It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

среда, 27 февраля 2013 г.

Размышления о "креативном классе" в московском офисе Google

Сначала познакомьтесь с интерьерами офиса Google в Москве:






Как сказали в дизайнерской фирме Camenzind Evolution, которую пригласили заниматься дизайном офиса, московские "гугловцы" попросили, чтобы в проекте нашли отражение такие качества как "теплота", "ощущение семьи", "русская идентичность, определяемая богатой русской литературой, поэзией и природной красотой".

Насколько все это получилось у дизайнерской фирмы, не так уж и важно, но что совершенно определенно им удалось - так это филигранно точно отразить одну важную примету времени, о которой в 2010 г. - год открытия офиса - никто еще и не задумывался: в России появился "креативный класс".

Посудите сами, где как ни в московском офисе крупнейшей в мире интернет-компании Google, занимающей и в США в списке лучших работодателей 2-е место по уровню зарплаты и условиям работы, да в таких интерьерах, должен обитать российский "креативный класс", более того - физическое выражение его квинтэссенции.

Хотя авторство термина и сопровождающей его теории принадлежит американскому социологу Ричарду Флорида (его книга о появлении "креативного класса" была издана в 2002 г., а в прошлом вышла ее обновленная редакция), но у нас это понятие пошло в народ после исторического стояния на Болотной и, как поговаривают, с легкой руки одного видного деятеля кремлевской администрации.

Ричард Флорида определяет "креативный класс" как "включающий людей, работающих в сфере науки и инженерной сфере, в архитектуре и сфере дизайна, образовании, изобразительном искусстве, музыке, сфере развлечений, людей, чья экономическая функция состоит в генерировании новых идей, новых технологий, нового креативного контента". Исходя из такого толкования "креативного класса" к нему принадлежит, как утверждает Флорида в предисловии к новой редакции книги, от трети до половины всех работающих в развитых странах.

Сотрудники московского офиса Google, естественно, подпадают под определение Флориды. Но зациркулировавшее и у нас выражение - именно выражение, а не такое более строгое понятие как термин - "креативный класс" описывает в России несколько иное явление, если присмотреться к тому, какой обычно смысл вкладывается в него. Бесспорно, речь идет о получивших хорошее образование, причем именно в постсоветское время, а отсюда это неизбежно молодые и не скрученные в жгут в идеологических тисках люди, получающие сравнительно высокую зарплату, дружащие с интернетом и хорошо информированные о происходящем в мире, куда они регулярно выезжают в деловые командировки или отдыхать, ощущающие свою независимость, опирающиеся только на себя, не ждущие помощи от государства, достигшие всего в своей жизни сами своими талантами и трудом. Отличительная особенность нашего "креативного класса" - быть на острие новых социальных и консьмеристских трендов.

Внешне как будто немало переклички с тем, что понимает под "креативным классом" создатель теории такого класса. Действительно, многие из тех, кто подпадает под определение Флориды,  будут в составе российского "креативного класса" как он понимается у нас. Но у Флориды упор сделан на такой определяющей характеристике как способность творить, создавать новое. Вот что он пишет в новой редакции своей книги:

"В то время как некоторые характеризовали всю концепцию креативного класса как элитистскую и обвиняли меня в том, что я наделяю его привилегиями по отношению к другим классам, или выставляли меня в качестве "неолиберала" с его оптимистической верой во всесилье рынка, я заверяю вас, что ни то, ни другое не соответствует действительности. Главный мой тезис настолько же прост, насколько он основополагающ: каждый человек креативен. То, что креативный класс пользуется привилегиями, это правда, но признание этого факта не означает его апологетической поддержки. Стоящая перед нами важнейшая задача состоит в том, чтобы высвободить креативные силы и таланты, раскрыть потенциал каждого, то есть создать общество, которое признает и взращивает креативность всех и каждого. Креативность воистину безграничный ресурс, он - то, что имеется у всех нас. Ученые любят говорить, что "они стоят на плечах гигантов". Как и мы все. Как биологический вид, человеческий род, мы опираемся на коллективную креативность не только наших современников, но и тех, кто жил до нас. Маркс давно сказал, что пролетариат превратился в универсальный класс благодаря коллективисткой природе физического труда. Именно коллективистская природа креативности, что является нечто врожденным и общим у каждого из нас, отделяет нас от других видов". (Замечу без всякой иронии то, в какой мере хотя бы этот отрывок выдает во Флориде человека, внимательно вчитывавшегося в Маркса и словно знакомого с некоторыми партийными программными документами позднесоветской поры).

Что принципиально для всей теории Флориды, "креативный класс" является мотором современных экономик, той социальной силой, которая сегодня обеспечивает экономический рост.

В отличии от родоначальника термина, мы в его употреблении скорее делаем акцент на "постсоветсткости" - социальной независимости и материальном благополучии. Многие у нас спотыкнуться перед вопросом, включать ли инженеров и учителей в "креативный класс", но многочисленная армия работников корпоративных офисов от "офисного планктона" и выше включается безусловно, если является носителем определенного рода мышления и следующих определенному образу жизни. Если вы проводите обеденный перерыв в "Старбаксе", серфингуя интернет на "ай-пэде", а потом возвращаетесь на рабочее место с бумажным стаканчиком латте, то вы точно относитесь в нашем понимании к "креативному класссу" без всяких заморочек с креативностью. Если понятие "креативный класс" у Флориды находится на стыке экономики, политэкономии, социологии и психологии, то у нас (говорю только про бытовую по существу трактовку понятия) только на стыке социологии и психологии. Это больше социокультурный феномен, пришедшей на смену "новому русскому", о котором сейчас уже никто и не вспоминает.

В результате в нашем понимании "креативный класс" довольно жестко привязан к месту работы и его характеру. Возвращаемся здесь к московскому офису Google. Представьте себе, если по каким-либо причинами (учитывая возможную эволюцию режима, легко вообразить по каким), офис будет вынужден закрыться. Мгновенно его сотрудники, которые по определению входили в элиту нашего "креативного класса", оказываются свергнутыми с его вершины. Многие - отбор на работу в Google очень строгий - легко найдут новое рабочее место, кто-то может быть и с финансовым выигрышем, но если это будут, к примеру, всякие "газпромовские"-"роснефнетевские" конторы с их густо выраженным "постсовковским" менталитетом и атмосферой, то это будет своего рода социальный downgrade, который может быть компенсирован и нейтрализован уж очень высокой зарплатой. Ну а что говорить про тех сотрудников московского офиса Google, которым не сразу удастся обзавестись новой работой и в результате исключить "Старбакс" из мест посещения...? Столь педалируемая пропагандистами нашего "креативного класса" идея социальной независимости также скоротечно сгорает как миф в случае утраты работы, тем более такой, какая предоставляется в московском офисе Google.

По существу из всех креативных талантов у нас оказывается наиболее востребованным - и, думается, во многом обойденным самим Флоридой - вот какой: представитель нашего "креативного класса" должен обладать не только и даже не столько marketable skills, сколько marketing skills, то есть не только иметь, что продать, сколько уметь продать.

P.S. Блистательной иллюстрацией таких специфических marketing skills стало резюме некоего парижанина Филиппа Дюбоста, продукт-менеджера по профессии, который разместил на своей интернет-страничке резюме, выполненное в виде страницы интернет-магазина Amazon. На настоящий момент ее посетили более миллиона раз:





вторник, 26 февраля 2013 г.

Рост неравенства в России и политические прогнозы

Трезвомыслящий, проницательный и часто едкий комментатор нашей жизни Кирилл Рогов в своей вчерашней (25 февраля) статье в "Ведомостях" утверждает:

"Другим фактором, ослабляющим политические равновесия, является замедление темпов роста…Неравенство в распределении выгод ведет к тому, что для большинства населения ситуация выглядит как стагнация. Так, совокупный прирост размера заработной платы в России в 2006-2012 гг. распределялся следующим образом: примерно 47% приходилось на 20%-ную группу самых обеспеченных, еще 21% — на следующую 20%-ную группу, а для 60% наименее обеспеченных работников оставался всего 31% общей прибавки. Это означает, что рост около 3% будет для них практически неощутимым. Что также неизбежно сказывается на уровне поддержки политического режима".

В материале Рогова не уточняется источник этих цифр, но будем исходить из того, что они точно отражают по крайней мере официально видимую часть картины (каковы реальные доходы самой состоятельной части населения России, и как они соотносятся с доходами остальных граждан сказать сложно). 

Понятно желание Рогова подвести фундаментальную экономическую базу под политические прогнозы о неизбежной нарастающей нестабильности режима. Есть две точки, в которой в максимальной степени экономика соприкасается с политикой  и подстегивают последнюю, - уровень безработицы и динамика доходов. Фиксирование неблагоприятного состояния дел в этих двух сферах становится у комментаторов, обращающихся к анализу с тем внутренним желанием, какое мы видим у Рогова, приоритетной задачей.

Проблема с экономическими обоснованиями политических проблем состоит в том, что важны не только абсолютные цифры, но может в первую очередь тенденции, поскольку они могут питать (или совсем наоборот - подрывать) общественные надежды. Это во-первых. А во-вторых, ухудшение в экономике не транслируется автоматически в политическую нестабильность. И тем более экономические проблемы, если они обозначились, вовсе не сразу, а лишь с определенным временным лагом оказываются отрефлексированы в политике.

Как ни крути официальные цифры с безработицей, но тенденции 2000-х гг. - это снижение с почти 15% до нынешних 6%. Согласно экспертам из Лаборатории прогнозирования трудовых ресурсов Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, безработица сейчас "практически близка к естественному уровню" и  в течение года будет снижаться (см. здесь и график здесь).

Россия - страна, где изначально с момента начала рыночных реформ было крайне велико неравенство как в категории ежегодных доходов, так и в категории богатства, которым располагают граждане. В общественной памяти еще свежи вспоминания о самых тяжелых годах - конец 80-х - начало 90-х и 1998 г., - которые по-прежнему служат отправной точкой в оценке людьми их индивидуального имущественного положения. Цифры о неравномерности прироста доходов, которые привел Рогов, на фоне тех лет совсем не выглядят какими-либо катастрофическими, чтобы стимулировать политическую нестабильность. Да и опыт, скажем, США, где в 2009-2011 гг, т.е. в годы экономического восстановления после кризиса, доходы наиболее благополучных 1% выросли на 11,2%, а у остальных 99% упали на 0,4% (см. здесь), указывает, что даже в стране более чувствительной к колебаниях в доходах, это не приводит к политической нестабильности.

Вывод: вполне возможно, что в России и нарастает политическая нестабильность или создаются предпосылки к ее появлению в самом ближайшем будущем, но не следует искать истоки политической нестабильности в состоянии экономики. Короче, Рогову не следует принимать желаемое за действительное.


Другие материалы по теме:

Об исследовании ОЭСР "Распределение доходов и бедность в России"

Тягостная картина российской экономики в исполнении ЕБРР





понедельник, 25 февраля 2013 г.

О проблемах усыновления детей из России на сайте Slate

Пока новости с последней церемонии вручения премии "Оскар" не захлестнули мир, на очень популярном в США сайте либерального направления Slate в списке самых читаемых материалов в прошлые выходные дни лидировал материал журналистки Э.Дж. Графф "Смертельное усыновление: был ли убит Макс Аллен Шатто усыновившей его матерью?":


Несмотря на такое провокативное название, статья занимающейся расследовательскими репортажами журналиста Э.Дж. Графф, вовсе даже не об этом конкретном случае усыновления, которое развилось не в историю с хэппи-эндом, а имело самое страшное окончание. Статья Графф о проблеме усыновления в целом.

И начинается она так: "Маленьким грязным секретом истории усыновления детей из России является то, что приблизительно раз в год американские усыновители убивают приемного ребенка. С 1996 г. официально подтверждено убийство 15 детей из тех, которые были усыновлены только из России. Разумеется, это на фоне того, что из России за это время было усыновлено 50 000 детей - эта страна находилась в числе трех стран, из которых происходило усыновление американскими приемными родителями больше всего, - но это ужасающая цифра  тем не менее".

Автор статьи не претендует на то, чтобы предварить результаты официального следствия, которое ведется в Техасе, своими догадками, а рассуждает о проявившихся в США проблемах в процессе усыновления из-за рубежа, при чем и даже не в первую очередь о тех, которые заявили о себе столь громко, как эти 15 случаев:

"Такие ужасные истории, однако, исключение. Вот, что происходит куда чаще: преисполненные надеждой и слегка наивные люди, не ведуя, усыновляют исключительно травмированных детей. Мы говорим о детях, чье поведение подвергнет тяжкому испытанию даже самых подготовленных и терпеливых родителей. И оно толкает некоторых неподготовленных родителей за грань. Среди сотен тысяч детей в российских детдомах имеются и с очень тяжелой наследственностью. Многие изъяты из распадающихся семей, в которых процветало насилие, унижение, алкоголизм. Некоторых бросали из-за медицинских проблем...И обо всех этих проблемах необязательно сообщалось.

...Будучи усыновленными, некоторые из них - не большинство, позвольте мне подчеркнуть, - демонстрируют шокирующее поведение, включающее полную холодность или буйность в ответ на чувства любви, они дерутся, кричат, пытаются совершить самоубийство, мучают животных или других детей, поджигают что-то и тому подобное. Правильные приемные родители - то есть хорошо подготовленные к тому, чтобы стать полноценными социальными работниками - при соответствующей медицинской поддержке смогут справиться с такими детьми. Но неподготовленный родитель, который ожидает, что любовь и внимание все преодолеет и залечит, может взорваться".

Гаагская конвенция о сотрудничестве в области международного усыновления, к которой присоединились и США в 2000 г. приняв свой закон об усыновлении за рубежом, как подчеркивает автор статьи, предусматривает, что на аккредитованные агентства ложится ответственность по подготовке родителей к усыновлению. Но, во-первых, это означает, что обязанность возлагается на заинтересованные организации, услуги которых оплачиваются, если усыновление состоится. А, во-вторых, международные соглашения не требуют оказания помощи приемным родителям в обязательном порядке уже после завершения процедуры усыновления. Какой бы хорошей ни была бы предварительная подготовка усыновителей, но это довольно все абстрактно на данном этапе - осознание и понимание встающих реальных трудностей начинается только тогда, когда приемные родители полностью окунаются во все сложности выстраивания отношений с ребенком. Даже будущим биологическим родителям, которые смотрят на нелады с чужим ребенком, часто кажется, что у них-то со своими детьми ничего "такого" точно не будет.

"Как говорили мне эксперты", - пишет далее Графф, - "усыновления из Восточной Европы часто серьезно нарушают семейный порядок жизни или их отменяют. Находящиеся в отчаянии родители звонят в агентство по усыновлению и подымают руки вверх, говоря, что ребенок не может более оставаться в их доме. И правильно. Лучше признать поражение, чем оказаться спровоцированным на жестокое обращение или убийство. Все агентства с хорошей репутацией имеют выстроенную неформальную систему реагирования на неудачные усыновления, включающую людей, которые готовы взяться за тяжелые случаи. Некоторые вновь оказываются в специализированных учреждениях для не имеющих родителей, но уже здесь в США.

Я безмерно уважаю приемных родителей, готовых взять детей, которые не всегда способны на протяжении многих лет выразить любовь, и чьи невзгоды, сопровождающиеся приступами насилия, заполняют весь дом. Мы не можем ожидать такого отношения от обычных людей. Нельзя оставлять наедине с своими проблемами находящиеся в отчаянии семьи - и здесь я говорю не только о приемных родителях, но обо всех родителях. Нет, не может быть оправдания жестокости или убийству. Но все же все мы иногда нуждаемся в помощи. Нам нужна система, которая не только предоставляет детей, но также поддержку, необходимую семьям для процветания".

Не могу сказать, что имел возможность ознакомиться со всеми материалами, которые появились у нас в связи с вдруг ставшей столь остро проблемой усыновления, но, думаю, мое впечатление о том, что составляет нерв вспыхнувших в нашем обществе дискуссий, не будем отличаться от представлений основной массы людей, чье внимание привлекла эта тема. Спор крутится вокруг одного: можем ли мы позволить американцам усыновлять наших детей или нет? Воздержусь от попытки охарактеризовать взгляды  двух сторон в этом споре - власти и оппозиции, - ибо не просто определить, где пролегает грань между точным описанием их подходов и карикатурой на таковые. 

К сожалению, в жизни страны могут наступать такие периоды, когда перестаешь ожидать от власти разумной реакции на любые общественно важные вызовы. И ожидания начинаешь связывать с появлением в обществе альтернативной позиции, которая отражает его замалчиваемое властью мнение и вбирающее в себя и мудрость, и здравость, и честность. С заявкой на такую позицию, выступили люди с Болотной и Сахарова, которых поспешили назвать лучшими представителями общества, "креативным классом". Но, увы, и в вопросе усыновления - помимо вопроса с миграцией или, скажем, самоубийства Долматова (см. посты здесь и здесь) - они демонстрируют все, что угодно, но не перечисленные выше качества.

Вы когда-нибудь слышали от них такого уровня обсуждения проблемы усыновления, как в цитируемой статье, и это при самоочевидности поставленных в ней вопросов? Сделали они главным, приоритетным борьбу за срочную, неотложную кардинальную перестройку всего дела с  разрешением проблемы брошенных детей, в котором усыновление, любое - внутреннее или международное, - только один элементов общей конструкции? Сумели, попробовали они сорганизовать экспертов, которые предложили бы комплексные варианты построения такой конструкции и подсчитали бы их стоимость? Или эти представители "креативного класса" пошли по самому простому пути дешевой демагогии - главное побольнее укусить и облаять власть в связи с "законом Димы Яковлева", на что не нужно ни большой ум, ни выдающиеся человеческие качества?

Стали ли стояльцы с Болотной и их лидеры выразителями "умных взглядов" и даже "порядочных взглядов" (последнее - это самое минимальное, что можно требовать и ожидать от вменяемой оппозиции)? Отнюдь. Раз за разом мы видим демонстрацию мелкого политиканства, глубоко разочаровывающее моральное и интеллектуальное банкротство пресловутой "болотной оппозиции". 

Не перестает удивлять то, в какой мере общее лицо Координационного совета оппозиции, объединяющего людей с разными биографиями и, несомненно, умными - а некоторые так просто умницы, со взглядами которых, впрочем, можно и серьезно расходиться - носит выражение весьма недалекого и сытого субъекта...
P.S. Наконец, и в наших массовых медиа появился серьезный материал (см. здесь), в котором говорится фактически о том же, что и в статье из Slate. Нужно ли кричать на площадях с учетом проблем, о которых идет речь в этих двух статьях: "даешь американское усыновление во чтобы-то ни стало!"? Крайне сомнительно. В любом случае решать должны эксперты, а не пропагандисты с обеих сторон. В целом практика усыновления - не важно какого, внутрироссийского или зарубежного - должна быть подвергнута переосмыслению специалистами и ревизии. И дело оппозиции, если уж взялись за эту тему, долбить до тех пор, пока наше неповоротливое и равнодушное государство не возьмется за это "нудное" на фоне подготовке к олимпиадам дело и не доведет его до конца.

О "европеизме" нашей оппозиции в "Ведомостях": лучше не скажешь


"11 февраля Координационный совет оппозиции принял заявление «О необходимости отмены безвизового режима со странами Средней Азии». Принял единогласно, с несколькими воздержавшимися. Голосование проходило заочно, кто-то не голосовал, но криков протеста из самого КС что-то не слышно, так что можно считать, что заявление выражает его позиции.

В коротком заявлении говорится о неконтролируемой миграции из Средней Азии, мигранты называются жертвами, которым создаются невыносимые условия. Но вместо того, чтобы в соответствии с современным пониманием демократических европейских ценностей в самой Европе требовать улучшения этих условий, облегчения интеграции для тех, кто этого хочет, и создания условий сосуществования для тех, кто (пока) не хочет, заявление требует миграцию прекратить, потому что она «подрывает попытки России интегрироваться в Европу»...

...Дальше документ проговаривается, почему вообще об этом нужно говорить:  "Европейские власти… блокируют введение безвизового режима с РФ, которого уже много лет добивается российское руководство. Тем самым ставится под вопрос европейский выбор нашей страны».

Помимо сервильной солидарности с «российским руководством», здесь интересно, что европейский выбор — это, оказывается, не про свободу, честь, благородство и сострадание, не про демократизм и дух общежития, а про желание иметь открытую визу, чтобы поехать на лыжный курорт. Вот оно, оказывается, в чем дело. Оказывается, свобода передвижения — это только для белых. Если бы авторы письма могли пообещать Европе, что визу будут получать только богатые и образованные, а алкоголики, таджики и иные неблагонадежные элементы не будут, они бы это сделали.

Оказывается, русский европеизм сегодня — не что иное, как зажравшийся расизм, фашизоидный обскурантизм и самоубийственная жажда установить в стране апартеид. Вот оно как. Поневоле задумаешься".


Из статьи Екатерины Деготь в газете "Ведомости" 22 февраля 2013 г.

суббота, 23 февраля 2013 г.

Метеор над Челябинском как психологический эксперимент

Давайте для начала посмотрите на эту карту:




Это карта достаточно наглядно объясняет логику моего предыдущего поста о челябинском метеоре, хотя с самой картой мне пришлось познакомиться несколькими днями после его публикации. Данная карта приведена в блоге Алекса Уэллерстайна, историка, преподавателя в расположенном неподалеку от Вашингтона Американском физическом институте (г. Колледж Парк в штате Мэриленд). Его блог - буквально кладезь информации по истории освоения ядерной энергии и в первую очередь истории ядерного оружия, что, собственно, и составляет предмет его профессионального интереса. 

Год назад Алекс Уэллерстайн создал программу NUKEMAP, позволяющую визуально представить масштабы последствий от использование ядерных боеприпасов разной мощности на любой территории, охваченной картографами Google. Подводя итоги существования этой программы, Уэллерстайн сообщил, что его страницу с NUKEMAP посетили 2,25 млн. раз. На приведенном мной фрагменте карты показана степень интереса, проявленного к карте, в европейском регионе - на ней красным и ярко желтым цветом обозначены места, где NUKEMAP использовали наиболее интенсивно. Нетрудно убедиться, что NUKEMAP не привлекла особого внимания в нашей стране - к примеру, к востоку от Уральского хребта идет сплошная темень. Учитывая распространенность у нас интернета и хотя бы рудиментарных знаний английского, а также въедливость типичного российского интернет-юзера, то пресловутый российский "пофигизм", как мы видим, касается и ядерной проблематики. Именно это мне и хотелось подчеркнуть в своем, признаю, несколько "зашифрованном" по неясности намеков посте.

В отсутствии социологических исследований можно только гадать, в чем причина такого слабого интереса к ядерной проблематике в России: зацикленность на тяготах повседневной жизни для одних и погруженность в комфорт новой жизни для других, все не проходящая усталость от советской пропаганды "за мир", брызжущий энергией оптимизм и вера в прекрасное будущее...? "Великая" тайна гибели экспедиции Дятлова - вот, что занимает наши умы и даже у тех, кто покупает книги в "Фаланстере".

Не знаю, но могу точно сказать, что и российское научное сообщество - то, которое еще не вымерло и не эмигрировало, - тоже потрясающим образом отстает в исследованиях по различным вопросам ядерного оружия (здесь Уэллерстайн приводит, наверное, неполную библиографию по опубликованным на Западе работам в этой сфере только за 2012 г. - она впечатляет своей обширностью: одних только книг свыше двух десятков, - при том, что и на Западе по окончанию "холодной войны" эта тематика - совсем не та, на разработку которой легко получить гранты).

Давно было подмечено, что в обществе, погружающемся все глубже в кризис, махровым цветом расцветает увлеченность эзотерикой в различном виде и склонность трактовать происходящее вокруг в конспирологическом ключе. Падение метеорита в Челябинске - прекрасный пример, подтверждающий это наблюдение, а также и то, что интернет - это не только удивительный инструмент, способствующий информированию и познанию ("прогресс"), но небывалое по своей эффективности средство генерации и распространения слухов ("регресс").

Известие о челябинском метеорите совершенно прогнозируемо приняли у нас вполне определенное направление - у одного политика это стало военной провокацией американцев, а у оппозиционного публициста - очередной аварией в российском оборонном комплексе.

Справедливости ради надо заметить, что падение метеорита такого размера в Челябинске, первое после тунгусского в начале прошлого века, - действительно фантастическое по немыслимым совпадениям. Судите сами: оно произошло не только в тот же день, когда весь мир собирался приникнуть к подзорным трубам и биноклям, чтобы наблюдать за пролетом в неприятной близости от Земли астероида, но и в совершенно удивительном географическом месте - центре производства советского и российского ядерного оружия. Совпадения, как говорится, - нарочно не придумаешь, словно взятые из стандартного голливудского блокбастера. 

И если уж продолжать рассуждать о совпадениях, то нельзя не упомянуть о другом: буквально через два дня после падения метеорита произошло вручение Дрезденской премии мира подполковнику в отставке Станиславу Петрову, который в 1983 г. спас весь мир от термоядерной катастрофы. Будучи оператором на командном пункте системы раннего оповещения о ядерном нападении, он сумел проявить хладнокровие и выдержку в обстановке, когда технические перебои выдали ложное сообщение о ракетной атаке на страну. Взяв на себя колоссальную ответственность, он сообщил руководству, что это именно ложная тревога, и тем самым уберег всех нас от "глобальной хиросимы". Надо иметь в виду то, когда имел место этот инцидент: всего три недели спустя после трагической истории, когда советский истребитель ПВО сбил корейский авиалайнер, а СССР и НАТО вцепились в схватке из-за размещения ракетно-ядерных средств средней дальности в Европе. 

Подозрения - та же конспирологическая паранойя - падение метеорита вызвало даже у такого многознающего эксперта как Алекс Уэллерстайн. Он напомнил, что в Челябинской области находятся два центра по созданию ядерного оружия, а также то, что руководство нашей страны, хотя и в советскую эпоху, пыталось поначалу скрыть и чернобыльскую аварию, и утечку спор сибирской язвы с завода биологического оружия в соседней свердловской области в 1979 г.: "Некоторая доза скептицизма в условиях отсутствия проверенной информации была, как мне кажется, не совсем излишней".

Читая о происходящем и комментарии ученых, мне показалось, что падение метеорита в Челябинске - это живое на практике моделирование по крайней мере некоторых аспектов внезапного ядерного нападения. И даже не столько с точки зрения поражающих эффектов - они, конечно, к счастью, совершенно в данном случае оказались несопоставимы, - сколько с точки зрения психологической реакции населения, включая военно-политическое руководство. Реагируя на челябинское метеоропадение, мне хотелось подчеркнуть своим постом, что легко диагностируемая в нашем обществе самоуспокоенность по поводу возможности ядерного конфликта не соответствует масштабу все еще сохраняющейся опасности. Хотя ядерные арсеналы поуменьшились с 80-х гг., а Россия и США с НАТО не рассматривают друг друга как смертельных врагов, взаимный обмен ядерными ударами - отнюдь не исключенная, сведенная к практическому нулю теоретическая возможность. Задумаемся хотя бы об ужасающем уровне деградации нашего оборонного комплекса - да всей технической и производственной инфраструктуры в стране, - которая совершенно по иному заставляет взглянуть на перспективу того, что в западной военной науке называется accidental nuclear war (cлучайная ядерная война).

Любопытно, что Уэллерстайн увидел в официальных комментариях челябинского  метеоропадения тривиализацию ядерной опасности. Если мне эта метеорная история представилась отрезвляющим поводом встряхнуть наше общественное мнение напоминанием того, что угроза ядерной катастрофы не преодолена окончательно, то Уэллерстайну показались не точной, дезориентирующей характеристика метеоропадения в килотоннах - по оценкам НАСА, мощность взрыва была равна 500 килотоннам, а по оценкам российских специалистов - скорее в районе 100-200 килотонн. 

Если исключить радиологические последствия ядерного взрыва, то взрыв метеорита и взрыв ядерного боеприпаса, по мнению Уэллерстайна, все равно качественно отличны, ибо принципиальна скорость распространения ударной волны в случае с ядерным оружием выше и в результате последствия намного серьезнее. В блоге у Уэллерстайна завязалась дискуссия по этому вопросу, но так или иначе понятны причины его беспокойства - общественность, информируемая экспертами, что взрыв по мощности был равен двадцати хиросимским бомбам, но которая видит, что причиненный урон от падения метеорита не столь уж велик, может начать совершенно искаженно воспринимать реальную чудовищность последствий ядерного взрыва той же мощности.

Трудно сказать, в какой мере опасения Уэллерстайна о некоей невольной тривиализации последствий ядерного взрыва, когда мощность и взрыва метеорита, и мощность землетрясения или цунами оценивается в килотоннах, оправданны. Тысяча пострадавших хотя бы и от такой банальной вещи, как разбившиеся вдребезги оконные стекла, будоражат готовую впадать впадать в спячку общественность и заставляют ее задуматься о тех угрозах, которые она хотела бы проигнорировать. И, повторяю опять, челябинское метеоропадение прекрасно смоделировало и продемонстрировало три в том числе психологические особенности возможного ядерного конфликта: полную внезапность, молниеносность развития и неподготовленность к его вспышке.

Увы, общественные реакции на опасности, связанные с возможностью ядерного конфликта, характеризуются крайностями - от самоуспокоения нынешнего периода до истерии (нам сегодня трудно представить, как, будучи школьниками, были травмированы многие американцы прошедшие в 50-60-х гг. через практические занятия по гражданской обороне, вызывавшие у наших школьников того же времени исключительно насмешки).

Все же точное представление о тех или иных опасностях должно базироваться не на замалчивании информации, а на ее своевременном предоставлении. Программа NUKEMAP (и в целом блог Уэллерстайна, а также другие аналогичные авторитетные интернет-ресурсы в США) отчасти восполняет дефицит такой информации в отношении последствий использования ядерного оружия. С ее помощью можно увидеть, во что превратиться твой любимый город - Москва, Нью-Йорк, Париж или, простите, реально существующий город Крыжопль - если по нему ударить ядерным боеприпасом.

Ниже привожу карту Москвы с расходящимися окружностями, которые обозначают различные последствия применения ядерного оружия той самой мощности, что и взрыв челябинского метеорита - 500 килотонн. Наш город большой, и многое зависит от того, где оказался эпицентр взрыва. Для большей для себя лично наглядности выбрал, что разрешает делать NUKEMAP, в качества эпицентра Маяковку. 

Строго говоря, предположение о такой возможной географии ядерного удара, - не совсем произвольно. Американские ядерные планировщики из командования стратегическими силами имеют обширную базу данных по целям на территории России - Modified Intergrated Database, - из которой наиболее перспективные сведены в отдельный список объектов - National Target Base, - включенных в реально уже составленные варианты нанесения ядерного удара. В National Target Base около 2 500 целей, из них 2000 - в России, 300-400 в Китае и 100-200 в в других регионах мира. 

Американские эксперты из негосударственного исследовательского центра National Resources Defense Council на основе имеющемся в открытом доступе информации предположили, какие объекты могут быть включены в потенциальные цели для ядерного удара. Их общий список потенциальных целей в России включает 7 000 объектов, среди которых не только такие традиционные военные по назначению как аэродромы, базы и т.п., но и объекты военного и политико-экономического управления страной (во второй половине 70-х - начале 80-х гг. советское руководство было особенно обеспокоенно сообщениями о планах США нанести так называемый "обезглавливающий" удар как раз по таким целям). (О ядерном планировании США и планах можно прочитать в докладе National Resources Defense Council здесь).

На Маяковке, понятно, нет наших ракетных шахт, но там располагается здание Министерства экономразвития (ранее в нем находилось не что иное как Министерство оборонной промышленности), которое по формальным признакам вполне могло быть включено, как минимум, в Modified Intergrated Database. 

Итак, вот как выглядели бы последствия ядерного взрыва в 500 килотонн с эпицентром на Маяковке, моделируемые (см. здесь) программой NUKEMAP:



А это в более крупном масштабе:





К карте прилагается следующая "легенда", объясняющая, что происходило бы на территории охваченной окружностями:



Огненный шар в зависимости от высоты, на которой будет произведен взрыв, окажется в пределах радиуса в 0,36 км. В радиусе 2,14 км - от Беговой до площади Революции и от Белого дома до музея Вооруженных сил - от ударной волны погибнут все находящиеся его пределах люди, будут разрушены даже бетонные постройки, а в несколько большем радиусе в 2,71 км - численность жертв составит до 90% уже от радиации.

Мне припоминаются подобные схемы, с которыми нас знакомили еще в школе и институте, но эти страшные круги, покрывающие на карте города места до боли родные и знакомые, производят совершенной иной психологический эффект.

P.S. Российские ученые из Института геохимии и аналитической химии им. Вернадского РАН спустя месяц после падения метеорита огласили на пресс-конференции свою оценку мощности взрыва над Челябинском:

"Специалисты сделали вывод и относительно мощности взрыва метеорита. Как сообщалось, жители Челябинска и области утром 15 февраля увидели сильную вспышку в небе и почувствовали взрыв. Ударная волна повредила здания и выбила стекла в домах, более тысячи человек пострадали. По мнению ученых, мощность удара, который пришелся по Челябинску в момент падения метеорита, не превысила килотонны, хотя суммарная энергия взрыва оценивается в 500 килотонн. "Метеорит теряет в атмосфере 90% массы, она в виде пыли рассеивается в атмосфере. То же происходит и с энергией - суммарная энергия составляла 500 килотонн. Но на Челябинск вряд ли пришлась и килотонна", - заявил на пресс-конференции в четверг глава лаборатории метеоритики ГЕОХИ Михаил Назаров".

четверг, 21 февраля 2013 г.

Что является мотором растущего неравенства в доходах в США?

В предыдущем посте говорилось о том, что богатые в США - разные: в пресловутой группе "однопроцентников" стремительный рост доход приходился в первую очередь на американцев, составляющих 0,01% населения (см. пост).

Благодаря анализу Бюджетного управления конгресса мы можем увидеть тенденции в динамике доходов (после уплаты налогов и получения различных видов социальной помощи) по различным группам:


Пунктирной линией показано, как развилась ситуация (в процентах) с доходами в низшей квинтильной группе (20%); синяя кривая обозначает динамику в трех средних доходных квинтильных группах, которые обычно и принято относить к среднему классу; голубая - высшую квинтильную группу, за исключением 1%, и, наконец, кривая аквамаринового цвета - это положение с доходами 1%.

В послевоенное время доходы всех групп росли приблизительно в одном темпе, но с 80-х все изменилось - вперед решительно вырвались "однопроцентники". Что же явилось источником растущего неравенства? Специалисты не могут удовлетвориться ответом, распространенном у обывателей: "такова жизнь" (произносится с ухмылкой). Они начинают копаться в цифрах в поисках ответа. 

Результатом такого вот копания стал очередной доклад сотрудника Исследовательской службы конгресса Томаса Хангерфорда (о его предыдущем "скандальном" докладе см. здесь), опубликованный в конце января 2013 г., в котором он рассматривает период с 1991 по 2006 гг.

Если взять основные источники дохода (зарплата, доход по процентам, доходы от прироста капитала и дивиденды, доход от предпринимательской деятельности, выплаты по социальным программам, включая Social Security, доход от индивидуальных пенсионных накоплений, любые другие виды дохода, а также выплачиваемые налоговые суммы), то доля каждого из них будет выглядеть так:


Основная доля в источниках дохода принадлежит зарплате, но эта доля уменьшилась с 92% в 1991 г. до 77% в 2006 г. А доходов каких категорий стало больше за эти годы? Возросла доля доходов от прироста капитала и дивидендов - с 5,42% до 15,57%, а также доля доходов от социальной помощи и пенсионных накоплений - с 14,4% до 18,89%. С 1991 г. уменьшилась выравнивающая доходы роль федеральных налогов - их доля стала меньше на 2,89%.

Из этой таблицы очевидно, что главным источником неравенства в доходах являются различия в уровне заработной платы. Оно и понятно - те зарплаты, которые имеют, скажем,  продавцы крупнейшей ритейловой сети в мире Walmart не идут ни в какое сравнение с зарплатами ее топ-менеджеров. Но что стало мотором роста неравенства в доходах, который наблюдался в конце XX- начале ХХI вв.? 

Применительно конкретно к периоду с 1991 по 2006 гг. исследование Томаса Хангерфорда позволило дать ясный ответ. Он отталкивался от динамики изменения коэффициента Джини для США (этот коэффициент исчисляется с применением методов высшей математики и показывает степень расслоения в доходах - при значении 0 неравенство отсутствует, а при значении 1 оно максимально). К примеру, средний показатель коэффициента Джини по странам ОЭСР  в конце 2000-х гг. составлял, согласно подсчетам этой организации, 0,314.

С 1991 по 2006 гг. коэффициент Джини вырос у США, по подсчетам автора доклада, на 15% - с 0,468 до 0,539. Какой вклад внесла каждая категория дохода в это подрастание неравенства, измеряемое коэффициентом Джини, и было вычислено Хангерфордом (график см. здесь): 



На долю дохода от капитала и дивиденды пришлось 116,5% увеличения значения коэффициента Джини. В виду того, что абсолютное неравенство в зарплатах, как указывалось выше, стало несколько меньше, то в результате это оказало максимальный выравнивающий эффект на коэффициент Джини, т.е. уменьшению его значения на 55,3%. 

Что интересно, изменения в федеральных налоговых ставках, шкала которых стала немного более прогрессивной (максимальная налоговая ставка выросла с 31% до 35%, минимальная уменьшилась с 15% до 10%) оказали скромный эффект на показатель неравенства, сокращая его на 15,2%. Однако, как подчеркнул Хангерфорд, уменьшение в рассматриваемые годы налоговой ставки на прирост капитала для высокодоходных групп с 28% до 15% было еще одним стимулом, способствующим увеличению значения этой категории дохода.

В поминавшееся в предыдущем посте исследование Эммануэля Саеца приводится следующая диаграмма динамики роста доходов верхних 10% населения США, на которой также хорошо просматривается значение и стремительный рост такой категории дохода, который получают от капитала:




Из исследования Томаса Хангерфорда вытекает, что налог на прирост капитала вполне мог бы быть повышен как одна из мер по сдерживанию роста неравенства. Республиканцы, однако, горой стоят против. Они утверждают, что это, дескать, неизбежно отрицательно скажется на инвестиционной активности. Вместе с тем, как отмечает Джаред Бернстайн, бывший экономический советник вице-президента Байдена, нет никаких убедительных свидетельств того, что уровень налоговых ставок на прирост капитала влияет каким-то образом на масштабы инвестиций. И в качестве доказательства Бернстайн приводит следующую диаграмму, на которой динамика изменений в инвестициях и налоговых ставках никоим образом не коррелируется между собой:



Другие материалы по теме:









среда, 20 февраля 2013 г.

Рост неравенства среди сверхбогатых в США

 В последние два года мы много слышали о галопирующем расслоении между доходами самого состоятельного 1% американцев и остальными 99%. 

Но неравенство растет и среди богатых, которые делятся на собственно богатых, очень богатых, сверхбогатых  и т.д. Два экономиста Томмас Пикети и Эммануэль Саец проделали большую работу по изучению доходов американцев за прошедшие сто лет, и их исследования по этой теме считаются наиболее полными. В новой работе Эммануэля Саеца приводятся, в частности, данные, позволяющие составить вот такой любопытный график:




На нем приведена динамика роста средних доходов по трем самым состоятельным группам населения США: верхние 0,5% (красная кривая), 0,1% (зеленая кривая), 0,01% (фиолетовая кривая). К последней группе сегодня в США относятся только 16 000 семей. С началом 80-х гг. прошлого века эта группа, как видно по графику, стала резко обгонять своих "коллег-однопроцентников" по темпам роста доходов. В 2011 г. 4,8% всех доходов американцев пришлось на эту маленькую группу, что, впрочем, по сравнению с докризисным максимальным значением, достигнутым в 2007 г., означало падение их доли в доходах на 1,56%.

Другие материалы по теме:

Сколько американцев попало в заветный 1%?

Динамика изменении в уровнях доходов американских домохозяйств США в 1967-2011 гг.

Этот пост для тех, у кого больше 10 млн. долл.

вторник, 19 февраля 2013 г.

Зато у них негров линчуют. Часть 4.

Линкольн освободил рабов. Нет, не так. "Линкольн" официально освободил рабов. Вот как это было.

В апреле 1864 г. за 13-ю поправку к Конституции США 38 голосами против 6 высказался сенат  США. Текст поправки гласил: 

Раздел 1. В Соединённых Штатах или в каком-либо месте, подчиненном их юрисдикции, не должно существовать ни рабство, ни подневольное услужение, кроме тех случаев, когда это является наказанием за преступление, за которое лицо было надлежащим образом осуждено.

Раздел 2. Конгресс имеет право исполнять настоящую статью путем принятия соответствующего законодательства.

Больше времени ушло на то, чтобы за принятие 13-й поправки проголосовала палата представителей. Это было сделано в январе 1865 г. 119 голосами против 56. А затем начался процесс ратификации поправки законодательными собраниями штатов.
Первым штатом, через законодательное собрание которого прошла поправка,  стал  Иллинойс - штат, который представляли в конгрессе будущие президенты Линкольн и Обама. Когда в декабре 1865 г. за поправку проголосовало законодательное собрание Джорджии, число одобривших ее штатов  достигло необходимых для вступления поправки в действие 27 (в составе США тогда находилось 36 штатов). 18 декабря 1865 г. госсекретарь США Уильям Сьюард провозгласил, что 13-я поправка стала частью основного закона страны.
Но процесс ратификации поправки на этом не остановился. Последние три штата из тех 36 проголосовали за поправку уже в ХХ веке, первоначально ее отвергнув еще в 1865 г. В 1901 г. это сделал штат Делавэр, в 1976 г. - штат Кентуки, а - хотите верьте, хотите - нет - только в 1995 г. дошла очередь до штата Миссисипи. За нее хотя и никто не проголосовал против, но, тем не менее, не все местные законодатели сочли для себя возможным принять участие в голосовании. 
Ну, а дальше пришла очередь за "Линкольном" сказать свое слово.
В 2012 г. на экраны вышел фильм Спилберга "Линкольн". В числе его зрителей был и ставший всего лишь несколькими годами раньше американским гражданином доктор индийского происхождения Ранжан Батра. Преподаватель нейробиологии и анатомии медицинского центра Университета штата Миссисипи Ранжан Батра после просмотра фильма заинтересовался тем, как реально происходило утверждение поправки. И, естественно, для этого обратился к помощи интернета. Там он к своему удивлению узнал, что по неведомым причинам госсекретарь уже штата Миссисипи официально не уведомил о ратификации поправки главного архивиста США, как того требует закон, и потому поправка формально считалась штатом так и не ратифицированной.
Ранжан Батра поделился своим открытием с коллегой из медицинского центра Кеном Салливэном. И Кен Салливэн начал действовать. Убедившись после своих разысканий, что о принятии поправки официально не было уведомлено, он обратился к госсекретарю штата Делберту Хоузменну с просьбой довести дело до конца. 
И 30 января 2013 г. госсекретарем Хоузменном копия резолюции о принятии поправки в 1995 г., наконец, была направлена в управление федерального регистра. 7 февраля 2013 г. его директор Чарльз Барт направил сообщение властям Мисиссипи, что их штат считается ратифицировавшим поправку.
(Обо всем см. здесь, здесь, здесь).
Другие материалы по теме:
Зато у них негров линчуют... 

Зато у них негров линчуют. Часть 2.

Зато у них негров линчуют. Часть 3.

Какой вам больше нравится Обама - белый или черный?





суббота, 16 февраля 2013 г.

Взрыв метеорита над Челябинском и боеголовка ракеты "Минутмен-III"

Информация для размышления...

Согласно данным специалистов NASA, наблюдавшийся над Челябинском метеорит взорвался на высоте 48 км и выделил энергию, равную приблизительно 500 килотоннам или 30 хиросимским бомбам.

На вооружении США находятся 400 межконтинентальные баллистических ракет наземного базирования "Минутмен-III" по 3 боеголовки на каждой и 50 МБР с головной частью из 12 боеголовок. Мощность боеголовок - 335-475 килотонн. Они предназначены для воздушного взрыва, который производится на высоте менее 30 км (см. здесьздесь, здесь, здесь).

P.S. О господи, на всякий случай уточняю  для самых "догадливых", что речь идет о сравнении последствий, а не о том, что это к нам случайно прилетела ракетная боеголовка...

Любителям автомобилей и пива

Две диаграммы, которые могут быть интересны любителям автомобилей и пива.

На первой показан средний возраст автомобилей на американских дорогах:




На второй диаграмме - грустная информация для любителей пива: если потребление вина среди американцев растет почти без заминок, то потребление пива со второй половины 2000-х гг. переживает резкий спад.


Кстати, а почему в США стали пить меньше пива? Не потому же, что ему составило такую успешную конкуренцию вино. Если приглядеться к графику, то легко увидеть: дело не в том, что пиво стали вдруг так внезапно любить меньше. Эта "внезапность" смены отношения к пиву связана с началом экономического кризиса, который тяжелее всего ударил по малодоходным группам населения - наверное, главным потребителям пива. И то, что "пивная кривая" не изменила своего направления, - видимо, свидетельство того, что для этих групп населения кризис пока не прекращался.

Надо меньше болеть, или цена медуслуг должна стать меньше

Вот две любопытные диаграммы, которые наглядно демонстрируют масштабы проблемы, с которой сталкиваются США, - неуклонный рост расходов на программы медицинского страхования.

Вот диаграмма из доклада Бюджетного управления конгресса, на которой федеральные расходы выражены в процентах от ВВП:


Пунктирной линией, опускающейся вниз, обозначена предполагаемая динамика федеральных расходов без учета "медицинского" компонента и выплат процентов на накапливаемый госдолг - эти расходы падают с 16% до 11% от ВВП. Кривая черного цвета - это федеральные расходы, включающие расходы на медицину, но без процентных платежей. Они увеличиваются приблизительно на 10% от ВВП.

А вот диаграмма, получившаяся у экспертов из Bipartisan Policy Center на основе данных Бюджетного управления конгресса:



Единственная крупный компонент федеральных расходов, который, как ожидается подрастет, - это расходы на медстрахование: с 5% от ВВП в настоящее время до 12,4% к 2052 г.

Проблема с растущими расходами на медстрахование есть. Но есть и другая проблема. 

Вернемся к первой диаграмме. На ней плоской линией выражено то, какими будут прогнозируемые доходы бюджета. Бывший заместитель председателя Федеральной резервной системы Элэн Байндер, который привел эту диаграмму в своей недавно вышедшей книге, прокомментировал ситуацию так: "Правительство может покрыть только небольшую часть предполагаемых дефицитов за счет увеличения налогов. Извините, демократы, но республиканцы здесь правы. Американцы привыкли к федеральным налогам, уровень которых составляет порядка 18,5% от ВВП, они не позволят им подняться до отметки в 32% от ВВП. Неважно, что в ряде европейских стран налоги взимаются в таком объеме, - мы не станем этого делать".

Может Байндер излишне категоричен в своем выводе о нежелании американцев соглашаться на повышение налогов и готовности американцев принять идею сокращения крупных социальных программ, включая программы медстрахования? Если посмотреть на то, что показывают опросы общественного мнения, то - да. 

Опрос, проведенный по заказу Американской ассоциации пенсионеров, показал, что 76% опрошенных в возрасте старше 50 лет против сокращения выплат по программе "Медикэр" с целью уменьшения дефицитов и 75% в той же возрастной группе против сокращения выплат по Social Security  с той же целью.

Согласно другому опросу, американцы предпочитаю повышение налогов, что бы сохранить размеры выплат по Social Security - 53% к 36%.

Но, скажем, опрос Gullup на конец 2010 г. (более поздних данных у этой фирмы нет), обнаруживал, что в соотношении 75% к 22% опрашиваемые считали, что размеры Social Security и Medicare создадут серьезные экономические проблемы для страны. При этом среди тех, кто считал так, 56% не хотели увеличения налогов, но 42% готовы были их поддержать. Но - внимание - в абсолютно такой же пропорции опрашиваемые высказались против сокращения выплат по этим программам - 56% к 42%.

Короче, американцы в замешательстве. Но жизнь как будто приближает их к необходимости по существу экзистенциального выбора: повышение налогов или сокращение соцпрограмм. 

И опять же мы возвращаемся к росту расходов на медстрахование, ибо они, а вовсе не пенсионная программа, составляют главную проблему с точки зрения роста госдолга. На самом деле ситуация выглядит не так безнадежно, как это показывают экстраполяции расходов на первых двух диаграммах.

По данным ОЭСР, среди ее членов динамика роста расходов на медицину в 2009-2010 гг. была меньше, чем в 2000-2009 гг. (конечно, тут явно присутствует влияне экономического кризиса). В США рост расходов на медицину сократился с 4,3% до 2,7%:


Теперь посмотрим на другую диаграмму, охватывающую страны ОЭСР. На ней США бесспорный лидер по количеству расходов на медицину на душу населения:


Однако, как мы уже имели возможность рассказать (см. пост), такие расходы не гарантируют высокие показатели здоровья американцев, но во многом свидетельствуют об уровне эффективности системы организации американской системы медстрахования - в отличии европейских стран-членов ОЭСР она, к примеру, хотя и стоит дороже, но не охватывает все население страны. 

Согласно одной оценке, которую приводит бывший руководитель Административно-бюджетного управления при президенте Обаме, а сейчас один из руководителей Citigroup Питер Орцаг, ежегодные траты США на медицину, которые рассматриваются как чрезмерные и излишние, составляют 750 млрд. долл. Этой суммы бы хватило на оплату всех пожарных, полицейских и сотрудников скорой медпомощи в течении 10 лет.

Иными словами, разрешение проблемы с ростом расходов на медицину отнюдь не сводится только к тяжелому выбору "повышение налогов или сокращение объема услуг по медстрахованию". Объемы оплачиваемых услуг по программам медстрахования могут остаться теми же, хотя размеры выплат, а в результате расходы федерального бюджета на медицину могут сократиться. Вопрос в эффективности системы медстрахования. Хотя и в том случае, когда от доллара будет больше отдачи (more bang for the buck) в сфере медстрахования, всего равно может потребоваться усилить налоговое бремя, но уже в масштабах политически и экономически более приемлемых.

P.S. Уже разместив пост, наткнулся на данные фирмы GS Researchers, которая отметила тенденцию к замедлению роста госрасходов на медстрахование:

"Расчетные оценки Бюджетного управления конгресса, если сравнить их с аналогичными оценками, сделанными двумя годами раньше, показывают общее сокращение предполагаемых  расходов на Mediacre, Mediacaid и ACA (программа реформы медстрахования, предпринятая администрацией Обамы) почти на 800 млрд.долл. за период с 2014 г. по 2021 г., т.е. почти на 1 трилл. долл. за 10 лет. Для сравнения следует иметь в виду, что в то время как конгресс в течение последних двух лет дебатировал, как уменьшить расходы на Mediacre на несколько сот миллиардов - президентский проект бюджета намечал сократить на 300 млрд. долл. программу Mediacre за 10 лет - изменения в исходных экономических предположениях прогнозов уменьшили расчетные расходы на здравоохранение вдвое..." 


Другие материалы по теме: