It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

четверг, 31 октября 2013 г.

Этапы большого лексического пути

Русский язык не так много внес в мировую общеупотребимую лексическую копилку. 

Поэтому так важно выделить особо в новом школьном учебнике по истории его вклад. 

Более того, раздел по новейшей истории России предлагаю предварять таким лексическим эпиграфом, включающим пять ключевых слов, обогативших ту самую копилку, и одновременно раскрывающих этапы большого российского пути:

"Тройка" - "Спутник" - "Перестройка/гласность" - "Крокодил"

понедельник, 28 октября 2013 г.

И ты, Bloomberg...?!

Редакционная статья на сайте Bloomberg от 25 октября:

"Излишне говорить, что Россия и другие страны использовали последующие разоблачения о шпионаже со стороны США в качестве оправдания их точки зрения (на необходимость усиления "местного контроля над интернетом"). Не нужно быть Владимиром Путиным, что увидеть нечто странное в зрелище, которое представляла Хиллари Клинтон, находящаяся тогда на посту государственного секретаря, когда она превозносила достоинства свободы интернета в то время, когда ее коллеги по ведомству "плаща и кинжала" деловито рылись в вашей электронной почте. Это зрелище подпитывало самые худшие опасения о подлинном значении американской исключительности. Выход из этого дипломатического тупика состоит в том, чтобы было поменьше Плохой Америки и больше Хорошей Америки: здравых общественных дискуссий и надежных сдержек и противовесов."

воскресенье, 27 октября 2013 г.

От экономики как науки до идеологии - один шаг

Уточню, совсем маленький шажок - игра словами, которая приводит к далеко идущим последствиям. Вместо прояснения экономических реальностей - идеолого-пропагандисткое шаманство. И уже только за это надо поблагодарить нобелевский комитет в этом году, что он привлек, хотя и невольно, внимание к данной проблеме и напасти.

Во вчерашнем интервью, опубликованном в New York Times новый лауреат нобелевской премии по экономике Юджин Фама действительно именно спешит подчеркнуть:

"Я придумал термины "эффективные рынки" и "рыночная эффективность". Вы можете найти их в работе, которая я написал в 1965 г. Но это только слова (выделено мной)".

Марк Бьюкэнен, комментатор Bloomberg, профессиональные интересы которого пролегают на стыке теоретической физики и экономики в свою очередь поясняет:

"Обычно в экономике слово "эффективность" относится к теоретической оценке способности рынка распределять ресурсы с целью их наилучшего использования. Это понимание идет из моделей экономического равновесия Кеннета Эрроу и Джерарда Дебре, с которыми они выступили в 50-х гг. Эти модели настолько не имели никакого отношения к реальности, что никто на самом деле не знал, какие последствия они могут иметь для реального мира, в котором мы живем. Но их понимание эффективности по крайней мере имеет смысл: в идеале рынок обеспечивает результаты, которые лучше любых альтернатив.

Работы Фама привнесли значительную дозу неразберихи из-за их использования слова "эффективный" в совершенно ином смысле. Он говорил об "информационной эффективности" и определял ее как ситуацию, при которой рыночные цены "отражают всю имеющуюся информацию".

На протяжении последующих лет он и другие играли с различными вариантами эффективности - сильная, средняя, слабая, - которые отличались только тем, какую информацию (частную или имеющуюся в общественном доступе) они должны были отражать в ценах, существующих в реальном мире... 

В конечном счете данные реального мира поддерживали только слабую форму, при которой эффективность означала то, что движения рынка почти невозможно предсказать, что означало: для инвестора крайне сложно переиграть рынок. Это почти ни для кого не является неожиданностью и не имеет ничего общего с тем, как любой нормальный человек понимает слово "эффективный"...

Хуже всего было то, что принятие без какого-либо сопротивления фразы "рынки эффективны" на протяжении десятилетий способствовало самоуспокоенности в отношении состояния глобальной финансовой системы. Фама и другие показали, что рынки "эффективны" в своеобразном техническом смысле и использовали общепринятое понимание этого слова для того, чтобы убедить нас в том, что рынки отлично справляются со своей работой и поэтому их лучше не трогать.

Трудно сказать, было ли это преднамеренным обманом или только самообманом. Но так или иначе это сослужило плохую службу человечеству".



Другие материалы по теме:




суббота, 26 октября 2013 г.

Меркель теперь напоминает мне про Незнайку

Почему?

Помните бедолагу Незнайку, попробовавшего свои силы на ниве шаржей кистью и пером? Все смеялись только до тех пор, пока дело не доходило до шаржей на них самих. Тогда все начинали требовать, чтобы Незнайка немедленно прекратил свои мерзкие занятия.

А теперь прочтите данное наблюдение Гленна Гринуолда:

"…Отметьте, такой лидер, как канцлер Ангела Меркель, среагировала во общем равнодушно, когда месяцы назад было обнаружено, что АНБ масштабно шпионит за всеми гражданами Германии, но внезапно вспыхнула возмущением только, когда оказалось, что она лично тоже попала под прицел слежения. Эта реакция эффективно раскрывает истинный тип мышления многих лидеров Запада".

Чем мог бы гордиться Евгений Евтушенко

Интеллигенция - то, что от нее осталось в постсоветской России - бурно обсуждает беседы Евгения Евтушенко с Соломоном Волковым, часть из которых транслировалась на днях по первому каналу. И Евтушенко в этом обсуждении не щадят.

Но вот, что мне подумалось, когда написал последний пост про проблему политического убежища: Евтушенко мог бы несомненно гордиться тем, что вряд ли когда-либо приходило ему в голову гордиться, при том, что принадлежит к тем, кто свои "награды" надевает на пиджак - он оказался среди, полагаю, ничтожнейшего меньшинства населения СССР, которое публично, резко и искренне выступило с осуждением и советской агрессии против Чехословакии, и американской агрессии в Юго-Восточной Азии.

И сегодня такой взгляд на мир - большая редкость.

В каких странах можно просить политическое убежище?

Американский журналист-блогер Гленн Гринуолд, через которого от Эдварда Сноудена на потрясенный мир обрушиваются потоки занятных новостей об американском Агентстве национальной безопасности, рассказал немало интересного в беседах с журналистом издания Advocate.

В ходе этих бесед Гринуолд прерывался на интернет-чат со Сноуденом, с которым он поддерживает регулярные и тесные контакты. Так, мы теперь знаем реакцию Сноудена на Москву после трехмесячного пребывания в России. По словам Гринуолда, она формулируется так: "Moscow kinda sucks". Это трудно переводимый американский жаргонизм - в вольной трактовке предлагаю в бессмертной фразе "Какая гадость, это ваша заливная рыба" "рыбу" заменить на "Москву". Или если порезче, то - "полный отстой".

От шутливых интонаций Гринуолд переходит к более серьезным вещам, касающимся столь болезненно воспринимаемой у нас - да и не только - темы "а почему Сноуден в Москве?" В материале это подается следующим образом:

"Над нашими головами нависает гигантский постер обложки иллюстрированного журнала, на которой Сноуден в своих очках нежно целует Владимира Путина и одновременно исподтишка наклеивает на спину российского президента стикер "Освободите Pussy Riot". Гринуолд фыркает: "Ненавижу эту обложку. Она такая идиотская".

Гринуолд признает, что он становится "немножко злым", когда спрашивают о его или Сноудена отношении к России. "Я прекрасно знаю недостатки российского общества, также, как я хорошо знаю недостатки американского общества", - говорит Гринуолд. "Тысячи людей запрашивают и получают убежище в США каждый год, и никто не выражает удивления, мол, не странно ли, не парадоксально ли это, что люди хотят получить убежище в стране, у которой есть тюрьма посреди океана, где заключенных держат в клетках без суда на протяжении 10 лет, в стране, которая использует беспилотные аппараты (для тайного убийства) и прибегает к пыткам?" - несколько раздраженно развивает свою мысль Гринуолд. "Цель политического убежища состоит не в том, чтобы объявить миру, какая страна является вершиной цивилизации. Целью убежища является нахождение страны, которая одновременно готова и может защитить вас от политических преследований". Далее Гринуолд добавляет: "Ни в коей мере место убежища не является формой выражения поддержки политики страны, ее законов или ценностей. То, что он оказался там, - не результат его свободного выбора. Он пытался транзитом (через Москву) добраться до Латинской Америки, а США аннулировали его паспорт и угрожали другим странам, чтобы они не предоставляли ему безопасного проезда".

На заключительном этапе своей поездки в Гонконг на встречу со Сноуденом Гринуолд был уверен, что Сноудена похитят и продержат в США без суда годы также, как и разоблачителя Челси Мэннинг, которую Гринуолд считает героем. Трехлетнее досудебное тюремное заключение Мэннинг и наказание в 35 лет тюрьмы, как полагает Гринуолд, свидетельствует о том, что Сноуден был прав, когда искал, где только мог, безопасного убежища. "Вопрос, который должен задаваться, состоит не в том. почему Сноуден в России? Вопрос, который должен ставиться, заключается в том, почему Америка более небезопасна для разоблачителей (преступлений государства)?"

По-моему, в самое яблочко. Нынешним пуристам, осуждающим и не принимающим на дух Сноудена из-за его вынужденного пребывания в России, в 70-х годах, наверное,  и в страшном сне не могло даже присниться осудить Александра Солженицына, Мстислава Ростроповича, Людмилу Алексееву на том основании, что они добровольно выбрали в качестве места политической эмиграции Соединенные Штаты, которые только что закончили откровенно преступную и самую варварскую войну второй половины XX века.

пятница, 25 октября 2013 г.

О чем не ведут дискуссии россияне?

Если по тому, какие темы вызывают споры в обществе или нет, судить о степени понимания этих тем данным обществом, то может сложиться впечатление, что в России отлично понимают все, связанное с рынком, а в США - так совсем наоборот, до сих не смогли разобраться с тем, что это за "зверь" такой - свободный рынок.

Наша образованная-креативная публика живет мантрой: мы за свободный рынок и против советской экономики, то есть государственного вмешательства в экономику. Дихотомия - или свободный рынок или государственное вмешательство - прочно въелось в сознание многих. Прекрасно. Но что такое рынок?

Если поставить этот вопрос не экономисту, а типичному представителю российского креативного класса, то вместо уточнения неких экономических понятий вы скорее всего вынужденно займетесь изучением человеческой анатомии, ибо только этому смогут поспособствовать уставленные на вас выпученные глаза.

Ну что ж, бывший министр труда в администрации Клинтона и ныне профессор Калифорнийского университета в Беркли Роберт Райх может помочь в таком запущенном случае сфокусировать взгляд.

Чуть-чуть ликбеза от Роберта Райха:



"В реальности "свободный рынок" это ряд правил о том, (1) что можно иметь в виде собственности и что можно продавать  (геном? рабов? ядерные материалы? младенцев? голоса?); (2) на каких условиях (равный доступ к интернету? право организовывать профсоюзы? корпоративные монополии? срок действия патентной охраны?); (3) при каких условиях (ядовитые лекарства? небезопасные продукты питания? пирамидные финансовые схемы? необеспеченные деривативы? рабочие места с нарушениями техники безопасности?); (4) что является частным, а что общественным (полиция? дороги? чистый воздух и вода? здравоохранение? хорошие школы? парки и детские игровые площадки?); (5) как и за что платить (налоги, пользовательские сборы, специальная калькуляция?). И так далее".

А далее Роберт Райх подчеркивает ключевой момент, о котором забывают все уверовавшие в указанную выше дихотомию:

" Правила не существуют сами по себе в природе - они человеческое творение. Государство не "вламывается" в свободные рынки. Государство организует и поддерживает их. Рынки не "свободны" от правил. Правила определяют их".

Когда зашла речь о "правилах", то всякий напрягается, ибо сразу возникает вопрос об их цели и о том, кто конкретно эти правила устанавливает. Вот как здесь рассуждает Райх:

"Они (правила) могут быть сформулированы таким образом, чтобы максимизировать эффективность (при имеющемся характере распределения ресурсов) или способствовать росту (в зависимости от того, чем мы готовы пожертвовать для обеспечения роста) или содействовать справедливости (в зависимости от наших представлений о том, каким должно быть приличное общество). Возможно также определенное сочетание всех трех целей, которые совсем необязательно конкурируют между собой. Имеющиеся данные, к примеру, указывают на то, что при более широком разделении плодов процветания, у нас оказывается и более быстрый рост.

Могут сформулированы даже такие правила, которые усиливают концентрацию богатства в руках немногих наверху и оставляют всех остальных сравнительно бедными и экономически незащищенными.

Все это приводит нас к ключевому политическому вопросу: кто принимает решение о тех правилах, которые будут действовать? Если бы наша демократия работала бы, как она и должна была бы на деле, надо полагать, выбранные нами представители, главы ведомств и суды создавали бы приблизительно такие правила, какими бы мы хотели, чтобы они были. Экономика работала бы на нас.

Вместо этого правила придумываются в основном теми, у кого есть силы и ресурсы покупать политиков, глав регулятивных органов и даже суды (а также и адвокатов, которые появляются в них). По мере того как доходы и богатство сконцентрировались наверху, там же сосредоточилось и политическое влияние. И у кого больше влияния, тот и определяет правила".

Короче, рынок - ничего личного.

Роберт Райх заключает свое короткое введение в науку о рынке следующим выводом:

"Не случайно, это те же самые люди, которые хотят, чтобы вы и все другие поверили в фикцию неизменности "свободного рынка".



Консерваторы верят в рынок, но не "отвечают за базар"

Российским "либералам" нравится свое самоназвание - либералы (мне уже приходилось затрагивать эту тему). 

Не станем ввязываться в игру в слова: что называть "либерализмом", что "консерватизмом", тем более если согласимся, что важным пунктом веры российских "либералов" является тезис "больше рынка, меньше государства". Для современного россиянина, который даже под кроватью у себя дома может обнаружить кривую лоснящуюся самодовольную рожу российского бюрократического государства, данный тезис находит вполне понятное понимание. Россиянин, еще не забывший недавнее советское прошлое, доброжелательно также воспринимает и другой тезис российских "либералов" - пусть рынок, а не "начальники", то есть тоже государство, определяет по заслугам победителей в жизни. Настороженность по крайней мере у внимательного россиянина появляется, когда он слышит в декларациях "либералов" деление соотечественников на "самостоятельных и энергичных", с одной стороны, и на "иждивенцев", - с другой. К "иждивенцам" по существу относятся все те, кто рассчитывает, что государство не отвернется от своей социальной функции и будет финансировать не только свой карательный аппарат, но и в адекватных объемах образование, медицину, пенсионное обеспечение. Любой нормальный человек содрогнется от предложений проговаривающихся молодых "либералов", подставляющих старших товарищей, когда по преждевременной лихости они утверждают, что в будущем надо бы вообще упразднить пенсии как анахронизм. В общем это в других странах называется идеологией экономического консерватизма, но не будем придираться к дефинициям и лучше поговорим немного об истории.

Родоначальником консерватизма как законченной философии-идеологии считается англичанин Эдмунд Берк, живший в XVIII веке. На протяжении всей своей жизни он испытывал нехватку средств, утопал в долгах и даже изучал итальянский язык на тот случай, если ему придется срочно бежать из Англии в Италию, чтобы не очутиться в долговой тюрьме. За два года до смерти он с помощью своих влиятельных друзей получил от британского правительства две суммы, покрывавшие его долги, а также пенсию, которая наряду с другими его доходами решала его финансовые проблемы.

Американский исследователь консерватизма Кори Робин, рассказывая о личной судьбе Берка, с иронией далее отмечает: "Три месяца спустя (после получение правительственных подарков), когда Берк опять взялся за перо для выступления против идеи субсидирования правительством зарплат сельскохозяйственных работников (с тем, чтобы они могли содержать себя и свои семьи), он пишет: "Обеспечивать нас необходимым - не во власти правительства".

Российские идейные наследники Берка, как мы прекрасно, знаем также не гнушаются получать подношения от государства или просто возглавлять государственные исследовательские структуры, чтобы и далее развивать идеи "кризиса социального государства".

среда, 23 октября 2013 г.

Кто лжет чаще?

Увы, если приходиться заниматься вопросами политики и экономики, то нельзя обойти стороной этот наивный до крайности вопрос - какой тип людей лжет чаще? 

Экономист из канадского Университета Реджина Джейсон Чайлдс если не закрыл окончательно своим новым исследованием этот вопрос, то по крайней мере предложил некоторые, возможно, облегчающие нам жизнь подсказки.

Для своего эксперимента Чайлдс отобрал 400 студентов, выбравших вводные курсы по экономике, и поделил их на пары - "отправителя" и "получателя". По схеме эксперимента "отправителям" говорили, что они должны будут получить либо $5 и $7 в одних случаях, либо $5 и $15 - в других. В задачу "отправителей" входило проинформировать находящихся в другой комнате "получателей" о выплатах и предложить им сделать выбор, какую сумму они хотели бы получить при понимании, что оставшаяся сумма тогда доставалась бы "получателю". Если бы "отправители" честно информировали бы о имеющихся для отправления суммах, то они были бы обречены получать наименьшую. Конечно, если только они не начинали хитрить.

Не берусь судить, в какой мере такой эксперимент является безупречным, но, думается, все же определенную пищу для размышлений он дает.

Канадский исследователь выяснил: 

"Мы обнаружили, что пол, возраст, оценки, долги студента, размер выигрыша, социально-экономический статус и средний объем времени, посвящаемый религиозным размышлениям, не связаны с решением лгать".

Короче, врать могут фактически все. В чем опытным путем каждый из нас удостоверяется в какой-то момент своей жизни.

Вместе с тем, исследование обнаружило, что большую готовность врать ради получения финансового выигрыша готовы:


  • Студенты, специализирующиеся в такой дисциплине как бизнес. Это может быть результатом того, гадает Чайлдс, что бизнес начинают изучать именно те, кто более всего мотивирован финансовыми соображениями. Интересно, что, согласно другому исследованию, изучающие бизнес более предрасположены к жульничеству и в процессе обучения.
  • Студенты, чьи родители в разводе. Этот вывод подтверждают другие исследования, которые находят детей из разбитых семей вообще более склонны к антиобщественному поведению.
  • Студенты, считающих, что религия "занимает большое место в их жизни". Это поразительный результат, комментирует Чайлдс, так как религия проповедует честность как добродетель. Может быть, спешит объясниться Чайлдс, что учась в светском образовательном учреждении, более религиозные студенты чувствуют себя неловко и изолированно и потому вынуждены прибегать к лжи.

Что ж, все может быть и так. Но может загвоздка в "неправильной" конфессии, тороплюсь добавить со своей стороны и я, ибо ой-как не хотел бы вместо ведения данного блога вдруг заняться швейными упражнениями до изнеможения. 







"Конец лицемерию"

Так называется статья, только что появившаяся в журнале  Foreign Affairs, флагмане политической мысли американского истеблишмента. Написана она двумя профессорами Университета Джорджа Вашингтона Генри Фаррелом и Мартой Финнемор, хотя читается так словно она вышла из-под пера датского сказочника.

Привожу некоторые выдержки из нее:

"Правительство США выглядит возмущенным тем фактом, что секретные материалы о его не самом привлекательном поведении утекают в прессу... Однако, американскому истеблишменту плохо удается объяснить, почему те, с помощью которых эти материалы утекают, представляют такую большую угрозу. Несомненно, ничего из того, что сделали достоянием гласности Мэннинг и Сноуден, должно было бы шокировать тех, кто был внимателен.

Более серьезная угроза, которую представляют такие поставщики секретной информации, как Мэннинг и Сноуден, состоит в нечто менее явном, чем лобовой удар по национальной безопасности США: они подрывают способность Вашингтона вести лицемерно и при том так, чтобы это сходило ему с рук. Исходящая от этих людей опасность состоит не в том, что они разглашают какую-то новую информацию, но в том, что они предоставляют документированное подтверждение того, чем на самом деле занимаются США и почему. Когда эти действия США вступают в конфликт с правительственной публичной риторикой, что происходит часто, американским союзникам становится сложнее не замечать завуалированное поведение Вашингтона, а противникам США оказывается проще оправдывать свое поведение.

Мало кто из американских официальных лиц считает, что их способность вести лицемерно является важным стратегическим активом. В действительности одна из причин эффективности американского лицемерия как раз и состоит в том, что  оно проистекает из искренности: большинство американских политиков не осознают, в какой степени двулична их страна. Однако по мере того, как Соединенные Штаты оказываются менее способны отрицать наличие дистанции между их словами и поступками, они сталкиваются со все более сложным выбором и, в конечном счете, могут быть вынуждены начать реально практиковать то, что они проповедуют".

Американские политологи - честь им и хвала - в том числе объяснили и причины той жуткой ненависти, которую испытывают к Сноудену российская прогрессивно-оппозиционная общественность. Разоблачения Сноудена мешают и им также играть ту политическую игру, в которой заметное место принадлежит, увы, как это ни печально, но пресловутому "госдепу". Речь, здесь, конечно, не идет о вульгарном подкупе, на котором тупо настаивают кремлевские пропагандисты, но об общем подходе всех недовольных властью - и традиция эта берет начало еще в давние советские времена - политического противопоставления "рыцаря в белых одеждах", воюющего против "дракона". Такое облегченное видение реальности позволяет свободно, не задумываясь опираться на политические и информационные ресурсы США в неравной борьбе с ненавистным противником, против которого все средства хороши. Между тем, реальность такова, что, перефразируя "классика", "оба - драконы", хотя каждый по-своему.

"Ушибленная" Сноуденом прогрессивная общественность продолжает пузыриться против него злобой. Одиозная Юлия Латынина, которая ведущими оппозиционными СМИ воспринимается в качестве их "золотого пера и голоса", настаивала:

 "Малала Юсуфзай стала лауреатом премии Сахарова за свободу мысли (уже от себя добавлю - и это действительно здорово, особенно с учетом того, что бюрократы из нобелевского комитета отдали премию в этом году не ей, а очередной организации). Причем, там были другие претенденты, в частности, господин Сноуден. И вот я очень рада, что премия досталась Малале, потому что разница между Малалой Юсуфзай и Эдвардом Сноуденом очень проста: одна борется против терроризма, а другой – за терроризм".

Но то, что простительно странноватой, чудящей Латыниной, не простительно энергичному, хорошо информированному и многоопытному журналисту, создателю газеты "Ведомости" и русскоязычных версий разных западных журналов Леониду Бершидскому. Свой очередной комментарий для сайта Bloomberg  он озаглавил так - "Сноуден вдохновил Россию усилить интернет-шпионаж". Так значит, Сноуден, а не делишки АНБ, о которых Сноуден только поведал (если вообще соответствующие структуры в России нуждаются в каком-либо стороннем вдохновении)? Ну ни это ли ярчайшая иллюстрация тезиса авторов из Foreign Affairs, и проблем уже с элементарной логикой, создаваемых самоиндентификацией с американскими властями, которые отнюдь не равнозначны американским идеалам демократии?




понедельник, 21 октября 2013 г.

За кого голосовала инновационная экономика США в 2012 г.?

Помните карту, на которой отмечена география подачи заявок на регистрацию патентов в 2011 г.
- она была в одном им недавних постов? У нее есть и политическое измерение.

Но для начала повторим ее:




А теперь сравните ее с картой, на которой показано распределение голосов между Обамой и Ромни в 2012 г.:



Нетрудно увидеть, что инновационные регионы США более интенсивно голосовали за Обаму.

Где американские "форбсы" делали свои миллиарды?

Журнал American Economic Review опубликовал следующий анализ источников Больших Денег у миллиардеров, попавших в свое время в список 400 самых богатых американцев по версии Forbes:




Если в 1982 г. больше всего в списке были представлены миллиардеры из сектора энергетики и несколько отставали от них "воротилы" недвижимости, то уже в 1996 г. - из сектора ритейла/ресторанного бизнеса. К 2000-м гг. вперед вырвались в списке миллиардеры из технологического сектора/венчурный капитал. А в середине 2000-х в списке стали доминировать представители финансового мира.

За рассматриваемый период среди попавших в список увеличилось численность тех, кто были первыми в своей семье бизнесменами - с 40 до 69%, при этом "не родившихся в богатстве" стало меньше: в 1982 г. их было 60%, а в 2011 г. - только 32%. Иными словами, Америка тех, кто по доходам принадлежит к 0,0001%, становится более "меритократической". Или, если сформулировать иначе, понижается уровень своего рода миллиардерского job security. 

пятница, 18 октября 2013 г.

Кому верить - бывшим генералам КГБ или Сноудену?

Материал на сайте российского журнала The New Times "Операция беглец": 

"По мнению Алексея Кондаурова, все, что можно было выудить полезного из Сноудена, сотрудники российских спецслужб уже получили. Не сомневается Кондауров и в том, что все это время Сноуден вовсе не сидел в Шереметьево, а был препровожден на один из объектов ФСБ и лишь на несколько часов вернулся в аэропорт, чтобы выступить моделью для Life News. Этого мнения придерживается и генерал-майор Службы внешней разведки РФ в отставке Юрий Кобаладзе, заявивший The New Times, что со Сноуденом тут же стали «работать» и происходило это уж точно не в Шереметьево. При этом оба отставных генерала абсолютно уверены в том, что Сноуден сдал российским спецслужбам всю имеющуюся у него информацию. «Он ведь в капкане, — рассуждает Алексей Кондауров. — Разговор может быть разным: или рассказывай, или поедешь в США. Было бы смешно, если бы с ним начали работать и не использовали бы легкий шантаж".

Материал на сайте газеты New York Times от 17 октября:

"Эдвард Сноуден, бывший контрактор Агентства национальной безопасности, заявил в пространном интервью в этом месяце, что он не взял с собой в Россию никакие секретные документы АНБ, когда он бежал в эту страну в июне, тем самым гарантируя, чтобы российские разведслужбы не получили к ним  доступа.

Сноуден сказал, что он оставил все добытые им документы журналистам, с которым он познакомился в Гонконге, до своего вылета в Москву, и что не сохранил у себя какие-либо их копии для себя. Он не взял, по его утверждению, данные файлы в Россию, "потому что это не отвечало бы общественным интересам".

"В чем могла состоять какая-либо польза от того, что копия этих материалов и далее находились со мной?" - добавил он. Он также утверждал, что смог защитить документы от разведчиков в Китае, потому как был знаком с разведвозможностями этой страны, пояснив, что под его прицелом, как контрактора АНБ, находились операции в Китае, и он вел курс по ведению контркиберразведки против Китая.

"Шансы того, что русские и китайцы получили какие-либо документы, равны нулю", - заявил Сноуден.



Сирия - сюжет для Агаты Кристи? Часть 2.

Осуществление плана по "химическому" разоружению Сирии, а также политический кризис в Вашингтоне, да и другие события отодвинули даже не на второй, а на четвертый-пятый историю с использованием химического оружия против гражданского населения в августе.

Так до сих пор и неясно, кто реально стоит за этой чудовищной августовской акцией. Доклад экспертов ООН, скорее, только породил новые вопросы (здесь).

14 октября газета New York Times опубликовала материал под интересным заголовком: "Сирийских повстанцев призывают допустить инспекторов к объектам с химическим оружием". В статье, в частности, говорится:

"Западный дипломат в арабском мире заявил, что хотя сирийское правительство с юридической точки зрения несет ответственность за уничтожение химического оружия в соответствии с международным соглашением, его противники тоже должны оказать содействие данному процессу, так как некоторые объекты, на которых размещено химическое оружие, находятся вблизи разделительной линии сторон или на территории, находящейся под контролем повстанцев".

Газета не уточняет, находились ли эти объекты на территории, контролируемой повстанцами еще в те дни в августе. Но если да, то это заметно усложняет картину, столь однозначно обрисованную госсекретарем Джоном Керри ходе его международного тура, призванного обеспечить международную поддержку намерению США наказать сирийские власти за применение химоружия. 

То, о чем сообщила New York Times, лишний раз позволяет думать, что неожиданный разворот в духе Агаты Кристи в отношении того, кто в самом деле виновен в нанесении ударов по гражданскому населению химоружием, вовсе не исключен.

В США стали меньше пользоваться автомобилем

В посте о том, каким образом американцы предпочитают добираться до работы, отмечалась совершенно ясная тенденция - автомобилем. Если в 1960 г. так делали 62,7% американцев, то в 2011 г. - 84,4%.

Но вот другая статистика, представленная на диаграмме ниже, которая добавляет важную нюансировку во взаимоотношения американцев с автомобилем:




Итак, США достигли пика в количестве купленных автомобилей и количестве миль, которые они на них покрыли, в 2005 г. Хотя, как видно из диаграммы, кризисы, влияющие на цену бензина, естественным образом приводили к уменьшению пользованием автомобилем, пик в данном случае был достигнут до начала Великой рецессии в 2007 г., и она только усилила спад в автомобильной активности американцев. И хотя спад, как прогнозируют специалисты, так или иначе закончится, но пик "автомобилизации" в США, видимо, пройден. Кстати, в ряде других развитых стран, таких, как Австралия, Франция и Япония, этот пик пройден тоже.

среда, 16 октября 2013 г.

Некоторые соображения к решению нобелевского комитета по премиям в области экономики

Присуждение мемориальной Нобелевской премии по экономике Юджину Фама и Роберту Шиллеру вызвало бурю эмоций среди экономистов и непонимание среди неспециалистов. Фама и Шиллер отстаивают прямо противоположные взгляды - один выдвинул гипотезу эффективности рынка, другой - теоретически ее опровергает. 

Характерна реакция греческого экономиста и популярного блогера Яниса Варуфакиса :

"Как только я услышал, что Фама и Шиллер (вместе с Хансеном) получили псевдонобелевскую премию по экономике, моей первой мыслью было: что дальше? Премия имени Дарвина какому-нибудь ярому креационисту? Премия на звание лучшего морехода капитану "Титаника"?

Но затем я изменил свое мнение. Вручение "Нобеля" одновременно и Фама и Шиллеру было блистательным средством хеджирования. Лучше может быть только вручение премии по физике Галилею и инквизитору, в чьих руках он оказался".

В своем последующем посте Варуфакис разъяснил, в чем он видит "токсичность" теорий Фамы, и сделал общий вывод, в котором сходятся критики этих теорий:

"Несмотря на их очень впечатляющие лейблы и техническое оснащение, эти экономические модели были всего лишь математическими версиями трогательного суеверия, что рынки разбираются во всем лучше других, как во времена спокойствия, так и в периоды волнений".

Не вдаваясь в детали, что конкретно понимал под "эффективностью рынка" Юджин Фама, подчеркну только, что эта теория научно подкрепляла вполне определенную идеологию - мол, нечего учить ученого, рынки саморегулируемы, поэтому поменьше госрегулирования и любого вмешательства государства в экономику. (Здесь хотелось предостеречь от  прямолинейных и спекулятивных аналогий: надо иметь в виду принципиальную разницу между той ролью, которое может играть государство в экономике на Западе, и его значением во многом вульгарно огосударствленной экономике России). Так что в определенном смысле Фама несет свою долю ответственности за разгоревшийся в октябре политический кризис в Вашингтоне, где энергию закусивших удила республиканцев питает как раз эта идеология.

В своем интервью в конце 2009 г. с обозревателем журнала New Yorker Джоном Кэссиди (на русском языке его можно прочитать здесь) - кстати, это интервью широко сейчас цитировалось - Юджин Фама категорически отвергал даже саму мысль, что экономический кризис 2007 г. каким-либо образом поколебал правоту его теории. Хотя немало есть и сейчас экономистов, которые готовы в этом согласиться с Юджином Фама, мне лично близка позиция, которую сформулировал тот же Джон Кэссиди в своем отклике на оригинальное решение нобелевского комитета:

"Но есть опасность, что некоторые читатели могут сделать вывод из статьи (статьи в New York Times, проанонсировавшей присуждение нобелевской премии по экономике), а также других материалов в печати, что вопрос о том, являются ли финансовые рынки эффективными, еще неразрешенным. Это не так. После того, как мы в прошедшие полтора десятка лет столкнулись с пузырем на фондовом рынке, а также кредитным пузырем, мы можем быть достаточно уверенными, что финансовые рынки иногда хронически неэффективны. И единственный остающийся нерешенным вопрос заключается только в том, в какой степени неэффективны".

Не хочу ли я тем самым сказать, что Нобелевская премия была присуждена Юджину Фама незаслуженно? Целый ряд экономистов, которые нельзя отнести к числу его единомышленников, к примеру, тот же Поль Кругмэн, в своих комментариях каждый по своему отмечает заслуги Фама перед экономической наукой (см., например, здесь, здесь, здесь). 

В отличии от Яниса Варуфакиса широко читаемый блогер-экономист Ноа Смит прибег к иному сравнению: для него Юджин Фама с его гипотезой эффективного рынка - это своего рода ньютоновская механика, когда как шиллеровские концепции - энйштеновская теория относительности и квантовая механика. Ноа Смит пишет:

"Гипотеза эффективного рынка - это простая модель, работающая хорошо в одних случаях, и не очень хорошо - в других. Она служит прекрасным руководством к действию для большинства инвесторов. Она не очень подходящее руководство при выработки политики потому, что пузыри реально надуваются, и от них реально страдает экономика, даже если вы не можете предугадать, когда они лопнут".

В этой оценке Ноа Смит затрагивает нерв общественных дискуссий вокруг экономики, которые решение нобелевского комитета в этом году, думаю, только подстегнет. Как любая научная дисциплина, экономика решает свои фундаментальные и частные вопросы, важные для нее как науки. В этом смысле она не отличается от физики и химии, где на плечи Ньютона и Лавуазье со временем и органично "встают" Эйнштейн и Полинг. 

Но в отличии от  химии и физики экономика - это не естественнонаучная, а общественная дисциплина, призванная отвечать на вопросы, которые ставит перед ней общество, ожидающее от нее помощи в прокладывании магистральных путей развития. Экономика обязательно и даже, полагаю, в первую очередь должна откликаться на эти общественные ожидания. Если у экономики этого не получается, то формулирование самых хитроумных и по своему точных моделей с применением сложнейшего математического аппарата оказывается в конечном счете не больше, чем "игрой в бисер", и бедой для репутации самой науки и ее служителей.



вторник, 15 октября 2013 г.

Обыкновенный тоталитаризм

Все, наверное, прекрасно помнят размышления одного из персонажей фильма "Белорусский вокзал", с ностальгией вспоминающего свою окопную жизнь: "Все ясно - вот враг, рядом свои, и наше дело правое".

Такая внешняя ясность наблюдалась и в политике до 90-х гг. Затем картинка как будто потеряла фокус и стала несколько раздваиваться. Имеющегося политологического инструментария стало не хватать для описания конструкций, выстроенных в России. "Имитационная демократия", как предлагается некоторыми? Уже этот термин лишний раз подчеркивает утрату былого политологического фокуса.

Если размывание ясности в какой-то мере было ожидаемо у нас, здесь, то как дела обстоят на "другой стороне"? Давно идущее бурление в леволиберальном сегменте западных политологов приводило к "иконоборчеству", которое встречалось со скептическими улыбками среди политологического "мейнстрима". Но первые десятилетия нового столетия принесли немало фактического материала (нынешний системный политический кризис в Вашингтоне - последний пример этого процесса), который требует переосмысления и замораживает былые снисходительные улыбки.

Профессор права и истории права Колумбийского университета Э. Моглен 9 октября прочел первую из серии публичных лекций, в которой для многих, пожалуй, было шокирующим то, как он обозначил этот феномен "раздвоения фокуса". Привожу отрывок из этой лекции:




"Мы были готовы в ХХ веке пожертвовать многими великими городами мира и смириться с десятками миллионов жертв, чтобы уберечь себя от той формы правления, которую мы называем "тоталитаризмом" и при которой государство становится столь мощным и столь всепроникающим, что оно перестает признавать границы частной жизни и втягивается во все стороны жизни его граждан. Это государство, которое слушает каждый телефонный разговор и берет на заметку всех, кого знал каждый нарушитель спокойствия.

Так что, к сожалению, позвольте нам сказать правду, как она представилась людям, работавшим в системе (сотрудники разведки США, которых оказались диссидентами): когда нравственная составляющая у свободы была убрана, наше государство принялось приспосабливать процедуры тоталитаризма к сути демократического общества.

Нет исторического прецедента для конструкции, при которой процедуры тоталитаризма были бы совместимы с системой просвещенного, сфокусированного на индивидуальности, демократического самоуправления. Никто еще в истории человечества не выступал с такими воззрениями..., которые давали бы уверенность в способность процедур тоталитаризма сосуществовать с процедурами конституционного демократического самоуправления. Пока ограничусь тем тезисом, что вездесущее, всепроникающее прослушивание порождает страх. И мне нужно быть судьей Брандейсом (сформулировал в 1890 г. концепцию права на нерушимость частной жизни), чтобы сказать вам, что страх является врагом для разумной, упорядоченной свободы".

Интересная формулировка, которой внутренне сопротивляешься: процедуры тоталитаризма, приспосабливаемые к демократическому обществу.



Американский гендиректор (CEO): если ты лидер, то лидер во всем

В сентябре 2010 г. исследовательский центр Institute for Policy Studies опубликовал обзор по компенсации гендиректоров американских компаний "CEO Pay And Great Recession", содержащий любопытную статистику:

"Гендиректора 50 компаний, в которых было уволено больше всего работников с начала экономического кризиса, заработали в среднем в 2009 г. 12 млн. долл. - на 42% больше, чем в среднем гендиректор компании, входящей в список S&P 500".


понедельник, 14 октября 2013 г.

Не-Робеспьер

В ужасе, как бы его действительно не постигла судьба Робеспьера, наш Не-Робеспьер укрылся во время бирюлевских событий так, что его не отыскал бы и Фуше.

воскресенье, 13 октября 2013 г.

Исключительные американцы

Американцы влюблены в различные гаджеты и боготворят предпринимателей-пионеров в разработке новых технологий. 

Вот три истории о таких исключительных американцах.


Элон Маск



"Миллиардера Элона Маска называют "следующим Стивом Джобсом" после блистательного дебюта последней модели электромобиля, представленной его компанией "Тесла". Справедливо. Маск, также, как и Джобс, преуменьшает значение помощи со стороны налогоплательщиков, на которой покоится его успех. Маск утверждает, что "Тесла" "по-прежнему была бы на коне" и без займа в 465 млн. долл., который предоставило министерство энергетики США. Но поддержка налогоплательщиков, уточняют аналитики, была жизненно необходимой для "Теслы". Они указывают на массированные субсидии со стороны государства на создание аккумуляторов, а также налоговые вычеты, которые получают покупатели электромобилей. Тем не менее, Маск теперь хочет положить конец госпомощи, направленной на развитие новых технологий. Это отражает, по словам специалиста по вопросам автомобильной индустрии Джима Мотавалли, тенденцию среди преуспевших предпринимателей "втянуть за собой лестницу, по которой они забрались на верх". Как добавляет к этому пишущий на темы охранs окружающей среды Майкл Шелленберг, нам всем "стало бы лучше, если бы эти предприниматели демонстрировали хотя бы немного больше благодарности и смирения". 



Питер Тиль



"В то время как аналитики полагают, что нарушение потолка госдолга ввергнет финансовые рынки в штопор, Уолл-стрит нервно наблюдает издалека за действиями конгресса. Но если там ищут кого-нибудь, на кого можно было возложить вину за сложившуюся ситуацию, они могли бы начать с представителей своего круга.

Небольшая группа финансистов стала источников большей части спонсорских денег, полученных Club For Growth, консервативной общественной организацией, борющейся против налогов, которая добилась значительного успеха, поощряя бескомпромиссную позицию таких деятелей на Капитолийском холме, как сенатор-республиканец от штата Техас Тед Круз.

Питер Тиль, которому 45 лет, передал 2 млн. долл. организации Club For Growth.

Сам Тиль располагает вполне приличной  финансовой подушкой на тот случай, если экономика пойдет ко дну в случае дефолта. Он сделал 1 млрд. долл. только на одних инвестициях в компанию Facebook. Однако, не вполне ясно, в каком положении окажутся инвесторы в принадлежащем ему хедж-фонде Clarium Capital Management. На конец 2010 г. активы этой компании уменьшились на 90% с достигнутой ранее пиковой стоимости. Согласно информационному агентству Bloomberg, стратегия основного хедж-фонда его компании основана "на действиях против основных тенденций в экономике, на которые оказывают влияние политика правительства, экономические циклы, новая технология и колебания на сырьевых рынках". Нет никаких указаний на то, как руководство компании будет реагировать на тенденции, проистекающие от рискованных политических ходов".



Марк Зукерберг



"Марк Зукерберг только что сделал необычную покупку.

Точнее, четыре покупки.

Как сообщила газета Mercury News, миллиардер, основатель компании Fаcebook, купил четыре дома, которые находятся по соседству с его нынешним домом, расположенном неподалеку от Пало Альто. Дома обошлись ему в 30 млн. долл., включая дом площадью 240 кв. м стоимостью 14 млн. долл. 

Как утверждается, Зукерберг предпринял эту покупку после того, как он узнал, что некий девелопер собирается приобрести один домов, соседствующих с его домом, и использовать тот факт, что Зукерберг живет поблизости, для последующей перепродажи этого дома. Зукерберг принялся приобретать дома в декабре. Он сдаст в аренду приобретенные им четыре дома тем людям, которые живут в них сейчас.

Есть что-то грустное и одновременно парадоксальное в том, что Зукерберг предпринял столько усилий для того, что защитить свою частную жизнь. Только вчера пришла новость о том, что Facebook избавился от еще одной настройки конфиденциальности. Скоро даже у тех, кто хотел бы оставаться невидимым для поисковой системы Facebook, не будет выбора, и они в обязательном порядке будут отыскиваться поисковой системой этой социальной сети".

суббота, 12 октября 2013 г.

Символы перемен

Появилась информация о том, что на сайте комитета города Москвы по ценовой политике объявлено о планах потратить на реставрацию семи известных московских памятников 50 миллионов рублей. Половина из них должна пойти на  восстановление снесенного в дни августовского путча 1991 г. памятника создателю советской госбезопасности Феликсу Дзержинскому работы архитектора Сергея Сперанского и скульптора Евгения Вучетича.



Памятник Дзержинскому - наверное, чуть ли не единственный по-настоящему удачный памятник, доставшийся Москве от советской поры. Хотя, конечно, понимаю, почему памятник постигла такая судьба, но не разделял тогда и тем более сейчас языческого исступления толпы. Памятник Дзержинскому в самом центре столицы мог бы служить лучшим напоминанием всем соотечественникам и, главное, новым поколениям о национальном позоре и трагедии ХХ века. А те, кто считает, что памятник мог бы только поработать на благо служителям культа, выглядывавшим из-за его спины, могу порекомендовать оглянуться вокруг - с памятником или без него, эти служители уже давно распрямили плечи в убежденности, что пришло их время.

Как бы ни относится к "свержению" памятника, но постоянный зондаж общественного мнения - а не вернуть ли нам его на прежнее место - приговор нам и нашему времени, который лучше, чем что-либо характеризует мир, который мы построили сами себе.

Впрочем, наверное, с этим символом перемен может поспорить другой. В феврале этого года на Поварской улице, наконец, срубили 270-летний вяз. Кто-то утверждал, что было это сделано с нарушением действующего законодательства и во всяком случае без должного оповещения местных жителей. Власти оправдывались, что дерево страдало от графиоза - болезни, поражающей вязы - и поэтому оно представляло угрозу другим деревьям.



Написал "наконец" потому, что в уже далеком 1987 г. жители Москвы выступили против попытки властей спилить это древнее дерево, чтобы освободить площадку под новое строительство. Это была, по-моему, чуть ли не первая и удачная массовая акция сопротивления властям в раннеперестроечной Москве. Меня всегда удивляло, как быстро это забылось и самими москвичами и их новыми руководителями, порожденными перестроечной эпохой. А так, если подумать, что могло быть красивее праздника той эпохе вокруг спасенного когда-то могучего вяза, по преданиям "видавшего" еще Пушкина - прекрасная связь времен. Но не "срослось". И, если все же взяться за труд оглядеться вокруг, - вовсе не случайно.

В прошлом мае рядом с сохранившимся еще пнем высадили новый молодой вяз - подарок из Германии. Что тоже по-своему символично.

География смертной казни в США

Один из популярных аргументов в пользу смертной казни - мол, в США ее не отменили, а уж там знают, что делать. 

Но представления о широком применении в США смертной казни в виде уголовного наказания не верно. Даже формально статистика, в скольких штатах это наказание  разрешено - 32 - и в скольких нет - 18, - не дает полной картины. Взгляните на эту любопытную карту, составленную на основе доклада американской общественной организации Death Penalty Information Center:



В 85% округов США (всего их 3 143) смертной казни не было с 1976 г. Всего на 2% округов (62 округа) приходится больше половины всех исполненных с 1976 г. смертных приговоров (52%) и больше половины заключенных, ожидающих смертной казни (56%). 

На 1 января 2013 г. в США ожидали смертной казни 3 125 человек в округах, которые составляют лишь пятую часть их общей численности. 

Вопреки тому, что многие думают, смертная казнь чаще всего применяется не в Техасе, а в одном из самых либеральнейших штатов страны - Калифорнии. В 2012 г. только в 9 штатах реально были приведены в исполнение смертные приговоры. В нынешнем году таких штатов будет еще меньше.

Опять же вопреки распространенным представлениям белых американцев, ожидающих сейчас смертной казни, немного больше, чем афроамериканцев - 43,2% против 41,8% от их общего числа по стране.

И, наконец, последняя цифра: стоимость исполнения смертных приговоров в США с 1973 г. вылилась в крупную сумму - 25 млрд. долл.

















пятница, 11 октября 2013 г.

Спор об экономическом неравенстве в России

Выводы доклада Credit Suisse Wealth Report, о котором уже говорилось здесь, были поставлены под сомнение (см., например, здесь и здесь). 

Леонид Бершидский несомненно прав, когда утверждает, что в докладе существенно преуменьшено число россиян с активами более 100 000 долл. - 767 000 всего по стране. С учетом того, сколько стоят самые обычные квартиры, поясняет он, таких людей больше в одной Москве. Это так, но это "лукавый" актив, искажающий понимание реальной картины, ибо квартиры в своем большинстве не приобретались в рыночное время, а уже в достопамятные времена выдавались советским государством. В любом случае точнее было бы приводить данные как с учетом такого актива как личная "советская" квартира, так и данные, в которые бы не входила ее стоимость. 

Мутная картина и в верхней части пирамиды российских собственников, которые стараются подальше спрятать от любопытных глаз имеющуюся у них движимое и недвижимое имущество. Короче, статистика по России выглядит очень ненадежно. 

В общем судите сами. Вот как в целом по России, согласно Credit Suisse Wealth Report, распределена собственность:
93,7% россиян имеют меньше 10 000 долл. в активах? Интуитивно, эта цифра представляется, как минимум, несколько заниженной, даже если не учитывать стоимость квартир.

А вот как выглядит аналогичный "пирог" собственников по США:
Американцев с активами менее 10 000 долл. - 30,7%.



четверг, 10 октября 2013 г.

Америка, которую мы не знаем

В почти любом споре об Америке обнаруживается одна примечательная особенность - мы судим, вольно или невольно, об этой стране по продукции ее кинематографа. И в этом мы не совсем не исключительны - во многом представления об Америке в мире питаются голливудскими киномифами. Более того, им подвержены сами американцы.

Но мне особо хотелось выделить другой важный источник не совсем полных знаний об Америке среди образованного, путешествующего, благополучного слоя моих соотечественников. Помимо тех сугубо туристических впечатлений о тех местах, где бываем, самым фундаментальным источником информации выступает наше непосредственное общение с жителями другой страны, знакомство с их образом жизни. Очень часто именно такое, не книжное, не туристическое знание об Америке формирует некое глубинное представление об этой стране. И все, что не совпадает с созданным таким образом представлением, плохо воспринимается и чаще всего отметается как "чушь" - ну мне-то хорошо известно, как живут Билл и Джессика.

Здесь, сами не замечая, мы забываем, что судим о всей такой многообразной стране по одному слою американцев, с которыми чаще всего доводится общаться, - белые, с достатком выше среднего, хорошо образованные, профессора, журналисты, бизнесмены, творческая богема. За бортом нашего внимания остается вся остальная и не малая часть Америки.

Ну не знаем, и что из этого? Для тех, кто претендует на некое всеобъемлющее ощущение Америки, проблема здесь заключается в том, что столь симпатичные "правила игры", которые действуют в мире, населенном нашими знакомыми Биллом и Джессикой, в этой "подводной" для нас части Америки могут работать с определенной спецификой или не работать вовсе. И то, что мы рассматриваем как некую "американскую норму", по которой вздыхаем, в реальности оказывается своего рода "перевязью Портоса".

Со смехом вспоминаю свою встречу с первым реальным американским детективом-полицейским в гостях у знакомой мне пары университетских профессоров. Испытал воистину культурный шок, когда этот полицейский как само собой разумеющееся отмел мой перестроечный - дело было в самый разгар горбачевских мечтаний - лепет про презумпцию невиновности: мол, на эти глупости у нас в участке просто не хватает людей, мы располагаемся рядом с самым беспокойным районом в городе и должны давать по зубам этой шпане (punks). Рутинная, не киношная американская "жегловщина"...Мои интеллигентные университетские знакомые с пониманием покачивали головой. Они точно не относились к категории punks, к которым не применима презумпция невиновности. И они жили под надежной опекой анискиных. (Впрочем, здесь их представления о жизни покоились на некотором заблуждении. Недавний арест тогдашнего директора МВФ Страус-Кана привлек внимание к поистине средневековой традиции, которую вовсю используется американскими правоохранительными органами, - это так называемая практика perp walk, когда только обвиняемого в преступлении человека демонстративно на виду у всего мира (в лице телекамер) проводят в наручниках, как будто он уже и есть осужденный преступник).

...Вообще мир американских университетов - это особый, спокойный, уютный мир, столь привлекательный для российского образованного путешественника. Ньюйоркский профессор Кори Робин в своем блоге недавно поведал о характерных "правилах игры" в нем. 

Чикагский университет, известный своей кафедрой экономики, прославился, не желая, естественно, также совершенно иным образом. Все началось с того, что в административном корпусе на четвертом этаже сломался дверной замок. Университетский слесарь, уже проработавший на этом месте 23 года, попросил разрешения воспользоваться лифтом, чтобы добраться до того самого замка. Дело в том, что он, как немолодой уже человек, перенес две операции по протезированию тазобедренного сустава и подыматься по лестнице ему было нелегко. Но непосредственный начальник этого слесаря не позволил ему подняться на лифте, а поручил работу другому слесарю, который, как оказалось страдал астмой, и ему также запретили добираться на лифте до сломанного замка. Дело в том, что в университете действовало строгое правило, запрещающее техническим работникам пользоваться лифтами в дневное время.

"Замочная" история стала серьезным раздражителем, разбередившим тихую университетскую заводь. После пяти месяцев борьбы местной общественности, включая угрозы митинга со стороны студентов и аспирантов, президент университета был вынужден поменять правила пользования лифтом. 

Кори Робин подводит такой итог: "Если для того, чтобы работники могли пользоваться лифтом в элитном университете, который в значительной мере находится в центре общественного внимания и потому легче поддается общественному давлению, требуются такие усилия, то что требуется работникам на маленьких фабриках и в удаленных селениях, чтобы добиться соблюдения своих основополагающих прав? Мне бы хотелось, чтобы наши академические теоретики демократии задумывались бы побольше над этим вопросом".

Подозреваю, что не слишком умные циники после этого рассказа начинают ухмыляться - мол, нечего брать на работу "калек", мол, удивил, нам бы их проблемы. Хотел бы напомнить, что великие события нередко имеют своим непосредственным поводом ничтожнейшие события - закупка червивого мяса для матросов (русская революция 1905-1907 гг.) и отказ в торговой лицензии мелкому тунисскому бизнесмену (арабская весна, начавшаяся в 2010 г.). Нет, само собой разумеется, не имею в виду, что "лифтовая" история могла привести к каким-либо великим потрясениям. Но она хорошо иллюстрирует мою мысль, что есть неведомая нами часть Америки, которая, между тем, оказывается крайне важна для ее понимания, ибо она важна для самих американцев, прежде всего для тех, кто не входит в социальный круг Билла и Джессики.

Вы можете не согласиться: это все частности, раздутые автором в библейские знамения. Конечно, частности и не библейские знамения. Но все же весьма показательные истории в рамках ограниченного пространства блога. Но если вам хочется не частности, то поговорим тогда о Блумберге.

Во время прошедших московских выборов мне порой приходилось слышать такие вздохи-восклицания - нам бы такого мэра как мэр Нью-Йорка Блумберг. Прекрасный управленец, создавший крупную медиа-империю и оказавшийся толковой городской головой. Популярный мэр-республиканец, выигравший два раза выборы на территории, которая ориентируется в основном на демократов. Его имя, однако, также связано с практикой stop and frisk, т.е. когда полицейские получают право при наличии подозрения останавливать людей на улице и подвергать их обыску. Если в 2002 г. - в год прихода Блумберга на пост мэра - было зарегистрировано 97 296 таких моментальных обысков, то в 2011 г. их было уже 600-процентное увеличение до 685 724. 

Федеральный судья в окружном суде Нью-Йорка в прошедшем августе признал эту практику неконституционной, поскольку по существу она оказалась глубоко дискриминационной, ибо была направлена против в подавляющем числе случаев против молодых людей афроамериканского и латинамериканского происхождения. Проблема stop and frisk вышла на первое место в идущей сейчас очередной избирательной кампании в городе (Блумберг в ней не принимает участия) - активное осуждение этой практики позволило претенденту от демократов занять лидирующие позиции.

Не собираюсь втягиваться в споры об эффективности данной практики, знакомой и нам по действиям отечественных полиционеров, хотя имеющаяся статистика скорее убеждает в том, что либо она не дает предполагаемого результата, либо он ничтожен (см. здесь). Для меня вся эта ньюйоркская катавасия - еще один уже массовый пример американской жизни, неведомой как для нас, так и для наших Билла и Джессики, живущих в мире, где правовые идеалы Вашингтона и Джефферсона действуют без изъятия.

P.S. Что такое американский stop and frisk можно увидеть на этом видео, сделанном на улицах Филадельфии 27 сентября: