутствует  только на одном его фланге и в целом является подчиненной другой более важной идее - сохранения созданной на обломках советской империи схемы контроля над собственностью очень узким слоем, включающем госбюрократов и номинальных бизнесменов. Вот для этой существующей сегодня персоналисткой формы режима самодержавно-тоталитарная идея представляется равнозначна ключевой идее сохранения схемы контроля над собственностью. И уже в этой равнозначности обнаруживается "слабина" нынешнего варианта самодержавно-тоталитарной идеи, которая в своем старом издании не терпела никакой конкуренции. Да и имеющийся силовой инструментарий ее реализации, очевидно, вполне адекватен для того, чтобы искрошить любую "болотную оппозицию", но его, скорее всего, не хватает на то, чтобы подмять всю властвующую и контролирующую собственность элиту и в довесок к ней всю оставшуюся часть страны. 

Тут принципиально существенно и то, что если советско-номенклатурный контроль над собственностью был средством для решения амбициозных глобальных исторических задач, то сегодняшний контроль над собственностью сплавом чиновников и бизнесменов - самодостаточен. Если признаками советской системы были подчеркнутая аскеза и изоляционизм, то преобладающими признаками постсоветской системы стали демонстративное эпикурейство и космополитизм.

Весьма показательно, что в материале Рыклина как-то так получается, что самыми яркими примерами "подвигов" режима оказалось пресловутое "раздербанивание" империй ЮКОСа и "Моста" (неполный список из других славных деяний - дети Беслана, "Норд-Ост", отмена губернаторских выборов - помещается в одной строке). Иными словами, вне зависимости от желания и истинных взглядов Рыклина выходит, что в  оценке установившегося режима главным оказывается его сочувствие проигравшей стороне во внутриэлитных конфликтах вокруг собственности, а не ее природа и характер в постсоветской России.

Так кто же такие "сислибы", с моей точки зрения? Моя всеобъемлющая формула, определяющая принадлежность к семейству "сислибов", такова: это люди, для которых важна и "севрюжина с хреном" и "конституция", но отношение к последней всецело окрашено необходимостью доступа к первой. По определению с учетом того, что представляет из себя экономика страны (об этом см. предыдущий пост), к "сислибам" приходится отнести весь так называемый "креативный класс", который на деле ничего не "креацирует", а питается подчас даже увесистыми, но все же объедками со стола контролирующей собственность элиты. Этот класс жирует на сложившемся у нас режиме и потому незаинтересован в его смене, хотя и не возражает против определенной модернизации, не ставящей сложившиеся экономические порядки под угрозу со стороны "серых масс".

Далек от мысли скатываться к упрощениям и причислять персонально Рыклина, кстати, баллотировавшегося, хотя и не прошедшего в Координационный совет оппозиции (КСО) по списку либеральных сил, к "сислибам". Персонально люди, выходившие на Болотную и Сахарова, - также довольно разные по своим взглядам и позициям. Но в целом, если судить по практическим шагам, "болотная оппозиция" и КСО - это типично "сислибские" феномены. Вся их, на первый взгляд, странноватая сфокусированность на "честных выборах", на призывах к принятию "Акта Магнитского", а затем критике "антимагнитского закона" и при этом почти полном игнорировании по-настоящему масштабных проблем страны свидетельствует, что они выступают во внуриэлитном противостоянии в качестве инструмента тех сил, которые видят в нынешней персоналистской форме режима потенциальную угрозу сути этого режима и допускают смену именно и только его персоналистской формы. Оппозиция подобного рода, опирающаяся преимущественно на "креативный класс", не слишком серьезна как самостоятельный политический аргумент, но важна для легитимизации самого дорогого для российской элиты - ее места в западном мире, куда и выводятся заработанные внутри страны капиталы. 

Если трактовать смысл "Акта Магнитского" буквально, то этот закон предполагает развертывание второй "холодной войны", в чем, безусловно, США никак не заинтересованы, даже если она будет ограничена тем, что селективно должна затрагивать только элиту. В реальности острие "Акта Магнитского", несмотря на всю его антикоррупционную и отсюда, казалось бы по логике, антирежимную риторику, направлено также в основном против нынешней персоналисткой формы режима. Акт - это своего рода предупреждение властвующей и хозяйствующей элите России, но более конкретно - призыв к еще колеблющимся внутри нее задуматься о необходимости перемен и занять вполне определенную сторону в нарастающем внутриэлитном противостоянии. Вот в чем причина, по которой принятие этого акта так энергично продвигалось некоторыми российскими деятелями (замечу попутно, что г-н Браудер - духовный отец акта, как рыба в воде, кружившийся до не давнего в России со всеми ее прелестями  - типичный заморский попутчик "сислибов", также, думается, не против сохранения ее постсоветской экзотики).

В заключении обращу внимание на следующий парадокс, который, возможно, сыграет свою роль в определении исхода намечающегося внутриэлитного противостояния. Пока Россия не завязла еще в экономическом кризисе, "некреативным классам" приходится объективно опасаться поражения существующей персоналисткой формы режима. Последний во многом опирается на поддержание социальной стабильности проведением не слишком продуманной на долгосрочную перспективу популистской политики. Она неизбежно впоследствии ударит рикошетом по самым социально беззащитным слоям населения. Но дело-то в том, что в настоящее время, если судить по ведущимся дискуссиям, единственной альтернативой ей является не политика сбалансированного учета интересов всех групп населения, а политика жесткого ограничения социальных расходов, наш вариант бюджетного austerity, при минимальных или даже нулевых налогах на мультимиллионные доходы. Приверженность неолиберальной идеологии - еще один признак "системных либералов".


Другие материалы по теме:



И "Акт Магнитского" и его поддержка в России - ошибка

Кампания против "антимагнитского закона": где грань между борьбой со злом и спекуляцией?






вторник, 29 января 2013 г.

Тягостная картина российской экономики в исполнении ЕБРР

В самом конце прошлого года Европейский банк реконструкции и развития выпустил доклад "Диверсификация в России. Потенциал региональных различий".

Уже в третьем абзаце содержится суровый приговор предпринимавшимся в России усилиям по модернизации страны:


"...можно утверждать, что сегодня экономика России больше зависит от природных ресурсов, чем на рубеже тысячелетий. Значительные инвестиции правительства в поощрение высокотехнологичных отраслей приносят лишь ограниченные результаты. Если Индии и Китаю удалось существенно увеличить долю информационно-коммуникационных технологий в совокупном экспорте товаров и услуг, то в России доля соответствующей продукции практически не изменилась. Высокотехнологичная продукция составляет всего 20% от российского экспорта продукции обрабатывающей промышленности".

Вот как выглядит структура российского экспорта на дистанции в 10 лет (в постоянных ценах):




Совсем грустную картину рисует глава по инновациям. Доклад, в честности, заключает:

"По уровню инновационной деятельности Россия по‑прежнему отстает от других стран, и пока мало что указывает на то, что ситуация вот-вот изменится".

Российские расходы на НИОКР составляют всего лишь около 1% от национального дохода, что существенно ниже показателей развитых стран-членов ОЭСР, хотя и приблизительно на одном уровне с другими странами БРИК.

А вот как выглядит доля экспорта товаров информационно-коммуникационных технологий в общем объеме товарного экспорта:





Страна Курчатова и Келдыша словно спит на ходу, если судить по количеству выданных патентных заявок резидентам:



В докладе констатируется:

"Во всех областях влияние российских публикаций довольно незначительно по сравнению с публикациями Соединенных Штатов, Индии, Китая и Бразилии, что говорит о том, что у России имеются проблемы с качеством научных исследований".


Доля рабочей силы в отраслях обрабатывающей промышленности, непосредственно не
связанных с добычей нефти, газа или других природных ресурсов, в среднем регионе, составляет, как отмечается в докладе, только 10%. "Контролирующий пакет" принадлежит блоку работающих в госсекторе и сельском хозяйстве:



А вот какие данные приводятся про страну, гордившуюся когда-то качеством школьного образования:

"3-5%: доля российских учащихся, получивших высшие оценки по PISA, в то время как у наиболее успешных стран этот показатель составляет от 13 до 25%".

А теперь, может быть, несколько неожиданно отвлечемся от доклада ЕБРР, и процитируем Ирину Богоран, авторитетного российского эксперта по спецслужбам и т.п.  тематике:

"По данным портала Superjob.ru, в компаниях, где трудятся свыше 5000 человек, то есть в довольно больших компаниях, в 52% случаев работодатели ведут слежку за своими сотрудниками. И ненамного лучше обстоит ситуация в секторе среднего и малого бизнеса: там каждая третья компания старается устанавливать контроль за корреспонденцией сотрудников, а также видеонаблюдение. При этом очень часто наблюдение устанавливается добровольно, с согласия сотрудника. Человек приходит на работу, и его просят дать пароли от всех его аккаунтов в соцсетях, мессенджерах, чатах. Многие этому даже не сопротивляются: у людей просто нет выбора, поскольку в противном случае работодатель не возьмет на работу".

Можно по-разному оценивать ситуацию в России, опираясь на материалы доклада ЕБРР. Но вот вопрос, которым нельзя не задаться после ознакомления с докладом: а имеются ли в стране с такой экономикой, такой структурой занятости и такой степенью контроля над работающими в достаточном количестве человеческие ресурсы такого качества, которое позволяет сформулировать заказ на масштабные демократические преобразования, а затем осуществить их..?

понедельник, 28 января 2013 г.

Корреляция между ростом индекса SP500 и уменьшением безработицы


Posted: 23 Jan 2013 05:10 AM PST
Профессор экономики из Мичиганского университета Марк Перри продемонстрировал (не пытаясь выдвинуть какую-либо интерпретацию причин) просто потрясающую корреляцию между ростом индекса SP500 и уменьшением заявок на пособие по безработице в период с начала экономкризиса и по настоящее время.



В несколько меньшей степени эта зависимость наблюдается на более долгой дистанции - с 2000 г.





Зато у них негров линчуют. Часть 3.


Posted: 23 Jan 2013 05:30 AM PST
В инаугарационной речи Обама напомнил об истории борьбы за равенство в разных областях, а Поль Кругман в свою очередь напомнил о том, в какой степени была заражена расизмом страна еще совсем недавно. Он привел данные опросов Гэллапа, которые счел возможно поразительными для американцев. Они будут удивительны и для нас, полагающих в своей просвещенности американцев "политкорректными" до придурковатости, и повторяющих, как мантру, что "а у них негров линчуют..." (то, что начиналось как шутка на неуклюжую контрпропаганду советских властей, со временем переросло и в определенное убеждение, что и степень расизма в США была преувеличена советскими пропагандистами).


На графике показана динамика отношения американского общественного мнения к бракам между белыми и черными. До 80-х гг. (т.е. до того времени пока существовали как физическое явление "советские пропагандисты") менее 40% одобряла такие браки, а более половины стали одобрять только во второй половине 90-х. Даже сейчас такие браки приветствуются вовсе не 100%. 

Здесь есть соблазн увидеть только бытовую сторону: мол, что поделаешь, бытовой расизм, и, слава богу, его стало меньше. Но Кругман правильно идет дальше. Он говорит: страна изменилось со времен "золотой эпохи" республиканской партии, когда во главе государства два срока стоял Роналд Рейган. Расизм пошел на убыль, но одновременно стало уменьшаться и влияние республиканской партии, опиравшейся и опирающейся на политическую поддержку южных штатов. Она так и не сумела разобраться, как ей действовать в этой новой для нее обстановке


Другие материалы по теме:



Византийские упражнения американских экономистов


Posted: 23 Jan 2013 03:51 AM PST
В газете The Financial Times недавно была опубликована статья Лоуренса Саммерса, бывшего ведущего экономического советника в администрациях Клинтона и Обамы, под названием "Положить конец наносящей ущерб мании по поводу дефицита". Название статьи не оставляет сомнений, о чем она должна быть. Но...Настроившись на соответствующую волну заголовком, читатель начинает дергаться, как будто едет в машине, водитель которой каждый раз, когда она набирает скорость, вдруг дергает по тормозам. Первые два абзаца статьи посвящены именно подтверждению того, насколько тревожна ситуация с долгом и бюджетными дефицитами. В чем дело?

Объяснение этому противоречию можно найти в саркастической, но и одновременно в чем-то грустной реплике Поля Кругмана в его блоге:

"Здесь нет никакой загадки - это оговорка (disclaimer) в духе ЯНК: я не Кругман. Это, предположительно, должно послужить установлению доброй репутации Ларри в качестве Серьезного Человека, умиротворить жестких критиков дефицитов с тем, чтобы он мог перейти к существу своей аргументации.

Флаг ему в руки, но я не думаю, что ему удастся уйти далеко. Ибо умиротворить жестких критиков дефицитов невозможно...

...Большинство этих критиков на деле не слишком озабочены дефицитом. В действительности дело тут в их стремлении использовать страхи в связи с дефицитами для того, чтобы вынудить нас уменьшить размеры правительства и порвать "страховочную сетку" социальных программ".

Эндрю Гелман, известный и много пишущий американский специалист в области статистики, язвительно прокомментировал эту реплику Кругмана следующим образом:

"Я не утверждаю, что Кругман здесь не прав, но в то же время не так уж давно он с позиций Очень Серьезного Человека объяснял миру, что Джон Кеннет Гэлбрейт является всего лишь "попсоизвестным экономистом (celebrity economist).., которого никогда серьезно не воспринимали его коллеги по академическим занятиям".

Слов из песни не выкинешь. Пол Кругман достаточно повоевал (см. к примеру, здесьздесь и здесь) с Джоном Гэлбрейтом, своим старшим коллегой, занимающим в общественных дебатах 60-х гг. приблизительно то же место, что и Кругман сейчас. Как тонко заметил Генри Фаррелл, профессор из Университета Дж. Вашингтона, Кругман, нападая на Гелбрейта в своей книге Peddling Prosperity (1994), словно чувствовал себя неловко от возможного и законного своего сравнения с ним и заранее предупреждал, что он-то в отличии от Гэлбрейта не просто популярный автор, но и настоящий экономист, щелкующий математические уравнения, как орешки, и т.п. И взгляды Кругмана на причины имущественного неравенства того времени, в отличии от сегодня, выражали точку зрения, доминирующую среди Очень Серьезных Людей и по сей день. В ней не находится места для признания роли, которую играет осознанное проведение правительством политики, искаженной, по словам "нынешнего" Кругмана, "в пользу боссов".

Справедливости ради, надо заметить, что Кругман в конечном счете признал собственную правоту в той полемике 90-х гг. И, главное, не испугался порвать с когортой Очень Серьезных (и заправляющих политикой) Людей.

Человеческая психология во благо неолиберальной идеологии


Posted: 21 Jan 2013 09:51 AM PST
Чем та или иная идеология завоевывает сердца людей? Не стройностью и логичностью предлагаемой аргументации. Но игрой на человеческой психологии.

Страхи противников "социалистической" (не только в узко марксистком смысле) идеологии, среди прочего, основаны на том, что она обладает значительной популистской привлекательностью в силу специфики человеческой психологии .

Но это отнюдь не значит, что оппонирующие идеологии не обладают чертами, предполагающими их стойкую психологическую привлекательность для масс. Английский блогер Крис Диллон перечислил ряд когнитивных искажений (cognitive biases), которые работают на широкую популярность неолиберальной идеологии: 

(1) Предрасположенность к оптимизму приводит к тому, что люди склонны преувеличивать свои возможности получать в будущем большие доходы, а отсюда они отрицательно настроены против высоких налогов.

(2) Самоуверенность подталкивает людей к убежденности, что получаемые ими доходы являются результатом исключительно их собственных усилий, и они заслуживают их. Отсюда, опять же, они противятся самой идее необходимости уплаты налогов.

(3)  Предыдущие искажения понижают спрос на страховку от безработицы, поскольку такие люди убеждены, что пока они усердно работают, они могут не бояться потерять свое рабочее место.

(4) Выстраивая иллюзорный мир справедливости, люди, склонные к таким когнитивным искажениям, объясняют встречающихся в нем несправедливости тем, что во всем возлагают вину на жертвы несправедливости.  

(5) Предпочтения в пользу существующего положения настраивают людей против радикальных перемен по принципу "лучше известное зло, чем неизвестное будущее".
(6) Фундаментальная ошибка атрибуции заставляет людей преувеличивать значение личностных достоинств и преуменьшать роль внешних, ситуационных факторов, а тем самым считать, что высокие зарплаты боссов полностью оправданы.
(7) Упомянутая выше ошибка может мешать людям осознавать, что неравенство в доходах может проистекать не из различий в уровне интеллекта или усердия, а быть следствием самовоспроизводящегося имущественного неравенства или различий  в несвязанных со способностями  возможностях влиять на достижение конечного результата.


Другие материалы по теме:

К вопросу о честности

Миллиардер--инвестор Баффет - "социалист"


Posted: 21 Jan 2013 09:56 AM PST
Вчера в воскресенье Уоррен Баффет дал интервью на канале CBS, где заявил буквально следующее:

"Я бы сказал, что в стране со среднедушевым ВВП в 50 000 долл. никто не должен быть голодным, ни у кого не должно отсутствовать хорошее образование, никто не должен волноваться о медицинской помощи, никто, знаете, не должен беспокоиться о наступлении старости".

Для некоторых в США - и таких не мало, прежде всего, из закусившей удила республиканской партии,  - это звучит как недекларация здравого смысла, а как прокламация социализма. Не мало и у нас таких, кто полностью заявил бы о солидарности с такой характеристикой.

Мне подумалось, что если это социализм, то капитализмом должно быть что-то прямо противоположное. Ну, например, такое, хорошо знакомое:

"Я пошел в магазин, ты пошел в магазин, мы его не любим - он тоже пошел в магазин... Ты купил, я купил, мы его не любим - он тоже купил. Все купили. Все ходим скучные, бледные, зеваем. Завсклад идет - мы его не замечаем. Директор магазина - мы на него плюем! Товаровед обувного отдела - как простой инженер! Это хорошо? Это противно! Пусть будет изобилие, пусть будет все! Но пусть чего-то не хватает! (добавлю от себя - не для всех, а для кого-нибудь)".


Другие материалы по теме:



Что происходит с бюджетным дефицитом США?


Posted: 20 Jan 2013 04:20 AM PST
Если обратиться к самому последнему опросу Гэллапа от 14 января, то американское общественное мнение, наконец, всерьез забеспокоилось по поводу бюджетных дефицитов. Среди проблем, вызывающих их беспокойство, бюджетные дефициты оказались на втором месте (после состояния экономики в целом) - 20% назвали эту проблему как требующую первоочередного внимания. А безработица оказалась в этом опросе на четвертом месте - только 16% назвали ее в качестве первоочередной.

Сравним эти результаты с опросом более, чем двухгодичной давности. В опросе от 16 ноября 2010 г. 33% опрошенных назвали безработицу самой важной проблемой, и в списке проблем она оказалась на первом месте. В то время как бюджетные дефициты были на пятом месте, и их самой важной проблемой видело всего 9%.

Хотя безработица по-прежнему остается высокой, но за время между двумя опросами она все же уменьшилась с 9,8% до 7,9%. И эта тенденция, видимо, обнадеживает общественное мнение в США.

Накручивание почти истерии вокруг бюджетных дефицитов, запугивание возможностью дефолта в связи с обструкционистской позицией республиканцев по вопросу повышения долгового порога и банкротством США в недалеком будущем произвели должный эффект. Теперь в два раза больше американцев усматривают в бюджетных дефицитах самую серьезную проблему.

Но вот, что прогнозирует специалист Ян Хатциус из ведущего американского инвестиционного банка Goldman Sachs: бюджетный дефицит уже к 2015 г. уменьшится до $500 млрд. долл. и составит 3% от ВВП.

К аналогичному выводу приходит и экономист Билл Макбрайд, разместивший в своем популярном блоге следующий график:


На графике видно, что с 1980 г. федеральный бюджет за исключением короткого периода в конце 90-х - начале 2000-х гг. всегда являлся дефицитным. Самый высокий уровень дефицита бюджета пришелся, естественно, на острую фазу экономического кризиса - самого тяжелого с 20-х гг. прошлого века. Но с тех пор положение с дефицитом довольно резко стало меняться и, как ожидают специалисты, он должен уменьшиться в более, чем три раза по отношению к ВВП.

Не углубляясь в дискуссию, которую ведут сейчас американские экономисты о том, в какой мере вообще проблема бюджетного дефицита и увеличения госдолга является столь уж важной и требующей неотложного внимания, алармизм вокруг этой проблемы явно носил искусственный характер. 

Под прикрытием обеспокоенностью госдолгом была предпринята массированная атака на социальные программы, принятые во времена президентов Франклина Д. Рузвельта и Линдона Джонсона. Их сокращение и являлось главной целью тех, кто неустанно твердил об угрозе благополучию страны и будущих поколений со стороны растущих дефицитов федерального бюджета.

Собственно, именно потому, что в этом и заключалась подлинная стратегия американских борцов за сокращение бюджетного дефицита, эта тема представляет интерес и для нас в России, где определенные круги с радостью подхватили те же самые аргументы, которые использованы были для нагнетания общественных страхов вокруг госдолга. И в США, и у нас подлинной подоплекой является именно стремление существенно ограничить госрасходы на социальные цели.

Во всем виноват...(к трагической истории с А. Долматовым)


Posted: 19 Jan 2013 08:52 AM PST
Уже вошли в историю в историю две фразы: ельцинская "во всем виноват Чубайс" и доренковская "казалось бы, при чем тут Лужков". Конечно, никто не снимает вины с Чубайса, да и Лужков неизбежно при чем. Но фразы стали символами вполне определенного явления - "спихотехники", когда ответственность сваливается в первую очередь на удобные в силу их очевидной небезгрешнности  объекты.

Кажется, Координационный совет оппозиции стремится найти свою бессмертную формулу, под стать двум предыдущим.

Трагическое самоубийство Александра Долматова (об этом, например, см. здесь) потрясло неравнодушных в стране и стало поводом для очень показательного заявления Координационного совета оппозиции (КСО), опубликованного пять часов назад. В нем говорится, в частности, следующее: "Мы считаем, что вина за смерть этого человека лежит на властях Российской Федерации, вынудивших его покинуть территорию страны. В то же время мы выражаем озабоченность действиями властей Королевства Нидерланды..." 

Формулировка совершенно иезуитская. Понятно, что очень хочется обвинить во всем российские власти, действия которых, само собой, были реальным источником всей этой истории с преследованием Долматова и его бегством в Голландию. Но надо обладать уж каким-то особым видением мира, чтобы не разглядеть элементарное - в самоубийстве, если и виноваты какие-либо власти, то в первую очередь голландские.

Хотел было написать на эту тему подробнее сам, но с некоторым удивлением обнаружил, что российская либерально-оппозиционная блогосфера стала немного реальнее смотреть на мир в связи и после истории с Долматовым. Процитирую некоторые  появившиеся сейчас заметки.

Но сперва хотел бы обратить внимание блюстителей европейской невинности из КСО на слова матери Долматова, которые они проигнорировали: "Никакого оправдания этому нет. Пусть ответят все, и голландцы, и Путин! Это доведение до самоубийства. Я отдала им сына сохранить от этой бандитской власти. Они (власти Нидерландов) тоже должны мне ответить, кто довел его до этого".

Вот, что пишет Наталия Осс в материале на сайте "Газета.ру": 

"Смерть Долматова отменяет тезис о Европе, которая готова помочь мирной русской демократической революции. О гуманитарном рае, который производит вэлферы, виды на жительство и паспорта для беженцев, оппозиционеров и просто образованных, амбициозных, политически требовательных россиян, спасающихся от политических преследований или не желающих больше жить в деградирующей и стагнирующей стране. Никто там нас не ждет — ну разве что людей с деньгами, которых хватит на недвижимость, открытие бизнеса и поддержание европейского уровня жизни. У них достаточно своих постколониальных обязательств перед третьими странами, чтобы взвалить на себя еще тысячи россиян, ищущих лучшей доли. У них свои потоки беженцев, политэмигрантов и гастарбайтеров.

И вряд ли еврочиновники имеют более глубокие представления о реальной жизни в богатой нефтяной стране, родине тысяч миллионеров, чем протестующий горожанин о реальной жизни в толерантной, уютной, правозащитной Европе.

Отказывая в убежище Долматову, представляли ли чиновники, что такое российское следствие по политическому делу, российское правосудие и российская же тюрьма? «GULAG? О!» А это именно ГУЛАГ, не демонтированный со времен Сталина и еще дальше — ВЧК. Но какое голландцам дело до этого?"

Олег Козырев, хотя и в извиняющихся тонах, но все же также говорит в своем блоге о вине голландских властей:

"Очень плохо, что это все случилось в Нидерландах. Дело в том, что именно общественные организации этой страны, ее граждане довольно часто и активно помогают гражданским активистам в России. Т.е. у голландцев всегда была репутация людей, которые как минимум в курсе ситуации в России.

Проблемы европейских стран понятны. Вал миграции вызывает тревогу у граждан и правительства стран вынуждены ужесточать условия приема приезжих. Но все же в условиях политических процессов над инакомыслящими в России европейцы должны быть внимательными. Человек умер. Смерть его — теперь уже неизбежно — вызовет много вопросов к европейской бюрократии в том числе. И вопросы эти будут не у пропагандистов кремлевских телеканалов, а у людей, которые на деле каждый день отстаивают гражданские права и свободы. И что сможет ответить Европа?"

Извиняющийся, оправдывающий тон Козырева свидетельствует о глубоком когнитивном диссонансе и напомнили мне поразительную догадку Кара-Мурзы-мл., почему США в течение двадцати лет после распада СССР не отменяли поправку Джексона-Вэника по отношению к России: "у конгрессменов не доходили руки"...

Справедливости ради, надо подчеркнуть, что Козырев обратил внимание на принципиально важное:

"Но есть у меня несколько горьких слов и к отечественным правозащитникам (не всем). Хватит уже делить политзаключенных на сорта. Далеко не все правозащитники готовы вступаться за лимоновцев, за националистов, за анархистов, за левых. Даже если они вовлечены абсолютно в мирные формы протеста и не призывают ни к чему криминальному — само членство в "Другой России" отпугивает ряд правозащитных организаций от своего долга.

И если наши собственные правозащитные силы таковы, так уж сильно мы можем винить европейцев?"

Как показательно, что до такого простого умозаключения не дошел могучий коллективный разум КСО. А если по-серьезному, то дело здесь не в недостатке разума, а просто совести.

Хотя, конечно, голландские власти несут ответственность за происшедшее, все же выскажу понимание их позиции. И хотя это как будто будет напоминать  оценки и Осс, и Козырева, но все же акценты, как мне представляется, будут несколько другие. 

Наша либерально-оппозиционная еще с советских времен никак не может разобраться, что государства, вне зависимости от уровня их демократичности и цивилизованности не живут по прекраснодушной морали песни Окуджавы "возьмемся за руки, друзья, чтоб не пропасть по одиночке". Мировое сообщество, увы и ах, функционирует по другим, жестко-реалистичным, эгоистичным принципам, поэтому не стоит изначально ожидать слишком многого ни от властей Голландии, ни от властей США - у них есть свои избиратели, интересы и проблемы. Обижаться на них за физиологически естественное поведение - смешно и наивно.

Однако останавливаться на фиксации этого вывода явно недостаточно. Надо эту мысль додумывать до конца. Если у голландцев и американцев - либералов, консерваторов, коммунистов, социал-демократов и т.д. - могут быть свои общие государственные интересы, проистекающие вовсе не из поисков свободы и демократии или, во всяком случае, не из их универсального понимания, то - даже страшно произнести - такие общие национальные интересы могут быть, хотя бы в принципе, и у нынешнего режима в России, и у его противников. "Холодная война" по своей форме была откровенно идеологичной, но в ее основе все же лежали в первую очередь межгосударственные конфликты и противоречия. И если так подойти к "холодной войне", то тогда не приходится нести несуразное, что, мол, "руки не доходили". Американская политика в отношении СССР/России предстает более последовательной во времени и отнюдь не зацикленной на достижении всеобщего мира и демократии.

Чтобы не опускаться в философские глубины, давайте обратимся к той же страшной ситуации с Долматовым. Уже появились предположения, что на него как бывшего конструктора из оборонного КБ могли оказывать давление голландские спецслужбы. Мы, естественно, никогда не узнаем, пытались или нет голландские спецслужбы получить от Долматова информацию, к которой он имел доступ в КБ. Но, если задуматься, вполне возможно, что пытались. Честно ли это могло быть по отношению к человеку, который стремился найти у голландцев защиту от политических преследований? Наверное, не очень, но только с точки зрения близких и сочувствующих ему у нас в стране, а так голландские спецслужбы - часть голландских властей - просто делали свое дело, в котором тоже можно, хотя и на очень большом удалении, усмотреть признаки деятельности во имя демократии. Но если все же не держать голову в заоблачных высях, получается, что и те, кому была небезразлична, судьба и жизнь Долматова, и российские власти были заинтересованы в одном - чтобы уязвимое положение этого человека не стало инструментом нажима на него голландских властей для получения интересующей их информации.

Нашей оппозиции никогда не следует забывать, что она именно российская оппозиция, чьи интересы даже в теории не могут совпадать с национальными государственными интересами той же Голландии или тех же США, какими бы продвинутыми они ни были в демократическом отношении. Не должно быть места ни осатанелому антиамериканизму, ни слезам умиления и безразборной апелляции к властям других стран. Должна быть выработана своя, достойная исамостоятельная позиция российской оппозиции.
И, в частности, это означает испытывать и демонстрировать чувства солидарности в отношении не столько демократических государств, сколько конкретных людей и организаций в этих государствах, которые могут подвергаться преследованиям и нецивилизованному обращению, чувствительнее относиться к отступлениям от демократических норм и принципов, от которых не застрахованы даже демократические страны.

...А вообще мне показалось как-то много общего между потрясшим нас в России самоубийства Александра Долматова и самоубийством тоже молодого, но уже американца, талантливого программиста Аарона Шварца, в свою очередь потрясшее США. И там, и там тупая, бесчувственная бюрократическая машина прошлась по молодым идеалистам...


Другие материалы по теме: