It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

пятница, 28 ноября 2014 г.

Удачная формулировка: жизнь по Достоевскому

Семен Новопрудский в сегодняшней Gazeta.ru:

"Весь наш патриотизм всегда ответ кому-то, а не «имя собственное». Чемберлену, лорду Керзону, Бараку Обаме. Так говорит и, похоже, искренне думает наша власть. Так говорят и пишут ее сторонники. Вообще говоря, это воспроизводство в чистом виде логики Родиона Раскольникова — героя воспаленного, но при этом холодного и рационального воображения Федора Михайловича Достоевского.

«Тварь ли я дрожащая или право имею?» — написано на скрижалях нашего нового патриотизма. Ответ утвердительный.

Украина назначена «старушкой-процентщицей». Значит, ее можно и топором ради «освобождения» из-под гнета наших собственных комплексов. Ради того, чтобы отомстить смертельно обидевшей нас самим фактом своего существования Америке. Америку топориком мы пока не в состоянии, вот и отыграемся на Украине. А потом еще и обидимся на санкции. Действительно, «не было бы Крыма», нашли бы другую причину, как говорит наш президент. Нашли бы. Только не они, а мы. Вы не заметили: право в последнее время стало для нас синонимом возможности безнаказанно нарушать любые права".

среда, 26 ноября 2014 г.

Не пытайтесь делать из Венедиктова Чацкого

Прогрессивную общественность разгневали фотографии, просочившиеся с празднования дня рождения собственника и главреда "Независимой" Константина Ремчукова. Например, такая:



Алексей Мельников выстрелил, среди прочих, достаточно типичной позицией:

"Очевидно, что понимание журналистики, которое отстаивает А.А. Венедиктов, существует в действительности – сам он способный администратор, человек энергичный, многого добившийся, примером чему 25 лет существования "Эха Москвы". Такое понимание можно называть как угодно, но только не нравственным, не гражданственным. Это журналистика, в которой за приёмами потеряна суть.

Это похоже на высокий профессионализм учёного, создающего ракеты и боезаряды для диктатора. Наверное, процесс творчества может увлекать специалиста, быть для него очень интересным, но почему его деятельность должна радовать граждан, живущих под пятой диктатуры? Тот же вопрос можно задать и в отношении позиции, которой бравирует А.А. Венедиктов".

Ну, что ж можно и так оценивать итоги деятельности, но не столько самого А.А, Венедиктова, но всей радиостанции "Эхо Москвы". Подозреваю, что для большинства ее верных радиослушателей, тех самых 20% несогласных с Кремлем, "Эхо Москвы" при всех его недостатках и уязвимостях - это последняя граница, отделяющая их от мира тотального умопомешательства.

Что касается самого Венедиктова, то он - не Чацкий, с которым бы "Эхо" не прожило бы и недели. Он вообще редкостный, просто уникальный зверь в политическом истеблишменте - единственный, реальный системный либерал без кавычек в нашем политическом зверинце. 

Публика требует ясности: так линчуют ли в Америке негров или нет?

История про полицейского в городке Фергюсон, убившего чернокожего парня, вновь сделала актуальным для нашей общественности вопрос: так линчуют ли негров в Америке или нет? Понятно, что про "линчуют" - это в переносном смысле. Но если только в переносном, то так и следует отвечать на вопрос в переносном, а не в буквальном смысле. А вот здесь сразу возникают проблемы.

Колумнист Grani.ru живущий в США и хорошо знающий их Владимир Абаринов пышет негодованием на российские СМИ: "Сервильная российская пресса, пропитанная патологической ненавистью к Америке, нашла новый повод для злорадства и показного гнева - бесчинства в Фергюсоне, штат Миссури". 

И, вроде бы, он прав в том, как и в каких целях раскручивает кремлевская пропаганда фергюсоновскую историю. Но нужно ли на весь мир смотреть исключительно через призму борьбы с "ненавистным путинским режимом"? Может, в частности, у этой истории есть какое-то другое и более важное измерение, не имеющее ни малейшего отношения к пропагандистским завываниям прокремлевской прессы?

И Абаринов пытается сохранить видимость объективности, поэтому пишет: "Правда и то, что из 53 полицейских Фергюсона афроамериканцев всего четверо. А вот население города почти сплошь черное". Но сразу же вновь срывается в столь привычное "негров в Америке не линчуют": "Участники бунта грабят магазины и поджигают рестораны своих соплеменников. Никакой это не протест против расизма. Это чистая уголовщина".

Так кто же спорит, что грабить магазины плохо?! И не это обсуждает уже американская пресса. Да, конкретные детали этой истории активно дискутируются, но в первую очередь американские аналитики стараются понять, что скрывается за трагедией в Фергюсоне, о каких проблемах в американском обществе она сигнализирует - иными словами, стараются увидеть bigger picture. Собственно, и в России вменяемые люди, наверное, ждут вменяемого анализа, с которым можно соглашаться или нет, но анализа вдумчивого и точно не крикливого, не сводящего все к обывательскому - линчуют ли негров в Америке? 

Что касается самих США, то, не случайно, сегодня в списке наиболее читаемых "мнений" в газете Washington Post на первом месте стоит комментарий профессора Emory University Кэрол Эндерсон, имеющий о многом говорящее название "Фегюсон - это не пример ярости черных против полицейских. Это пример ярости белых против прогресса":


Не стану пересказывать комментарий, процитирую только приведенную в ней выдержку из откровенного интервью 1981 г. "павловского при президенте Рейгане" Ли Этуотера:

"В 1954 г. начинали с того, что говорили "н.., н..., н... (имеется в виду слово "ниггер"). К 1968 г. уже нельзя было говорить слово "н...", ибо это оборачивалось ущербом. Провоцировало "ответку". Потому говорилось что-нибудь вроде такого как "навязанная практика busing (доставки черных школьников в школы на автобусах в контексте борьбы с сегрегацией), ''права штатов" (южных штатов, недовольных политикой сегрегации) и тому подобное. Затем стали говорить еще более абстрактно, теперь говорили о сокращении налогов, и говорили уже совсем полностью об экономических делах, но косвенным следствием их является то, что удар наносился больнее по черным, чем белым. И, подсознательно, может быть, частично это и имелось в виду. Впрочем, я не утверждаю это". 

В заключении приведу данные опроса американцев в отношении того, считают ли они преступлением то, что сделал полицейский в Фергюссоне и насколько серьезным преступлением:



Не трудно предположить, что мнение "небелых" американцев отличается от мнения белых, но... В целом 49% опрошенных белых признали это преступлением (при чем 23% - убийством). Мнения "небелых" американцев - разделились следующим образом: 78% считают действия полицейского преступлением (из них 54% - убийством) и 15% преступными их не считают.

Уместный вопрос защитникам капитализма от Томаса Пикетти

Профессор экономики в ведущей европейской бизнес-школе INSEAD Антонио Фатас задается в своем блоге следующим вопросом:

"Хотя это правда, что рост ВВП на душу населения сохранялся  на уровне, соответствующем тому, который наблюдался в последние десятилетия, доходы значительно части американских домохозяйств либо перестали расти, либо росли с темпами  гораздо ближе к 0%, чем 2%. В таком случае, если нулевой рост для 100% населения будет представлять собой неудачу, как можно будет охарактеризовать рост в районе 0% для 90% населения (выделено мной)? Независимо от того, насколько хорошо капитализм работал в прошлом, мы должны быть открытыми для обсуждения  достоинств и результатов такой модели, которая учитывает то, как распределяется доход и богатство, которое он создает. Нет только одного вида капитализма, таких видов очень много. Существующие налоговые ставки, равно как и действующие формы госрегулирования не высечены раз и навсегда, они очень сильно отличаются от того, какими они были на протяжении разных периодов новейшей экономической истории. Так что, дискуссия о том, какие тенденции обуславливают неравенство, что они говорят об успехах и потенциальных слабых сторонах нынешней модели, не только представляются полезными, но необходимыми". 

Первым американским президентом был...

Не Джордж Вашингтон. Им стал Джон Хэнсон в ноябре 1781 г. А хорошо - надеюсь - известный всем герой войны за независимость американских колоний от британской короны генерал Джордж Вашингтон был избран президентом США в апреле 1789 г.

Дело в том, что самой первой конституцией США, принятой в 1781 г. по завершению войны за независимость были так называемые Статьи Конфедерации (The Articles of Confederation), провозгласившие создание Конфедерации Штатов и определившие республиканскую форму правления страны. Согласно Статьям Конфедерации, учреждалась объединенное правительство (unified government). Оно было даже больше единым, чем наши Советы, ибо под его крышей объединялись все три ветви государственной власти. Статьи Конфедерации предусматривали избрание на год президента Континентального Конгресса. Вот им и стал Джон Хэнсон, забытый даже уже самими американцами, причем настолько, что на месте его погребения вблизи столицы действует парковка. Первая его биография появилась лишь совсем недавно в 2012 г.

Джордж Вашингтон стал  первым президентом США, избранным согласно действующей до сих пор Конституции США. Она была введена в действие 13 сентября 1788 г. резолюцией Континентального Конгресса и предусматривала создание федеративного устройства страны с привычным нам разделением властей на исполнительную, законодательную и судебную.

Кстати,  Джон Хэнсон известен также и тем, что выпустил прокламацию, призывающую к празднованию общенационального Дня благодарения, ставшего одним из наиболее популярных праздников в США ("Википедия": "День благодарения изначально был праздником выражения благодарности и признательности Богу, а равно семье и друзьям за материальное благосостояние и доброе отношение. В традиционном смысле (присущем земледельческим культурам начиная с древнейших времен), такой праздник на исходе осени означал благодарение небесам за богатый урожай и за изобилие плодов"). День благодарения США отмечают завтра, 27 ноября.

вторник, 25 ноября 2014 г.

Практикум по знанию Америки

Вопрос: кто больше убивал людей в штате Юта в 2014 г. - гангстеры и наркодилеры или полицейские?

Ответ: полицейские. В этом они даже обошли традиционно занимающую первое место группу "партнеров, имевших интимные связи с убитыми".

Налоговые рай и ад (по американской версии)

Только что были опубликованы данные Налоговой службы США за 2010. Напомню в конце 2007 г. разразился крупнейший за 75 лет экономический кризис. И что мы видим?

400 самых крупных налогоплательщиков получали в среднем доходы в размере 265 млн. долл., что на 63 млн. долл. было больше, чем в 2009 г. Для 0,001% американцев экономическое восстановление набирало обороты.

А что с налогами для той же группы? Они в среднем платили их по ставке 18%. 

Для тех же, чьи источники доходов ограничивались банальной зарплатой (в предыдущей группе основным источником доходов были инвестиции, облагающиеся по пониженной льготной ставке) расплачивались с казной по ставке 35%.

Но были и "счастливчики", которые вообще ничего не платили казне в виде налогов. Это были безработные, инвалиды, пенсионеры. И таких было 40%.


суббота, 22 ноября 2014 г.

Что наши интеллектуалы-либералы катеогорически не хотят понимать об Америке (да и о мире тоже)

По-моему, ни разу мне еще не хотелось процитировать в таком объеме чей-то русскоязычный блог, но размышления писателя и культуролога Михаила Берга, уроженца Ленинграда, а ныне жителя США, по поводу взглядов режиссера Оливера Стоуна стоят того:

"Стоун, выступавший у Познера, очень похож на российского либерала (на приличного, неглупого, обаятельного человека – ты да я, да мы с тобой), рассуждающего об Америке, которую знает не только по книжкам, туристическим поездкам и полугодовой стажировке в Оклахоме. Но и по самому распространенному либеральному мифу об Америке, являющемуся лакомой частью самоидентификации интеллигентного человека в России. И пока этот интеллигентный человек клеймит кровавый путинский режим или убогую Рашку, как кот, ходящую по кругу, вроде как все канает под правду. По меньшей мере – остроумно, эмоционально и смело, по нынешним непростым временам. Что – бонус, и мы ему за это вроде как благодарны.

Но как только для контраста он начинает приводить положительные примеры в виде умного и разумного Запада, тут же дает петуха и проявляет ту степень ненаигранной наивности, за которую слушающей его американской или европейской университетской публике (если представить себе невероятное, что она слушает нас и качает башкой) становится неудобно: способный мальчик, в школе на первой парте сидел, но лучше бы помолчал о том, чего не знает.

Америка, как самый кондовый представитель семейства Запада в колебаемой ветром России, мифологизирована, как мало что. Два самых распространенных мифа, интеллигентский и патриотический, сражаются между собой бескомпромиссно, словно риторические приемы: ад и рай с фигой посередине. На самом деле Америка не нечто среднее, а просто другое – страна, где рациональности, без сомнения, несравнимо больше, чем в России, но если говорить об уровне интеллектуальной, исторической, культурной вменяемости, об умении отделить облако иллюзий от плевел реальности, то желаемое и лестное занимает свое место у печки.

Стоун – человек (для меня, конечно, для моего знания и понимания Нового Света) думающий и стремящийся к точности человек. Другое дело, что Россия для него, как и для многих других критиков американской мечты – книжное, альтернативное и декоративное поле для примеров. Увы, это издержки риторики: читатели и слушатели всегда требуют положительных примеров, а где их взять, если они дефицит в природе? Значит, надо идти от противного: раз Россия – империя зла для американских неоконов, то попробуем увидеть её, как негатив примитивной пропаганды. (Если Евтушенко за колхозы...). И тогда белое по закону инверсии становится грязным из чувства противоречия, и наоборот.

Конечно, не видеть, как не видит Стоун, экспансионизма у Сталина и СССР можно только в дискуссионном запале. Но Стоуну (в его идеологических построениях) Россия интересна только как антитеза: вы, мои родные патриоты, утверждаете, что – белые и пушистые, а у них медведи по улицам бродят с водкой в кармане трусов, так я вас удивлю и лояльным отношением к Сталину, и пониманием загнанного в угол Путина, и вообще русской альтернативой американскому империализму.

Я помню, как слушал подобные вещи у Жижека, или читал аргументацию левых интеллектуалов из когорты добровольных друзей страны советов в Европе, и только сам тормознувшись на Западе, понял, в чем причина этой демонстративной куриной слепоты. Россия здесь, повторим, десятая спица в колеснице, не в ней дело. А вот ощущение от выстроенной несправедливости в собственной стране такое сильное (впрочем, как и у нас), что хочется больнее уколоть неразумных оппонентов. И лучшим укором становится перелицовка идеологического жупела: вы говорите, что совок – мясорубка и бесчеловечная кровавая карусель по сравнению с нашей европейской или американской цивилизацией, а я вам нарисую голубя мира и рай для трудящихся, о котором – срать-пердеть-колесо-вертеть – миру чистогана и капитала и не снилось.

Таковы законы публицистического убеждения: обыкновенные качели – хочешь приподнять один конец, надави на другой.

Поэтому бессмысленно судить о Стоуне или другом человеке левых убеждений в Америке или Европе (да еще и эмоциональном художнике, не чуждом запросам широкой аудитории, то есть культуртрегеру по натуре) по его рассуждениям о том, что нам известно лучше, ибо мы при совке жили. Но считать просоветские или даже просталинские взгляды левого мыслителя критерием вменяемости и точности его суждений о том, что он знает на самом деле (как мы об антипартийной группе с примкнувшим к ним Шепиловым), столь же опрометчиво, как судить о композиторских способностях Шостаковича по его подписи под письмом против Сахарова.(...)

...Суть, конечно, не в том, что одни живут с отчетливым пониманием социального устройства своей страны, а другие – асоциальное быдло. Хотя традиции советско-российского антиинтеллектуализма и являют множество примеров демографического оскудения и искажения картины личности в России. Но это еще не повод считать, что американские или европейские общества – не массовые общества потребления, где имеющие социальный капитал не манипулируют остальными в своих интересах. В том числе с помощью таких безотказных приемов, как патриотизм или выставлении оппонента исчадием ада, будь даже этот оппонент всего лишь сторонником другой партии. И с использованием упрощенной, основанной на мифах картины мира, о которой и говорил в основном Стоун.

Можно задаваться вопросом: стоило ли Познеру, человеку умеющему ладить с любыми временами, как мало кто, усложнять представление об Америке в ситуации антизападной истерии производителей и получателей путинской ренты? Стоило, предположу я, хотя Познер мне чужд не менее чем Киселев или Соловьев. Потому что противодействие упрощению, редукции – осмысленная стратегия интеллектуала (подчеркнуто мной). Стоун, безусловно, не Ноам Хомский, но он в равной степени редкое и типичное явление современной Америки. Редкое, потому как стремящихся к бескомпромиссному осмыслению и в Америке зияющее меньшинство. Типичное, потому что не левых интеллектуалов в Америке и Европе практически нет; и понятно почему: они видят то, чего не видят интеллектуалы в России (или не хотят видеть, не придают значения, потому что это усложняет пропагандистское противостояние) – реальные социальные и культурные проблемы чужого общества, которое нам, как и Стоуну Россия, нужны только в качестве антитезы в риторическом высказывании.

Конечно, для путинских пропагандистов Стоун (и, добавлю уже от себя, -  Эдвард Сноуден) - это находка, типа камня, под которым британская разведка прятала свои секреты. Но это если считать, что проблемы России в Путине и его своре, и мол замени Путина с Сечиным Навальным с Ходорковским, как наша спящая красавица воспрянет ото сна, как в футуристических виршах Пушкина. Если же считать, что проблемы России не в личностях, а в российской культуре, лежащей в основе асоциальности и некритического восприятия себя, в толстоевском мифе о народе-богатыре-богоносце, которого не было и нет, то усложнение в понимании реальности, пусть и чужой, не бессмысленно.

Понятно, что в неприятии Стоуна российскими интеллектуалами – и ненависть к социалистической проблематике, дискредитированной совком, в том числе к новым прочтениям марксисткой теории, которой вроде бы мы все наелись, как идеологического говна, еще в той жизни. У нас до сих пор хороший тон – гордиться своей правизной, как проницательностью. А то, что именно интеллектуалы не сумели сформулировать понятные и общеупотребительные правила и нормы социального поведения для страны от моря до моря, а решили сделать перерыв и пожить всласть при вымороченной версии новорусского капитализма, это такая ерунда, о которой и говорить смешно. Не смешно; и сколько бы ни делал ошибок Стоун, его несогласие на упрощение заслуживает уважения: упрощение – не прием, а основа самообмана и соблазна, самых опасных иллюзий для нас и того парня".

пятница, 21 ноября 2014 г.

Две страны с наивысшим уровнем имущественного неравенства - это...

Исследовательский институт Credit Suisse выпустил в октябре доклад Global Wealth Databook 2014, где, в частности, дал свои оценки имущественного неравенства в более, чем 200 странах (выражено в коэффициенте Gini -  чем значение его выше, тем выше неравенство).

Итог: страна с самым высоким показателем Gini (91,9%) - Украина. Второе место принадлежит - России (89,7%). При чем за прошедший год имущественное неравенство в Украине только выросло.

На диаграмме из журнала Economist пять стран с самым высокими показателями Gini (по версии Исследовательского института Credit Suisse):




четверг, 20 ноября 2014 г.

Всегда ли прав прав Поль Кругмэн?

В этом блоге довольно часто мне приходится апеллировать к мнению одного из наиболее ярких и влияющих на умы экономистов, лауреата Нобелевской премии и колумниста New York Times Поля Кругмэна.

Так вот, всегда ли он прав? Разумеется, ставить подобный вопрос просто смешно. Куда более интересен вопрос, что он сам по этому поводу думает. Посмотрите здесь короткое видео, где Кругмэн перечисляет пять случаев, когда он оказался неправ и пересмотрел свои взгляды. Способность признавать ошибки - редкое качество среди экономистов.

Это не истории американских Каштанок, но Золушек

Совместными усилиями исследователей из двух университетов - University of California и University of Miami - было обнаружен любопытный эффект

Исследователи просмотрели подшивку газеты New York Times с 2000 г. и выделили 18 материалов, посвященных тем или иным образом собакам, и 334 материалов на совершенно иные, не "собачьи" темы. А затем были просмотрены подшивки 10 других американских газет за тот же период. 

И вот какая была обнаружена закономерность: "собачьи" истории из New York Times в 2,6 раза чаще, чем "несобачьи", подхватывались другими газетами на следующий день. А если "собачьей" истории повезло появиться на первой полосе New York Times, то о ней американские газеты рассказывали даже в 3,1 раза чаще.

Выявив такой стимулирующий эффект "собачьей" тематики, исследователи не объяснили, в чем его причина. Попробуем сделать это вместо них. 

Одно объяснение лежит на поверхности - домашние животные, среди которых у американцев на первом месте собаки (на 2012 г. в США 36,5% семей имели собак, 30,4% - кошек, а птичек - только 3,1%), стали играть заметно большую роль в жизни американцев. В американском языке даже появилось специальное слово - dogparent. Оно в полной мере отражает эволюцию взаимоотношений человека с собаками. Ученые установили, что между людьми и собаками формируются отношения, аналогичные тем, которые возникают у взрослых с детьми. Это перемена, столь выпукло проступившая в последние четверть века, в частности, привела к резкому увеличению затрат на содержание домашних животных - они возросли с 17 млрд. долл. в 1994 г. до 59 млрд. долл. в 2014 г., из которых, не трудно предположить, львиная доля тратится именно на собак.

Какие именно "собачьи" сюжеты привлекают газеты (сужу по своему читательскому опыту)? Как собаки проявляют удивительную лояльность хозяевам, как они укрепляют душевное и физическое здоровье своих dogparents, как они спасают людей или, наоборот, как люди, проявляя чудеса героизма, спасают их. Но если задуматься, то сквозная тема одна - о том, как люди кардинально улучшают собачью жизнь. И здесь, мне думается, и скрывается главное объяснение популярности "собачьих" материалов в СМИ - это своего рода компенсаторная реакция на то, как сложно, а подчас невозможно оказывается помочь близким людям. "Собачьи" истории очень часто - это развернутый в реальной жизни голливудский сценарий о нашедших любовь Золушках, которые lived happily ever after.

среда, 19 ноября 2014 г.

"Загадки" рынка

Компания, которая продает в год 10 млн. автомобилей (General Motors), стоит 50 млрд. долл., тогда как другая компания продает за год 40 тыс. автомобилей (Tesla) и оценивается рынком в 30 млрд. долл.

Почему? Вторая растет намного быстрее первой.

понедельник, 17 ноября 2014 г.

Трескучая идеология и трезвый анализ

У нашей пассионарной журналистки Юлии Латыниной, как прекрасно известно, есть несколько больных тем. И одна из них - американская компания "Солиндра", которая превращена американскими консерваторами, а вслед за ними Латыниной в символ принципальной неэффективности любого государственного вмешательства.

Юлия Латынина в своей еженедельной радиопередаче "Код доступа" за 12 ноября 2012 г.:

"Вот, скажем, история с компанией «Солиндра», которая получила полмиллиона денег налогоплательщиков и объявила себя банкротом. Инвестор «Солиндры» Джордж Кайзер – это человек, который жертвовал очень много денег на избирательную кампанию Обамы. Причем, это очень неприятный скандал, который показывает, что «Солиндра» занималась тем, что называется крони-капитализм".

"Код доступа" за 25 мая 2013 г.:

"Вот, я всегда эту историю хотела рассказать. Есть такая компания американская Солиндра, и у нее страшный скандал. Напомню суть скандала с Солиндрой. Спонсор кампании Обамы, получил 535 миллионов долларов денег налогоплательщиков на свою компанию, которая производила солнечные батареи, то-сё, все дела, зеленая энергия. И компания обанкротилась, потому что китайское производство в 20 раз дешевле". 

А вот, что пишет в своей сегодняшней колонке в New York Times экономист Поль Кругмэн:

"Помните компанию Solyndra? Она занималась разработкой альтернативных источников энергии, заняв деньги под гарантии министерства энергетики, затем обанкротилась, что обернулось потерями казне в 528 млн. долл. Консерваторы без устали талдычили, что эти убытки превратились в символ того, что, как они утверждают, является вопиющим примером кланового капитализма и огромной траты денег налогоплательщиков.

Защитники (федеральной) энергетической программы тщетно пытались указать, что любой, кто занимается инвестициями, будь то правительство или частный венчурный капиталист, будет принимать время от времени неудачные инвестиционные решения. Например, Уоррен Баффет - заслуженно считается легендой в мире инвестиционного бизнеса, но даже ему приходилось не раз обжигаться и нести потери, например, в размере 873 млн. долл.,  о которых он объявил в начале этого года по результатам инвестиций в энергетическую компанию в Техасе. При чем эти потери были в полтора раза большими, чем то, что потеряло правительство от вложений в Solyndra.

Вопрос не в том, выдало ли министерство энергетики некоторые плохие кредиты - если бы этого не было бы, то это означало бы, что оно не берет на себя достаточные риски. А в том, принимает ли оно систематически неверные инвестиционные решения. И ответ здесь  - оказывается, что нет. На прошлой неделе министерство сообщило, что программа, которая включала вложения и в Solyndra, на самом деле оборачивается прибылью в 5 и, возможно, более млрд. долл."

Кругмэн описывает еще одну аналогичную история уже в области здравоохранения и делает следующий вывод, который касается и Латыниной тоже:

"Мораль этих историй не в том, что правительство всегда право и всегда успешно. Принимаются, конечно, и плохие решения и плохие программы. Но в современном американском политическом дискурсе преобладает дешевый цинизм, касающийся  государственной политики, размашистое отметание любых усилий, направленных на улучшение нашей жизни. И этот дешевый цинизм совершенно необоснован. Действительно, политики, ненавидящие все, исходящее от правительства, могут иногда превратить свои прогнозы будущих неудач в самосбывающиеся пророчества, но когда лидеры хотят заставить правительство (эффективно) работать, это им удается".

P.S. Подумалось, что все же надо добавить в общем-то самоочевидное  - о бессмысленности прямых параллелей между экономической реальностью в США и тем, что мы имеем в России. Кругмэн рассуждает как в общетеоретическом плане о роли либерально-демократического государства в экономике, так и в более конкретном плане - о том реальном существующем государстве и тех сменяющихся правительствах в США. Латынина в своих пассажах (цинично?) делает подмену и рассуждает на бесчисленных примерах действий нашего чудовищного административно-корупционного комплекса, не о том, что сегодня государственные инвестиции чаще всего приводят к невиданному в истории страны воровству и разбазариванию средств - это "не видно" сегодня только бенефициарам подобной практики, - но пожалуй, прежде всего о теоретической роли государственного участия в экономике. 

Почему Обама и демократы проиграли промежуточные выборы 2014 г.

Ответов на это вопрос, сложных и многофакторных, дается много. Но все же в основе сокрушительного поражения демократов прежде всего лежит экономика.

Формально экономическое положение США после кризиса 2008 г. не просто улучшилось, если судить по росту ВВП, но улучшилось заметно в большей степени, чем в Европе:



Но простые валовые показатели, как не трудно, предположить не слишком воодушевляют американцев - они смотрят не на них, а на деньги в своем кармане. А реальность здесь такова - это первый случай, когда экономическое восстановление не сопровождалось повышением медианного уровня доходов американских домохозяйств (красная кривая на графике):



То, в какой мере рост ВВП на душу населения в стране не трансформировался в рост медианных доходов хорошо видно на этом графике (где первые - это синяя кривая, а вторые - красная):




Кто же выиграл от этого экономического восстановления? Согласно подсчетам экономиста Эммануэля Саеца, 95% роста всех доходов с 2009 г. достались топовой по доходам группе "однопроцентников". Посмотрите на этой диаграмме, как распределялся рост доходов между 99% и 1% в три периода:


Вероятно, "однопроцентники", среди которых представители элиты, определяющей курс страны, открывают бутылки с Dom Perignon? Наверное, и открывают, но точно не голосуют за демократов. И не только потому, что они традиционно не их электорат, но потому, что... тоже недовольны, причем недовольны крайним образом:


Как видно на вышеприведенном графике, "однопроцентники" были той самой доходной группой, налоговая ставка на доходы которых с 2009 г. возросла в наибольшей степени - с 29% до 33%.

И вы думаете на этом фоне у демократов были какие-то шансы в ходе промежуточных выборов..?

Компания Apple: нокаутирующее сравнение

Российские СМИ, похоже, пропустили совершенно катастрофическое для России сравнение агентства Bloomberg: капитализация всего лишь одной, но ведущей по этому параметру компании мира Apple превышает общую капитализацию всех компаний, котирующихся на фондовом рынке России (см. диаграмму).

Общая капитализация российского рынка за уходящий год уменьшилась с 531 млрд. долл. до 234 млрд. долл., в то время как капитализация компании Apple возросла на 147 млрд. долл. до 652 млрд. долл. (данные на 12 ноября 2014 г.).

В сообщении Bloomberg отмечается, что "если бы вы были собственником компании Apple и продали бы ее, то вы могли купить все компании, включенные в листинг российского фондового рынка, и после этого у вас еще осталась бы мелочь, что бы купить каждому россиянину по смартфону iPhone 6 Plus".

Что особенно, если хотите, "унизительно" в таком сравнении капитализации Apple  и капитализации российского фондового рынка, так это то, что речь идет не о сырьевой, нефтегазовой, скажем, компании, а о представителе технологического сектора.

Как там еще совсем недавно говорилось: "...может собственных Платонов/И быстрых разумом Невтонов/Российская земля рождать"..?

воскресенье, 16 ноября 2014 г.

Так в чем же виноват Плющев?

Всем с самого начала было очевидно, что история с твитом Плющева закрутилась с тем, чтобы закрыть радио "Эхо Москвы" в ее нынешнем виде. Нужен был повод и им может (мог бы) стать твит Плющева, в котором он задался следующим вопросом: "Считаете ли вы гибель сына Иванова, некогда сбившего старушку и засудившего ее зятя, доказательством существования бога/высшей справедливости?". 

Люди самых разных политических взглядов, любящие или ненавидящие "Эхо", между тем, сходятся в одном - твит Плющева был недопустим. Председатель Совета директоров "Газпром-Медиа" Михаил Лесин убежден: "Если бы этот твит был высказан в адрес оппозиционера, то все начали бы критиковать человека, который написал его. Мол, какой позор. Меня возмутил тот факт, что общественность оправдала Плющева, потому что он либеральный журналист. Мне все звонят и задают вопросы с таким воинствующим непрофессионализмом, что я кладу трубку после первой минуты. Нельзя смешивать личное с профессией. Кем бы Иванов ни был, существуют такие дефиниции, как семья, дети, жена, здоровье, смерть. Неприлично касаться этих вещей."

А, к примеру, человек совершенно другого типа и мировоззрения как Антон Красовский, совершенно иначе оценивающий всю ситуацию в целом, все же придерживается сходно с лесинским мнения: "Давайте поговорим про Сашу Плющева, который как бы политической фигурой не был никогда, а был хорошим журналистом и остается им, надеюсь, и останется. Я, во-первых, хочу личные соболезнования высказать Сергею Борисовичу Иванову в связи с связи с гибелью его сына. И мне очень неприятно, что кто-то, в том числе, мои коллеги, в том числе, и Александр Плющев, попытались смерть его сына перевести в такую странную демагогическую парадигму поиска бога. Мне кажется, что это по меньшей мере глупо, а по большей мере отвратительно!"

Давайте отвлечемся от понятного, что надо сильно и трижды подумать прежде чем начать раздражать и ссориться с одним из самых могущественных людей в стране. И зададим Лесину, Красовскому и другим вот такой вопрос: предположим, твит Плющева касался совершенно другой истории и был бы в такой формулировке "Считаете ли вы гибель главы "Исламского государства" Абу Бакра аль-Багдади доказательством существования бога/высшей справедливости?", преисполнились бы вы гневом и возмущением на том же основании, что это могло быть надругательством над родительскими чувствами папы и мамы аль-Багдади? 

Иными словами, моя мысль заключается в следующем: примененная в отношении твита Плющева логика вообще исключает даже жесткую критику (не говоря уже о большем, что содержалось в том твите) кого-либо - ибо мы все чьи-то сыновья и дочери - на том лишь основании, что это может доставить страдания родителям объекта нашей критики? Или все же лучше ставить вопрос с головы на ноги: не доставляют ли люди недостойным поведением горестные чувства своим родителям, вообще близким? И не это ли - хотя бы! - должно, в конечном счете, удерживать их от недостойного поведения? В твите Плющева сын Иванова обозначен как "сын Иванова" только для того, что бы было ясно, о каком Иванове идет речь. И речь в твите шла не, скажем, о пятилетнем малыше, а о вполне зрелом тридцатилетнем муже, вице-президенте крупного банка, человеке, как будто давно уже переставшем быть просто "сыном", а превратившегося согласно законам и морали нормального общества в человека, отвечающего за свои поступки.

Означает ли вышесказанное, что в том самом плющевском твите меня ничего не напрягает?

Это не так. Но мои возражения, думается, носят, что-ли, более фундаментальный характер. Во-первых, будучи атеистичным человеком, мне все же кажется глубоко суетным и самонадеянным, просто глупым примерять на себя роль бога и хотя бы в форме вопроса замахиваться на то, что бы определять, кого карать, а кого миловать. Во-вторых, будучи принципиальным противником смертной казни, мне противна сама мысль при этом полагать, что кто-то, даже совершивший тяжелые преступные деяния, "заслуживает смерти", причем не в бою (см. аль-Багдади), а в обычной жизни.

Так что этот злополучный твит,  - мягко скажем, не в пользу жизненной философии Плющева. Но одновременно вряд ли может служить убедительным моральным основанием для заведения дела о его увольнении. Ибо при таком при таком принципиальном подходе, полагаю, придется увольнять всех.

Про английские газоны

У нас применительно к мечте о западной демократии часто поминают старый анекдот про английские газоны. 

Англичанина спросили, как добиться красивых и ровных газонов. "Стричь и поливать", - ответил тот. "И все, так просто?" - "Да, стричь и поливать, стричь и поливать, и так триста лет".

Мораль, дескать, в том, что нам и не стоит даже мечтать о том уровне демократии, которого достигли на Западе, - без условных "триста лет" работы во имя демократии никак не обойтись.

Но если и прибегать к аналогиям на основе популярного анекдота, то, мне кажется, в нем - в анекдоте - просматривается главное. Кстати сказать, то, что было бы полезно не забывать и на том самом Западе, где с этим анекдотом не знакомы. 

Так вот, главное не "триста лет", а то, что даже после "трехсот лет" надо по-прежнему "стричь и поливать": борьба за демократию - это нескончаемый процесс даже в тех странах, где она, казалось бы, благополучно существует. Почивать на лаврах - убийственно для нее.

понедельник, 10 ноября 2014 г.

Какие автомобили обслуживают вкусы либералов и консерваторов?

Журнал Time  по итогам прошедших выборов в конгресс приводит любопытную статистику: дилерские центры, каких автомобильных марок доминируют в округах, представляющих соответственно демократов и республиканцев? Постановка вопроса кажется нелепой, но автомобильные предпочтения, похоже, действительно позволяют определить до определенной степени либеральность или консервативность округа.

В целом дилерские центры Tesla Motors и Mini преобладают в округах, которые делегировали в конгресс демократов, а в округах, которые представлены республиканцами, - предпочтения отдаются классическим американским маркам - там преобладают дилерские центры Lincoln, Pontiac, Buick, Chevrolet, Ford.

В целом статистика выглядит так:


О жертвах Берлинской стены и не только о них

За 28-летнее существования Берлинской стены погибло при попытке перебраться через нее с территории ГДР, согласно документальным данным на 2006 г. - см. статью в википедии, - 125 человек (по неофициальным оценкам, погибших могло быть 645).

Что это были за люди? Умные или глупые? Порядочные или не очень? Были ли они хорошими или плохими? Преступниками или нет (вне зависимости от идеологий человек незаконно пересекающий границу - как будто везде считается преступником)? Заслуживали они лучшей доли или нет?

Погодите, погодите, воскликнет на этом месте читатель: что вы тут городите?? Это убитые люди, целые вселенные, уничтоженные только за то, что стремились к свободе и лучшей жизни. Что за идиотские и кощунственные вещи вы тут несете?!

Не спешите. Я полностью согласен с вами. И считаю гэдэровские власти, отдававшие приказ о стрельбе на поражение по перебежчикам, - преступниками.

Но если мои слова вызвали у вас всплеск эмоций, надеюсь, они не испаряться также моментально, как и возникнув. И на волне этих эмоций, порожденных благородным возмущением, вы воспримите и следующую информацию: только за короткий период с 1994 г. по 2001 г. при попытке пересечения границы США и Мексики было убито 1 700 мигрантов.

Понимаю, что когнитивный диссонанс побуждает вас воскликнуть - ну это совсем другое дело. Собственно, почему другое дело? Разве и в этом случае не были загублены целые вселенные, вся вина которых заключилась только в том, что они, как и перебежчики через Берлинскую стену, искали лучшую долю..?

пятница, 7 ноября 2014 г.

Мудрая Маша Гайдар

Худо обстоят дела с нашим здравоохранением. Что с ним делать? Как его реформировать? Откуда брать деньги и на что их тратить? Увы, пока общественная дискуссия, масштабная и содержательная, по этой животрепещущей проблеме как-то не завязывается (все думы о кровавой киевской хунте). А без нее любые попытки реформ, даже исполненные самых добрых намерений, будут обречены на провал.

Понятно, последние действие властей по сокращению врачей и численности лечебных учреждений вызвали комментарии. Мне понравился пост Маши Гайдар, ибо она затронула в нем фундаментальную проблему, как-то проскальзывающую мимо нашего внимания.

Маша Гайдар пишет, что вопреки тому, что утверждают власти и что вслед за ними принято думать, реальной страховой медицины у нас нет. И вот, как она это доказывает (в приводимой цитате фразы выделены самой Гайдар):

"Страховых же функций у этих компаний (занимающихся страховой медициной в рамках ОМС) нет никаких: они не аккумулируют наши средства на своих счетах и никак ими не управляют, а их прибыль совершенно не зависит от того, какое мы потребляем количество услуг. Другими словами, у них нет никакого страхового риска. Если человеку выдан полис ОМС, то и расплачиваться за него будет будет фонд ОМС. Компании же просто получают свой процент за счёт прохождения через них денег.

Всё это значит, что страховые риски целиком и полностью ложатся на государство, реализующее свою финансовую политику в сфере здравоохранения через региональные фонды ОМС. То есть страхователь у нас по сути один: государство".

Мне кажется, Маша Гайдар выделила ключевой момент, вокруг которого должны развернуться споры: кто должен брать на себя риски, страховые, да и не только, связанные с финансированием здравоохранения?

Я, безусловно, за развитие реальной страховой медицины, которой сейчас все же занимаются, скажем, "Ингострах", РОСНО и другие компании. Но... Давайте будем реалистами. Никакая страховая компания и даже страховые компании все вместе не способны взять на себя всю полноту страховых рисков за наше с вами здоровье - они просто останутся без штанов, не то что - без прибыли. Интерес страховых компаний заключается в получении именно прибыли, что может вполне сочетаться с улучшение состояния здоровья народонаселения. Но может вступать и в серьезное противоречие, причем именно в тех ситуациях, когда так остро требуются квалифицированные, на уровне последних достижений медицинские услуги - не когда нужно выписать таблетки от ОРЗ, а когда речь идет, если не об излечении, так по крайней мере облегчении страданий при очень серьезных заболеваниях. 

Да и в случае вспышки - не дай бог - страшных эпидемий страховая медицина беспомощна. Как показал американский опыт противодействия вирусу Эбола, принимаемые меры оказываются столь дорогостоящими, что они легко могут обанкротить даже крупные страховые компании в случае широкого распространения этого страшного заболевания. Плюс только у государства есть соответствующие ноу-хау и опыт (целый ряд крупных государств занимался и продолжает вести исследования в сфере биологической войны).

В отличии от страховых компаний у государства главный интерес в области здравоохранения - именно само здравоохранение. Это отнюдь (любимое словечко Машиного папы, которым он шокировал многих) не значит, что государство сможет толстым слоем повидла размазать медпомощь - даже у него для этого не хватит ресурсов. Но их тем более нет и никогда не будет у страховых компаний. Суть страхового бизнеса состоит в том, что компании, занятые в нем, вынуждены брать на себя страховые риски, но ограниченность ресурсов и коммерческая природа их занятий меддеятельностью предполагает, что они будут всячески стараться их ограничивать и уменьшать (вам откажут в страховом покрытии ряда болезней, увеличат стоимость страховки с достижением определённого возраста и т.д.).

Какова ни будет конечная форма сочетания, а оно необходимо, бюджетной и страховой медицины, главная роль, по-моему, должна в любом случае принадлежать именно бюджетной медицине.

И спасибо Маше Гайдар, что своим постом она ясно показала почему.