It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

суббота, 31 мая 2014 г.

Все, что вы хотели узнать об истории пиццы, но не знали где

Выходные... Поэтому занятное видео об истории пиццы, которой многие, забыв о всяких диетах, будут сегодня лакомиться.

А вы знаете, что прообраз пиццы был знаком людям еще за 500 лет до Рождества Христова? А пицца в том, виде в каком мы ее знаем, распространилась в Неаполе в XVIII веке. А пицца Маргарита названа в честь итальянской королевы Маргариты, которая ее попробовала в 1889 г. во время визита в Неаполь. 

Итак, смотрите это короткое веселое видео, а затем марш в пиццерию.


Уровень состоятельности имеет значение. Для продолжительности жизни.

Газета Wall Street Journal опубликовала данные экономиста авторитетной исследовательской организации Брукингсовский институт Бэрри Босуорта,  из которых следует, что:

1. Богатые живут дольше.
2. Темпы роста продолжительности жизни у богатых выше.
3. И хотя предполагаемая продолжительность жизни женщин выше, чем у мужчин, различия в материальном благополучии среди женщин сказываются на их сравнительной продолжительности жизни в большей степени.

Согласно этим данным, ожидается, что родившийся в 1940 г. состоятельный мужчина из наиболее благополучных "высших" 10% проживет на 10 лет больше по достижению 55 лет, чем его ровесник из "низших" 10%. Разница в продолжительность жизни мужчин, родившихся в 1920 г.,  из тех же групп достатка составляла 6,4 года.

Аналогичные сравнения для женщин 1940 г. и 1920 г. рождения таковы: 9,5 года и 4,2 года. Иными словами, в целом ожидаемая продолжительность для женщин из "низших" 10% уменьшилась.

Вот полные таблицы по мужчинам и женщинам:






Само собой разумеется, что здесь речь идет не об автоматической причинно-следственной связи - что, мол, дополнительные 10 000 долл. доходы могут купить дополнительные годы жизни. Курят, к примеру, - что сокращает срок жизни - и бедные и богатые, но в большей мере курение сейчас в Америке становится культурной приметой бедности. В то время как культурной приметой жизни людей относительного достатка становятся занятия спортом.

Журналист из журнала Atlantic так, в частности, комментирует эти цифры:

"Когда кто-то в Вашингтоне предлагает повышение пенсионного возраста в рамках программ Social Security или Medicare, они обычно говорят что-то вроде: "Мы можем себе это позволить, потому что мы живем дольше." Да, мы можем себе это позволить, когда мы в этом предложении относится к белым богатым мужчинам и женщинам, которые действительно видят, что их продолжительность жизни растет не по дням, а по часам. Но мы не относится к миллионам бедных женщин, чья продолжительность жизни на самом деле снижается. Повышение пенсионного возраста по программе Social Security непропорционально снижает общую сумму выплат, которую могли бы получать на протяжении своей жизни именно те самые люди, ради защиты которых эта программа и была изобретена".

Стоимость годовой медстраховки для американской семьи из четырех человек

Стоимость такой страховки сейчас - 23 215 долл. Это сумма включает расходы на страховой взнос и другие текущие траты на медицину из кармана самих застрахованных, а также взнос-помощь их работодателя.

Вот как росла стоимость медстраховки за последние пять лет:




Хотя в абсолютном выражении стоимость медстраховки росла, но темпы прироста сокращались все это время:



100 статей в англоязычной версии Wikipedia, которые чаще всего подвергаются редактуре

"Редактурные" войны в англоязычной версии Wikipedia очень далеки от наиболее чувствительных для россиян идеологических боев. Познакомимся чуть поближе с ними, ибо это позволяет взглянуть на англоязычную культуру с непривычной стороны.

Так какие же темы притягивают внимание волонтеров-составителей  англоязычной версии Wikipedia?

Первая пятерка тем такова:

1. Джордж Буш-мл.
2. Персонал компании WWE, занимающейся "профессиональным реслингом".
3. США.
4. Майкл Джексон.
5. Иисус Христос.

Ну и компот... Дальше - больше:




воскресенье, 25 мая 2014 г.

Кого американские власти считают "социально близкими"?

Издающийся в Вашингтоне журнал либерального направления American Prospect опубликовал следующую статью своего обозревателя Поля Уолдмэна:

"И либералы, и консерваторы тратят немало времени на споры о том, что именно на другой стороне - свихнувшиеся, указывая на экстремистские заявления в попытке убедить, что есть нечто принципиально такое у оппонентов, что вызывает беспокойство. Есть много различий между крайне правыми и крайне левыми, но, пожалуй, самое главное - это то, что крайне правые связаны с могущественными республиканцами гораздо более тесно, чем крайние левые с могущественными демократами. Когда вы столкнетесь с идиотскими утверждениями со стороны либерала, то чаще всего это какой-то малоизвестный профессор или блогер с дюжиной читателей или  вообще случайный человек, протестующий против чего-то. Люди, делающие ненормальные заявления на правом фланге, напротив, часто бывают влиятельными фигурами в СМИ или даже членами конгресса - это люди, обладающие реальной властью и влиянием.

Есть также еще одна существенная разница, не привлекающая много внимания: крайне левые, во общем, безвредны. Это в их природе. Они, скорее всего, будут медитировать и создавать комитеты, чем наносить кому-то вред. Прошло почти полвека с тех пор, когда левые организовывали взрывы, и кроме случайного эко-вандала, царапающего ключом внедорожник, левые не являются источником чего-то серьезного, имеющего отношения к преступности и беспорядкам.

С другой стороны, гораздо больше шансов, что  именно крайние консерваторы окажутся  вооруженными и опасными. И в нашей недавней истории есть много примеров правого терроризма – взрывы в Оклахома-Сити и в олимпийской Атланте, неонацист, который убил шесть человек в храме сикхов в Висконсине в 2012 г., убийств шести человек в еврейском центре в Канзасе в прошлом апреле, а также десятки других акций подобного рода. Отсюда  можно подумать, что правоохранительные органы будут особенно обеспокоены проявлениями насильственного экстремизма правыми и одновременно не тратить ограниченные ресурсы на мониторинг и преследования левых, засылку агентов под прикрытием в их ряды, ибо единственное, чем занимаются левые, так это выступления с протестами против внешней политики США или против неравенства в доходах.

Однако, тут вы ошибаетесь. К примеру, вот недавнее сообщение газеты New York Times, в котором описывается, как сотрудники правоохранительных органов по всей стране были приведены в состояние повышенной готовности, когда в 2011 г. начались протесты в рамках движения Occupy Wall Street. Между правоохранительными агентствами циркулировала сверхважная информация, согласно которой по крайней мере некоторые полагали, что люди, протестующие против Уолл-стрита, собираются свергнуть правительство США. И мы помним, чем закончились многие из этих протестов, когда против них была брошена полиция.

Освещенные в статье Times действия правоохранительных органов сравнительно мелочь по сравнению с тем, какое отношение продемонстрировали многие агентства правопорядка в отношении левого активизма в период после 11 сентября, когда по сути любая встреча  либералов воспринималась так, как будто это было сборище подпольной ячейки Аль-Каиды накануне теракта. В антивоенные группы засылались тайные  агенты под видом протестующих, под наблюдение попали самые безобидные группы, какие только можно представить (вы можете быть спокойны, зная, что угроза от активистов движения за мир квакеров тщательно мониторилась чиновниками, ответственными за борьбу с террором), и везде, где вместе собиралась группа либералов, чтобы возвысить свой голос, часто следовали массовые аресты.

Если вы не можете вспомнить какие-либо протестные акции "движения чайников" (Tea Party) в 2009 и 2010 гг., которые были разогнаны размахивающими дубинками, распыляющими слезоточивый газ полицейскими в защитном снаряжении, то это потому, что такого никогда и не было. Так же, как и антивоенные демонстранты в годы правления администрации Буша, «чайники» были недовольны правительством и заявляли об этом громко. Но почему-то правоохранительные органы не рассматривали их как угрозу.

Вспомните недавнюю историю, когда сотрудники правоохранительных органов со всяческой осторожностью обращались с Клайвеном Банди и теми, кто его поддерживал. Это был парень, укравший государственные средства, и его сторонники буквально наставляли оружие на правительственных чиновников, и в ответ со стороны правительств слышалось: "давайте все будем сохранять спокойствие." В конце концов власти просто отступили. Думаю, сторонникам Банди просто повезло, что они не попытались сесть в круг с барабаном посередине и не передавали друг другу вегетарианские буррито, потому что именно тогда на них бы со всей силой и обрушился молот возмездия.

В этом, конечно, нет ничего нового. Правительство с давних пор относится к организациям либералов как к страшной угрозе для республики. Но когда мы видим еще одну такую же, как эта, историю, то она служит еще одним напоминанием о том, что люди и учреждения, в обязанность которых входит обеспечение общественной безопасности, имеют причудливые представления о том, откуда может исходить угроза терроризма. И это ставит всех нас в менее безопасное положение".


суббота, 24 мая 2014 г.

В монументальном труде Томаса Пикетти найдены ошибки. Насколько это существенно?

Вчера газета Financial Times оглушила информацией: в работе Томаса Пикетти "Капитал в XXI веке" обнаружены ошибки (подробно это можно посмотреть здесь).

В отличии от Кармен Райнхарт и Кеннета Рогоффа, которые в прошлом прославились тем, что в их эпохальной работе, которую взяли на вооружение сторонники сокращения госдолга и политики жесткой экономии, также был выявлены ошибки, повлиявшие на выводы, Томас Пикетти сразу выложил в интернете всю статистическую базу своего труда. Таким образом другие специалисты могут проверить соответствие статистики основанных на ней результатам исследования.

В самом общем виде высказанные претензии сводятся к следующему: (а) просто "ошибки внимания", когда вместо одних цифр в таблицы вносились другие, (в) "ошибки", связанные с тем, что использованный массив данных содержит разнородную статистику, которую надо привести к некоему "общему знаменателю", 
(с) реконструкция данных, которые неизвестны во всей своей полноте за давностью лет и нетщательностью служб статистики тех времен  и потому вынужденных judgement calls со стороны Пикетти.

Собственно, изначально у меня лично был вопрос именно к тому, что расхваливалось даже острыми критиками в США в первую очередь - обработка и введение в оборот большого статистического материала. Вопрос, который мучил меня заключался именно в том, в какой мере качество статистической базы позволяет делать корректные выводы.

В своем опубликованном в газете ответе Пикетти подчеркивает, что "причина, по которой я выложил все файлы excel в онлайн,  включая использованные в excel детализированные формулы  по уточнению и корректировке данных, как раз в том и состоит, что я хочу способствовать открытой и прозрачной дискуссии по этим важным и деликатным  вопросам измерения…"

Отмечая неидеальность статистической базы, Пикетти завершает свой ответ в первом приближении следующими словами:  "Но на настоящее время это то, что у нас есть, и то, что у нас есть, свидетельствует о том, что концентрация богатства наверху растет почти везде. Конечно, если FT предоставит статистику и рейтинги богатства, которые покажут прямо противоположное, то я бы с большим интересом посмотрел бы на эти статистические данные, и я был бы счастлив изменить свои выводы! Пожалуйста, держите меня в курсе".

После публикации в Financial Times мир экономистов охватила оторопь. И потому, что прошел всего лишь один день с момента публикации, то не стоит ожидать серьезного анализа того, насколько существенны сделанные ошибки.

Популярный блогер-экономист Брэд ДеЛонг приводит графики по имущественному неравенству во Франции в 1810-2020 гг. из материала в Financial Times, которые выделяет другой популярный комментатор по экономике и бизнесу Мэттью Иглесиас:


Красные кривые - это оценки Пикетти, а синие - из Financial Times. ДеЛонг соглашается с мнением Иглесиаса, что между этими кривыми нет большой разницы.

Такая же ситуация и с графиками по Швеции:


И в графиках, описывающих ситуации в целом по Европе:



Наиболее заметны различия в данных по имущественному неравенству в Великобритании:




Если отвлечься от визга, который наверняка сейчас подымет консервативный американский комментариат, то действительно интересно и важно понять, в какой мере выявленные ошибки и неясности принципиальны для главных выводов, сделанных в книге Пикетти. Но эта работа еще впереди.

Два Бершидских (или двое Бершидских?)

Всегда с интересом искал в бурлящем американском культурно-интеллектуальном социуме имена, так или иначе связанные с СССР/Россией. 

Читая New York Review of Books - интеллектуальную периодическую библию американских интеллектуалов - в еще в махровые советские времена каждый раз с удивлением обнаруживал, что чуть ли не в каждом его номере слышалось эхо русской/советской культуры или политики. Наша страна удивительным образом чем-то притягивала к себе, несмотря на то, что ее витринным глобальным образом были впавшие в старческий маразм партийные бюрократы. 

Казалось, мощная эмиграционная волна 70-х-80-х гг. оплодотворит этот американский интерес какими-то новыми идеями или хотя бы именами. Но не случилось, если не считать известных в узком университетском кругу литературоведов. Тому есть понятные объяснения: незнание языка, абсолютно чужая и непривычная жизнь с совершенно иными правилами игры, темпом и ритмом, ну и т.п. 

Только второе поколение советско-российских эмигрантов стало делегировать своих представителей в "большую американскую игру". У всех на слуху, конечно, имя создателя Google Сергея Брина - самого яркого и заметного лица этой волны. На американской вершине он пока единственный из среды советских искателей "лучшей доли" в Америки. Но несколькими этажами ниже замелькали и иные имена - в общественно-политических журналах, по-моему, исключительно женщины (скажем, Юлия Йоффе в New Republic и Мария Конникова в New Yorker) . Мужчины отметились на поприще программирования - писатель Майкл Льюис, автор "биржевых" книг Liar's Poker и Big Short, в своей новой книге рассказал о программисте-гении Сергее Алейникове, которого его бывший работодатель Goldman Sachs обвинил в краже уникального софта, созданного самим же Алейниковым.

Но имя Леонида Бершидского, обильно пишущего комментатора одного из крупнейших в США информационном концерне Bloomberg, выделяется на этом фоне тем, что ни его родители, ни он никуда не эмигрировали. Родивший в 1971 г. в Москве, он по-прежнему живет в ней и вообще поучился-поработал за рубежом совсем недолго. То есть он добился того, что, насколько мне известно, удалось, наверное, может быть только еще Анне Немцовой, уже давнему корреспонденту Newsweek  и Daily Beast, - выжить в остро конкурентном журналистском бизнесе США, органично вписаться в него, никуда при этом не переселяясь. Но если Немцова как московский корреспондент пишет на российские темы, то Бершидский освещает куда более широкую тематику, чем сугубо российскую.

В отличии от Анны Леонид - не просто еще один талантливый журналист, но наряду с создателем "Ъ" Владимиром Яковлевым принадлежит к тем, кто организовывал и создавал фактически с нуля новую российскую журналистику - он был первым редактором "Ведомостей", был главным редактором журналов Smart Money  и "Капитал", основывал сайт Slon.ru и перезапускал гранда советской журналистики журнал "Огонек", выступал издателем русских версий журналов Forbes и Newsweek,  (его подробную и крайне насыщенную биографию можно посмотреть здесь).

Сейчас Леонид Бершидский выдвинут в претенденты на публицистическую премию "ПолитПросвет" (помимо него в шортлист вошли социолог Лев Гудков, историк Андрей Зубов, политолог Федор Лукьянов и культуролог Григорий Ревзин). В связи с чем один из членов жюри премии журналист Татьяна Малкина побеседовала "за жизнь" с Леонидом для Slon.ru. Хотя Малкина беседовала и с некоторым другими претендентами на премию, сама идея, что член жюри интервьюирует тех, среди которых она должна выбрать единственного, мне представляется фантастически типичной для нашей журналистики, абсолютно не ведающей о таком понятии как конфликт интересов. То есть, конечно, она прекрасно осведомлена о таком понятии, но предпочитает его игнорировать либо как нечто несущественное, либо предполагающее исключение из правил "для своих".

И тут мы подходим к теме о "двух Бершидских". Леонид, само собой разумеется, не только прекрасно осведомлен о понятии "конфликта интересов", но, предполагаю, неуклонно и под жестким контролем редакторов Bloomberg  его соблюдает в своей журналистской деятельности для этого агентства. В принципе, это совсем "не больно", если ты всего-лишь навсего элементарно порядочный человек в старорежимном интеллигентском смысле. И, мне думается, он должен был бы отказаться от такой беседы с Малкиной. Но есть два Бершидских - один для США, другой - для внутреннего потребления. И последний от беседы не отказывается.

Существование этих двух Бершидских проявляется не только в этом. Почитайте то, что и как пишет Леонид "там" (см. здесь) и "здесь" (см., к примеру, тут) и вы легко уловите разницу, которую, скорее всего, можно определить различием форматов - российская журналистика намного более разнузданная, чем американская. И нюанс здесь в том, что если американский формат, в который исключительно удачно вписался Бершидский, сформирован давно, то российский - недавно и в том числе в значительной мере именно когортой первых крупных организаторов новой российской журналистики - Артема Боровика, Егора Яковлева и нашего "героя" Леонида Бершидского. 

Увы, слова из песни не выкинешь - российская журналистика создавалась в первую очередь как "желтая" журналистика, как журналистика сенсаций. Все это подавалось под соусом "репортерских расследований" ("Совсекретно"), которые на деле были не больше, чем сбором комрпомата и даже его выдумкой. Владимир Яковлеву удалось сотворить вообще невиданное в мире - "желтую" деловую журналистику, странным образом убедив нашу серьезную читательскую публику в том, что он и его команда боготворят факты (кооператив из которого вышел "Коммерсант" так и назывался "Факт"). "Ведомости", которые представляют собой облагороженный вариант российской деловой прессы ("Коммерсант" тоже сильно изменился с яковлевских времен), видимо, и задумывались как отличающиеся от пустившейся в дикарский пляс российской журналистики. Их беда в другом - мир бизнеса на страницах газеты имеет мало общего с тем, как он выглядит изнутри.

Мой мониторинг "наших" имен, выплывающих на поверхность американского плавильного котла, имел определенную корысть. В своих маниловских мечтаниях мне хотелось найти среди них тех, кто сумеет стать своего рода естественным и авторитетным мостом между двумя культурами, сможет помочь передать какой-то важный опыт, внести нормы, стандарты и, как принято сейчас говорить, практики, без которых невозможно создать здесь у нас приемлемую для жизни среду. Ишь чего захотел...

Функционально Леонид Бершидский идеально подходил для роли воображаемого мной если не моста, то мостика, мосточка. Но именно он реально воплотил в себе стопроцентную иллюзорность моих ожиданий появления таких мостиков между нами и американцами. Если познакомиться с его журналистской продукцией, то он словно прокламирует - там я объясняюсь по-английски, а здесь на родном-отечественном.

Собственно, даже таким выдающимся деятелям нашей культуры как Ростроповичу и Бродскому не удавалось перекидывать мост между Америкой и Россией (вопрос здесь совсем не в том, ставилась ими самими эта задача, так как эта в чем-то культуртрегерская работа делается неосознанно), они всегда оставались разными там и здесь. Оригинал "Слава", приходящий на американские утренние ток-шоу с собачкой, и Ростропович, который на расстеленной странице Washington Post раскладывает селедочку с лучком, да под водочку (вспоминания одного крупного советского режиссера) - это совершенно точно два разных человека. Пожалуй, единственный, кто не расщеплялся на несколько личностей, оставался цельным, а потому столь значительным с точки зрения возможностей влияния и воздействия был Набоков.

... В беседе Бершидского с Малкиной меня поразили три вещи. Удивительное отсутствие рефлексии, желания или способности что-то высказать о состоянии российской журналистики, не говоря уже о готовности взять за это состояние некоторую долю ответственности, хотя бы в том смысле, в каком мы все ответственны за все то, что произошло в нашей стране за последние двадцать лет. Не изжитое кокетство, что главной бедой российской журналистики является отсутствие хорошей репортерской школы, способности подавать факты, такими, какие они есть (если украинский кризис что и показал со всей очевидностью, так это неспособность, неготовность российской журналистики - речь, понятно, не об НТВ или LifeNews - анализировать имеющиеся факты, разобраться в них - отсюда ставший у многих маниакальным поиск "настоящих" "правдивых" фактов о ситуации в Украине, чтобы, наконец... разобраться). И, последнее, какая-то позерская, невольно демонстративная политическая небрезгливость, нечувствительность ("Но никакое будущее не страшит Л. Бершидского. «В любом случае, – сказал он, – я не пропаду, потому что я советский человек». В том смысле, что он может и умеет делать все, что положено было уметь нормальному советскому мужчине в эпоху дефицита товаров и услуг...")





вторник, 20 мая 2014 г.

Рыночное правосудие или рыночный absurdum ad infinitum

Крупнейшая некоммерческая американская радиостанция NPR в течение года собирала информацию о состоянии системы правосудия в США. И вот, что она обнаружила - многие ранее бесплатные "судебные услуги", в том числе те, бесплатность которых вытекала из конституции, теперь таковыми уже не являются:

  • По крайней мере в 43 штатах и ​​округе Колумбия обвиняемым может быть выставлен счет за использование общественного защитника.

  • По крайней мере в 41 штатах заключенным может выставляться счет за "проживание" и питание в тюрьме.
  • По крайней мере в 44 штатах преступники могут получить счет за процедуры условно-досрочного освобождения и дальнейшего надзора за соблюдением его условий.
  • И во всех штатах, кроме Гавайев и округа Колумбия, с обвиняемых и осужденных взимается плата за электронные устройств мониторинга, которые они должны носить по решению суда.


Комментарий NPR:

"Это практика, которая приводит тому, что бедные  подвергаются более суровому наказанию, чем другие, совершившие аналогичные преступления, но имеющие возможность платить. Некоторые судьи и политики опасаются, что данная тенденция зашла слишком далеко".

воскресенье, 18 мая 2014 г.

Уровень антисемитизма в мире

Ведущий программы GPS на канале CNN Фарид Закария традиционно заканчивает свою передачу тестом на проверку политграмотности. Сегодня поставленный ведущим вопрос заключался в следующем: общество какой страны на Ближнем и Среднем Востоке демонстрирует наименее высокий уровень антисемитизма? Оказалось, это Иран. Хотя уровень антисемитизма там составляет 56%, но это все равно ниже, чем на Палестинских территориях - там он самый высокий в мире, - 93%. А меньше всего антисемитизма обнаружено в Лаосе - 0,2%. Во всяком случае таковы данные исследования, проведенного в 100 странах по заказу американской Антидифамационной лиги.
  
Меня заинтересовало это исследование и потому нашел его в дебрях интернета. Вот его некоторые результаты. Вот так выглядит глобальная карта антисемитизма:



В целом в мире индекс антисемитизма - 26%. В США он составляет 9%, а в России - 30%. При чем в регионе Восточная Европа, в который входит в рамках исследования Россия, наиболее сильные антисемитские настроения у Польши - 45%, а наименее выраженные - в Чехии (13%). Из 17 стран этого региона, который по масштабам антисемитизма (индекс здесь равняется 34%) уступает только Ближнему Востоку (74%), Россия занимает 12-е место.

Потрясает, конечно, что 35% ничего не слышали о Холокосте. Но среди тех, кто все же слышал о нем, 32% считает, что это либо миф, либо преувеличение.

У людей старше 65 лет обнаруживается индекс антисемитизма в 34%, а у тех, кому менее 65 - он равен 25%. На Западе среди образованных людей меньше антисемитизма, а на Ближнем Востоке его, наоборот, больше как раз среди образованных.

Среди 74% людей, которые ни разу не общались с представителей еврейской нации, 25% разделяют антисемитские убеждения. А среди тех 26%, которые верят в антисемитские стереотипы, 70% ни разу не встречались ни с одним евреем.

Какова же была методика этого исследования? Опрошенным было предложено высказать мнение в отношении 11 утверждений, если они соглашались с 6 из них, то тогда они зачислялись в группу людей с антисемитскими настроениями. При таком подходе исследование скорее даже недооценивает масштабы антисемитизма.

Что же это за утверждения-стереотипы? 

1. Евреи более преданы Израилю, чем стране, в которой они живут.
2. У евреев слишком много власти в мире бизнеса.
3. У евреев слишком много власти на международных финансовых рынках.
4. Евреев не волнует, что происходит ни с кем, как кроме с их соплеменниками.
5. У евреев высокая степень контроля над международными отношениями.
6. Люди ненавидят евреев из-за их поведения.
7. Евреи думают, что они лучше других.
8. У евреев слишком высокий уровень контроля над правительством США.
9. У евреев слишком высокий уровень контроля над мировыми медиа.
10. Евреи слишком много говорят о том, что с ними произошло во время Холокоста.
11. Евреи несут ответственность за большинство войн в мире.

Из этих утверждений наиболее распространены первое (41%) и второе (35%). Результаты по России таковы: первая тройка по распространенности - второе (49%), третье (44%) и восьмое (42%). Наименее распространено представление, что евреи виновны в большинстве войн в мире - 16%.

Нетрудно вообразить, какие у нас могут быть высказаны очень резкие возражения против методики. Но она показалась мне плодотворной, к примеру, для измерения распространенности русофобии, которая, как, скажем, и американофобия отличаются от антисемитизма прежде всего тем, что направлены против очень сильных и многочисленных наций.

Сложно, конечно, при этом выбрать утверждения, измеряющие градус русофобии. Россия - страна воровского капитализма..? Россия аннексировала Крым..? Россия - страна всевластия КГБ..? 

"Правило Путина"

В давние, а может и не слишком давние времена в США выходило три еженедельных журнала - Time, Newsweek, US News & World Report, - которые надо было читать, чтобы оставаться, как принято сейчас говорить, "в теме". В виде бледного отражения сегодня продолжает существовать только Time - та форма, в которой еще живут Newsweek и US News & World Report, весьма далека от той, которую они знавали в лучшие дни.

US News полностью перешел в цифровой формат (есть только его интернет-версия) и как-то выпал из поля моего зрения. Но на днях из интереса заглянул к нему на сайт и познакомился с весьма интересным обозревателем Эриком Шнурером, в прошлом руководителем аппарата губернатора, спичрайтера для ряда претендентов в президенты, а теперь главы консалтинговой фирмы Public Works. Вот, к примеру, как он прокомментировал решение Кремля признать недействительными соглашения с Украиной после революции в Киеве - по мнению колумниста, это прецедент, который должен по большому счету крайне обеспокоить именно Кремль:

"Многие считают, что долги третьего мира должны быть аннулированы, по крайней мере частично, потому что они были накоплены  диктаторскими режимами, над которыми их граждане не имели никакого контроля. Заставлять страны, которые скинули диктаторское иго, платить за излишества своих бывших диктаторов,  - это почти что как заставлять людей оплачивать покупки, сделанные по кредитной карте преступниками, которые их ограбили, удерживая при этом в заложниках. Согласно Jubilee Debt Campaign , "из нынешнего общего долга развивающихся стран, как показывают приблизительные оценки, около 20% - $ 500 млрд - можно отнести за счет диктаторов, таких как Сухарто в Индонезии и Маркос на Филиппинах." Вы можете добавить к этому Мобуту Сесе Секо, бывшего диктатора Заира, который накопил более $ 12 млрд. госдолга, одновременно направив, по утверждению Института Брукингса, не менее $ 4 млн. государственных средств на свои личные счета. Этот список можно продолжить.

Что будет, если мы оформим в виде закона аргумент Путина, что когда "государство меняется," то тогда появляется совершенно другая структура и обязательства по заключенным до этого сделкам более не имеют юридической силы? Индонезия в эпоху после Сухарто, Филиппины после Маркоса и Конго после Мобуту были бы свободны от своих долгов. Зная, что отмена долгов, скорее всего, произойдет когда-нибудь, кредиторы должны были бы стать очень, очень осторожны в предоставлении кредитов диктаторам. «Правило Путина» - давайте назовем его так – приведет к тому, что в значительной степени рухнет рынок кредитования недемократических режимов, по крайней мере, в результате рынок стал бы ценить демократические правительства гораздо выше, чем диктатуры. И это было бы хорошо".

Сложности с получением кредитов Россией "после Крыма" подтверждает, что предложение обозревателя US News не лишено весьма существенного здравого смысла.

пятница, 16 мая 2014 г.

Отношение к пыткам в мире: результаты опроса Amnesty International

Организация Amnesty International имеет данные о применении пыток в 141 стране (членами ООН являются 193 страны). Как же в мире относятся к практике пыток? Выяснить это стало целью опроса, который по заказу Amnesty International провела исследовательская организация GlobeScan в 21 стране в декабре 2013 г. - апреле 2014 г., проинтервьюировав 21 221 человека. Вот результаты этого опроса, в котором приняли участие, в частности, граждане и России, и США.

(1) Если я оказался задержан властями своей страны, я уверен, что ко мне не будут применены пытки:


В целом 44% опрошенных не согласились с этим утверждением. В США - 32%, в России - 48%.

(2) Крайне важно существование твердых запретов против пыток, так как любое применение пыток аморально и подрывает международные права человека:


82% согласились с этим утверждением. В США - 77%, в России - 82%.

(3) Применение пыток иногда необходимо и приемлемо для получения информации, которая может защитить общество:


36% согласились с этим утверждением. В США - 45%, в России - 25%.





Другие материалы по теме:

четверг, 15 мая 2014 г.

Заявление “Круглого стола 12 декабря” о ситуации в стране

 «Круглый стол 12 декабря» принял Заявление о ситуации в стране, ответственности гражданского общества и политических элит с призывом консолидироваться и безотлагательно подготовить и начать реализовывать план совместных действий.

“Всем известно понятие «взбесившийся принтер». Сегодня этот взбесившийся принтер угрожает существованию нашей страны. Разговоры о том, что если что-то менять, то будет хуже, сегодня уже не актуальны. Хуже уже быть не может. В стране происходит переход к тоталитарного режиму фашистского типа”, – отметил автор документа Георгий Сатаров.

Заявление о ситуации в стране, 
ответственности гражданского общества и политических элит

Власть в России форсирует наступление на основные конституционные права и свободы граждан.

1. Принят «антитеррористический пакет», в котором:

- сотрудникам ФСБ беспрецедентным образом предоставлены оперативные полномочия по досмотру граждан и помещений;

- предусмотрено регулирование деятельности интернет-блогеров (касается около 30 тыс. блогеров с аудиторией более 3000 человек) с распространением на них требований, относящихся к средствам массовой информации;

- вводится требование  хранения данных операторами интернета (включая зарубежных) на серверах в РФ в течение полугода с предоставлением информации уполномоченным структурам без права об этом сообщать публике;

- вводятся жесткие ограничения на анонимные переводы денежных средств физлицами;

2.  Исходя из понимания того, что «Интернет – изобретение ЦРУ»  активно прорабатываются вопросы «фильтрации» интернета по китайским и северокорейским образцам, ставятся под контроль основные операторы Рунета:

- Рабочая группа АП по интернету обсуждает следующие меры по «структуризации» интернета: иерархия интернет провайдеров – три уровня сетей передачи данных (национальный, региональный и местный), подключение интернета только через общероссийских провайдеров, фильтрация трафика на всех уровнях, запрет размещения  DNS серверов доменов .ру и .рф за пределами РФ, лицензирование деятельности по переводу URL-адресов в IP-адреса и обратно;

- взятие под контроль основных операторов Рунета: VK,  «черная метка»  Yandex.

3.  Проведено закрытие или ограничение деятельности нелояльных СМИ:

- отключен доступ к действующим в интернете СМИ: Каспаров.ру, Еж.ру, Грани.ру;

- ТВДождь лишен каналов распространения.

4. Продолжается наступление на НКО:

- принят закон, расширяющий перечень оснований для внеплановых проверок НКО;

- рассматривается законопроект о принудительной регистрации НКО в качестве иностранных агентов, а также постановление правительства, позволяющее прекращать деятельность НКО без решения суда, если по мнению Минюста НКО должна зарегистрироваться в качестве иностранного агента, но не сделала этого.

5. Власть отказывается обеспечивать гарантии свободы мирных собраний:

- власти полностью проигнорировали замечания Венецианской Комиссии ОБСЕ по принципиальному несоответствию российского законодательства международным стандартам гарантий прав на свободу собраний;

- в Госдуму внесен законопроект, предусматривающий уголовную ответственность за рецидив по административным нарушениям при проведении публичных акций;

- полиция и суды трактуют нормы действующего законодательства в произвольном жестком ограничительном по отношению к правам граждан ключе (проводятся массовые ничем не обоснованные задержания мирных граждан с дальнейшим применением административных санкций, включая  аресты до 15 суток);

- власть по-прежнему применяет несоответствующие законодательству произвольные, не учитывающие интересы и права граждан процедуры согласования времени и места проведения публичных мероприятий, произвольно трактует содержание и формы публичного мероприятия (особенно в понимании пикетирования).

6.  Власть ставит под вопрос гарантии на свободные и честные выборы, гарантии права на референдумы:

- оппозиционные партии лишаются права беспрепятственно выдвигать списки и отдельных кандидатов без сбора подписей на местных и региональных выборах (принято в двух чтениях ГД);

- Конституционный Суд принял решение, расширяющее практику неподконтрольного досрочного голосования.

7.  Власть отказывает гражданам в реальных правах на местное самоуправление:
- планируется отмена прямых выборов мэров городов и городских советов.

8. Проводится реформа высших судов, которая противоречит базовому пониманию независимости судей и сужает доступ к эффективному правосудию:

-  «перетряхивание» судейского корпуса и ликвидация наиболее «продвинутого» Высшего Арбитражного Суда.

9. Власть, нарушая 13-ю статью Конституции России, пытается навязать обществу единую идеологию и идейную «консолидацию» вокруг  политического руководства страны:

- «пятая колонна национал-предателей»;

- запрет на обвинения СССР в совершении преступлений во время второй мировой войны;

- «Концепция культурной политики» (Россия – не Европа);

- введение единого учебника истории для школ;

- целенаправленное ограничение академических свобод и примитивизация образования.

Все перечисленное сочетается с попыткой возврата к агрессивной имперской политике. Она подкрепляется массированной пропагандистской атакой на российских граждан. Власть эксплуатирует самые низменные инстинкты толпы наравне с ностальгией по мифу об имперском величии распавшегося Советского Союза. Не брезгуя открытой, отвратительной ложью, власти формируют в сознании российских граждан образы внешних и внутренних врагов.

Мы констатируем, что в стране происходит переход к тоталитарному режиму фашистского (но не нацистского) типа. Это происходит по воле крохотной группы людей, эксплуатирующих власть, которую они получили не по праву и не по закону, рассчитывающих, что смогут сохранить власть, навязывая стране агрессивный шовинизм и имперскую агрессию, отвлекая общество от реальных проблем.

Все это происходит при попустительстве подавляющей части политической элиты, недовольной происходящим, но парализованной собственным страхом. Большая часть граждан одурманена массированной пропагандой, возбуждающей истерический энтузиазм ложного патриотизма и эксплуатирующей незатянувшиеся раны, нанесенные распадом советской империи. Если эта смесь страха и равнодушия сохранится, то наша страна обречена. Распавшись, Россия канет в небытие. И мы еще не знаем, сколькими судьбами и жизнями пожертвует нынешний режим, внутри нашей страны и за ее пределами, хватаясь за соломинку имперскости и пытаясь продлить свою агонию.

Тем не менее, мы обязаны констатировать, что более двух лет расширяется активность гражданского общества. Нарастание масштаба квазиправовых карательных мер вызвано, в первую очередь, сопротивлением, которое общество оказывает нынешнему режиму. Если у нас еще есть надежда, то она – в российском обществе.

Круглый стол 12 декабря заявляет, что мы обязаны использовать все возможности, чтобы предотвратить национальную катастрофу Россию. Мы обращаемся ко всем общественным и политическим силам с призывом консолидироваться и безотлагательно подготовить и начать реализовывать план совместных действий. Мы обращаемся ко всем представителям политической элиты путинского режима найти в себе смелость противостоять безумию зла, навязываемого всем нам. Для предотвращения надвигающейся катастрофы мы обязаны сформировать единый фронт свободных граждан за демократическую Россию.

Людмила Алексеева, Евгений Асс, Лия Ахеджакова, Гарри Бардин, Денис Билунов, Виктор Бондаренко, Валерий Борщев, Владимир Войнович, Сергей Гандлевский, Леонид Гозман, Дмитрий Зимин, Жанна Денисова, Андрей Зубов, Алексей Кондауров, Михаил Краснов, Владимир Корсунский, Татьяна Лазарева, Вадим Лукашевич, Константин Мерзликин, Владимир Мирзоев, Надежда Митюшкина, Оксана Мысина, Борис Немцов, Андрей Пионтковский, Наталья Пелевина, Лев Пономарев, Вадим Прохоров, Ольга Романова, Лев Рубинштейн, Александр Рыклин, Юрий Рыжов, Георгий Сатаров, Зоя Светова, Андрей Смирнов, Елена Тихонова, Людмила Улицкая, Игорь Харичев, Эрнст Черный, Илья Шаблинский, Сергей Шаров-Делоне, Леонид Шейнис, Лилия Шевцова, Ольга Шорина, Василий Шумов, Игорь Яковенко, Игорь Ясулович и другие.

Документ был одобрен 14 мая на заседании «Круглого стола 12 декабря»


Возможна ли "перестройка-2"?

Обозреватель Gazeta.ru Сергей Шелин, заключая свой комментарий отсылкой на ироническую ремарку в материале на Slon.ru, пишет: "Любые хронологические гипотезы, конечно, условны. Но сама мысль, что из национал-утопической версии СССР дорога все равно ведет к перестройке, выглядит проницательной и даже мудрой".

Значит, перед нами маячит как историческая необходимость очередная перестройка? Так ли?

Давайте вначале определимся, что именно следовало бы понимать под "перестройкой". Думаю, под ней подразумеваются не просто перемены в экономике и политике в некоем "прогрессивно-либеральном" ключе, но перемены радикальные и мирные. В этом сочетании, как мне представляется, и состоит историческая уникальность "перестройки N1", которой так и придется остаться единственной в своем роде. Попытаюсь объяснить почему.

Для начала замечу, что меня не устает поражать, что самый близкий к нам по времени советский период - "брежневский-андроповский-горбачевский", - период, в котором многие из нас жили, в наибольшей степени остается непонятым и мифологизированным. К примеру, Андрей Пионтковский настойчиво проталкивает мысль, что советская партийная номенклатура, давно неудовлетворенная пайками и госдачами, вожделела стать реальными собственниками колоссальной "общенародной" собственности, а потому, мол, и пошла на перестройку. Тот же Сергей Шелин утверждает, что, дескать, в 80-х гг. просматривался как наиболее вероятный сценарий не "либеральная" перестройка, а реализация сценария "национал-консервативного эксперимента". 

Откуда только берутся такие домыслы? Если говорить о партийной верхушке советской номенклатуры - а именно она, а не либеральничущая интеллигенция и тем более диссиденты начала поворот СССР на путь, который привел к реформам конца 80-х - начала 90-х гг. - к середине 80-х даже в страшном сне не помышляла ни о какой "капиталистической революции". О возможности перехода страны к капиталистическим формам развития вообще в те годы думали единицы, и уж точно их можно было найти не среди номенклатуры. О "сталинистком ренессансе" тоже не было речи, ибо генетическая память номенклатуры прочно зафиксировала всю степень личной для них небезопасности такого рода альтернативы. (Более, чем показателен тот факт, что школьные учебники тех лет, хотя и написанные по лекалам сталинского времени и содержащие прямые цитаты из сталинских работ, не говоря уже об анализе, практически не упоминали имя "вождя всех народов". Хотя образ Сталина возвращался властью в общественное сознание через фильмы о войне, но ими и ограничивался. За то, чтобы назвать "вождя" чем-то эквивалентным "эффективному менеджеру", можно было вполне "положить партбилет на стол". Ирония истории состоит в том, что сохранивший верность "вождю" Молотов сумел вернуть партбилет только в годы именно перестройки).

Поняв, что старая модель социалистической экономики полностью исчерпала себя, наиболее энергичная часть партийной элиты надеялась ощупью найти выход из тупика через внедрение отдельных квазирыночных элементов, но главное - с помощью укрепления "экономической дисциплины". (Сейчас стало почти общим местом, что для реформы могут у нас начаться только в результате "раскола элит". Так вот, к середине 80-х в Советском Союзе, каждый год менявшего по генсеку по причине "естественной убыли" на фоне пустеющих магазинных полок, какого-либо серьезного раскола элит поначалу не наблюдалось - все прекрасно понимали, что дальше так жить уже нельзя). Чтобы начать разворачивать этот неповоротливый "советский ледокол", преодолевать сопротивление и инерцию "старых кадров" наиболее решительной частью партреформаторов был выбран, наверное, единственно перспективный вариант действий (возможность пойти по пути "китайской модели" существовала в 50-х, да и то сугубо гипотетически, к 80-м она была уже безвозвратно упущена) - постепенную делигимитизацию этих кадров и их доктрин раскрытием исторических архивов. Отсюда "пошла есть" эпоха гласности.

В стране, незнакомой, как и весь остальной мир, с интернетом, в которой телевидение оставалось контентно-убогим и технологически слаборазвитым, в выбранной реформисткой партэлитой стратегии и тактике поневоле большее место принадлежало печатному слову, а засим - советской интеллигенции. Для тех, кто уже подзабыл, чем отличается советская интеллигенция от интеллектуалов или нынешнего "креативного класса", напомню - она воспринимала себя и воспринималась многими (справедливо ли и в какой мере - это другой вопрос) в качестве носителя и генератора нравственного кода "новой исторической общности - советского народа".

Поначалу интеллигенция была привлечена к осуществлению перестройки в качестве младшего партнера, но в дальнейшем взяла на себя роль ее передового отряда.  И делало свою работу от всей души, не ожидая ни вознаграждений, ни блестящей карьеры (увы, только до поры до времени). Собственно говоря, формирование в СССР такой специфической социальной группы как советская интеллигенция, пользующейся авторитетом у власти и связанной многочисленными нитями с рабоче-колхозной массой, привело к возникновению естественной главной движущей силы перестройки - процесса радикальных и мирных преобразований.  

Можно, конечно, назвать и другие причины, почему перестройка получилась мирной. К примеру, последние генерации партэлиты оказались в немалой степени пленниками собственной публичной идеологии о "единстве партии и народа, армии и народа" - и не смогли в отличии от "китайских товарищей" перейти некий психологический порог и реально начать давить в общем-то горстку людей танками (думаю, новочеркасский расстрел 1962 г. - подумать только, в космосе уже побывали и Гагарин и Титов - нанес тяжелую травму и, возможно, послужил определенной прививкой от крупномасштабных силовых мер). Курс на разрядку международной напряженности, обоснованно пугавший партийных идеологических держиморд, тоже внес определенный вклад в "размягчение" режима и сдерживал его полицейско-карательные рефлексы на массовом уровне. И, наконец, само общество, пройдя трагические испытания революций, сталинщины, войны, тяготело к сытой и спокойной жизни и не готово было тогда вцепиться друг другу в горло. 

Но все же это только создавало предпосылки для радикальных реформ, осуществляемых мирным образом. Без наличия советской интеллигенции все эти предпосылки так бы и оставались бы ими - и перестройку либо некому было бы проводить в жизнь - партбоссы ее бы не потянули и завалили бы еще быстрее, чем косыгинские реформы 60-х, к совместной реализации которых (sic!) интеллигенцию не подумали или побоялись пригласить. (Обращу внимание на то, что в принципе резкие повороты в любую сторону невозможны без определенной активной массовой поддержки, и потому партийные консерваторы, привыкшие к тому времени не будоражить народ апелляциями к активным, реальным действиям, проигрывали битву реформаторам, оказавшись одни без каких-либо союзников). 

С перестроечной поры многое изменилось. Появились мощные имущественные интересы и криминальная система их защиты. Вновь, хотя и по-своему, в накрепко задраенном народном котле глухо идут реакции, испытывающие на прочность его стенки. Что касается интеллигенции, то она испарилась в дымке времен, переквалифицировавшись в "креативный класс". Хотя и сохранились отдельные интеллигенты. Воссоздать интеллигенцию, тем более советскую, невозможно, да и не к чему - для нее в нынешнем обществе нет своего естественного места. А это лучший индикатор того, что общество, если и будет готово к радикальным переменам в своей значительной части, не сумеет их осуществить мирным способом. Такой феномен как советская интеллигенция может возникнуть только в относительно социально нерасколотом обществе. (Чудовищная неэффективность советской системы, столь отчетливо обнаружившаяся в 70-х-80-х гг., наверняка, бы вывернула наизнанку Советский Союз. Но не успела, подоспела перестройка). В социально же развороченном обществе, таком, как наше сейчас, крупные преобразования того масштаба, с которым придется столкнуться нам, не удавались без насилия.

Потому мы с таким пристальным вниманием вглядываемся в события украинского кризиса, интуитивно предчувствуя, что его многие бурные сцены будут разыграны и на наших просторах. 

четверг, 8 мая 2014 г.

Мелочь, но смешная

Газета "Ведомости" сегодня сообщает, что прокремлевский Фонд развития гражданского общества и Высшая школа экономики открывает курс лекций, посвященный правлению В.В. Путина. При этом газета отмечает без малейшего намека на улыбку, и, видимо, цитируя, кого-то из организаторов этого славного начинания, что "оппозиционную" точку, зрения, возможно, представят Анатоль Ливен и Николай Злобин. Это они-то представят "оппозиционную" точку зрения???

Ну, как тут ни вспомнить бессмертное: "Нам нужны подобрее Щедрины и такие Гоголи,, чтобы нас не трогали".

Хотя, впрочем, сама газета закавычала слово "оппозиционный". Понимай, как знаешь.

среда, 7 мая 2014 г.

Когда было лучше - сейчас или в советское время?

Как-то у меня состоялся разговор, который не по моей инициативе начал перерастать в спор: когда было лучше сейчас или в советское время? Точнее, на спор подталкивал меня мой знакомый, требуя некоего безусловного ответа на этот вопрос: или - или. Я от такого спора уклонился, не только потому, что он мне показался совершенно дурацким, но и потому, что тривиальный и как будто само разумеющийся ответ в известном ключе "оба хуже" мне показался не совсем верным.

Мне совершенно понятны попытки такого лобового столкновения двух эпох в среде не слишком интеллигентной и даже не интеллектуальной. Но их сравнением сегодня часто занимаются отнюдь не только представители ноcтальгирующего совка. Вот, на сайте Slon.ru повстречался симптоматичный пассаж: "В последнее время наблюдаю еще вот какое печальное явление: интеллект снова значит так мало, как в первые годы дикого обогащения 1990-х, во времена афоризма «если ты такой умный, почему ты такой бедный». Образованность тогда перестала быть ценна потому, что ничего не значила по сравнению со свалившимися помимо нее деньгами: зачем слушать заморыша. Сейчас она перестала быть ценна потому, что может привести к неправильным выводам, к разномыслию с народом, к поддержке врага".

А симптоматичен пассаж вот почему: он работает на распространенный среди "креативной публики" нарратив о неких двух этапах правления Путина. Когда она горячо голосовала за Союз правых сил, поддержавшего бывшего подполковника КГБ и с энтузиазмом "мочившая" "почтисоциалистов" партию "Яблоко", тогда интеллект якобы ценился. Не цены на нефть пошли вверх в начале 2000-х, что позволило больше платить работникам пера и лэптопа, а взметнулась именно цена интеллекта. 

Популярный блогер-обличитель режима, сценарист и журналист Андрей Мальгин, наверное, далеко не одинок, когда признается, что для него "прозрение" наступило только в 2007-2008 гг. Ни что не передает дух того времени как тот факт, что извечный оппозиционер и радикальный критик нынешнего режима Андрей Илларионов не считал зазорным пойти к нему "в услужениt" в 2000-2005 гг. в качестве не кого-нибудь, а президентского советника по экономике. "Креативщики" предпочли не замечать очевидные индикаторы характера наступающей эпохи - все с увлечением рубили доллар и тратили его в многочисленных заморских вояжах. Внутренним оправданием такой слепоты было сравнение с брежневской эпохой, не сталинской даже, а именно брежневской - ну, конечно, сейчас лучше, о чем разговор: мы - не совки, совки - не мы...

...Вернуться к тому так и не начавшемуся спору сегодня меня побудили мысли, высказанные Деннисом Драгунским в Gazeta.ru: "Я не стал бизнесменом или администратором. Я оставался тем же, кем был, – вольным литератором, журналистом-эссеистом. Только беднее раза в три или даже в пять. Но я ни разу не пожалел об СССР. Дух свободы (да и буква свободы новых российских законов) был для меня куда важнее".

Поразительно, подумалось мне, как умный и тонкий человек как Драгунский, выбрав критерий свободы в оценке двух исторических периодов, не увидел главного отличия между ними: вектор первой (по крайней мере с 1953 г.) - это вектор расширения пространства свободы, вектор второй (приблизительно с 1993 г.) - его неумолимое скукоживание наподобие бальзаковской шагреневой кожи.




Хорошо ли оплачивается "вторая древнейшая профессия" в США?

Неважно. Вот диаграмма, не оставляющая иллюзий:




Репортеры и корреспонденты в среднем зарабатывают в год меньше средней зарплаты по стране. "Сутенеры" - PR-работники - делают на 42% больше. Даже "мамки" (редактора - мда, вот куда нас завела изначальная метафора про "вторую древнейшую") зарабатывают меньше пиарашников.