It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

воскресенье, 26 апреля 2015 г.

Прпулярна ли поэзия в США? Чуть популярнее походов в оперу

На прошлой недели у меня был не слишком веселый пост о музыкантах. Но этот пост о поэзии наводит даже большую тоску. Пост о степени популярности поэзии на родине Генри Лонгфелло, Уолта Уитмена, Аллена Гинзберга.

Бюро переписи населения США раз в несколько лет проводит опросы по различным аспектам культуры. В частности, последний опрос показал такую картину:



Неудивительно, в течение года 60% американцев хотя бы раз побывали в кинотеатре. 45% американцев хотя бы раз почитали роман, около 30% хотя бы раз танцевали в публичном месте, около 20% хотя бы раз сходили в театр, около 15% хотя бы раз побывали в музее. И только порядка 7% хотя бы раз почитали в течение года что-нибудь поэтическое. Меньше, правда существенно меньше в США только посещают оперу - порядка 3% американцев хотя бы раз отметились в оперном театре.

Интересно, резкое падение интереса к поэзии в США произошло буквально на наших глазах.



В 1992 г., как видно на приведенном графике, в течение года хотя бы раз читали поэзию около 17% американцев. А далее все по нисходящей. Эксперты в раздумье в чем тут дело. Вполне возможно, это резльтат неодназначного влияния  бурного развития интернета. 

суббота, 25 апреля 2015 г.

В СССР не было ни секса, ни морали

Помните старую историю еще эпохи перестройки про то, как одна дама на телемосте с американской аудиторией уверенно заявила, что СССР секса нет.

Мне она вспомнилась, когда я вчера слушал беседу с историком Юрием Афанасьевым на "Эхе Москвы". В ней он высказал ряд... Пытаюсь подобрать наиболее подходящее слово - неожиданных, смелых, провокативных, спекулятивных? - наблюдений и аналитических заключений о России и перестройке. Учитывая формат медиа, за скобками в основном осталась доказательная часть. Потому сложно на данном этапе оспаривать сказанное Юрием Афанасьевым, который часто шел впереди многих в анализе текущего момента и прошлого страны, или соглашаться с ним.

Но все же его фраза о том, что в СССР не было ни политики, ни права, ни морали, невольно резануло мой слух флэшбэком к (по?) тому познеровскому телемосту.

В отношении политики и права это утверждение как будто уже давно стало банальностью - ну какая политика и какое право могли быть в условиях тоталитарно-авторитарного правления одной партии, в системе сталинщины? На самом деле, конечно, политика была, ее не могло не быть, просто она в основном носила не публичный (хотя большей публичности политики, чем процессы 30-х гг. трудно представить) и совершенно категорично недемократичный характер. Даже право, очень специфическое право существовало (кто сомневается  в последнем процитирую для простоты из википедии: "Право — один из видов регуляторов общественных отношений; система общеобязательных, формально-определённых, гарантированных государством правил поведения, регулирующих общественные отношения"). Тем не менее, в некотором узком, "коллоквиальном" смысле готов согласиться с тем, что "политики и права в СССР не было". 

Но в отношении морали у меня возникает вопрос, даже много вопросов. Что подразумевает Юрий Афанасьев? Что власть была тотально аморальна? Да, тут сомнений нет. Что официальная "мораль" была безнравственна? Но официальная "мораль" - вообще-то феномен авторитарных моделей государства и по определению относится, скорее, к сфере политической, чем этической. Что общество вело себя аморально? Что люди не имели представлений о фундаментальных канонах поведения, которое квалифицируется в наше время как моральное поведение? 

Наверное, мои вопросы и недоумения выглядят по-дилетантски, и ими стоит заниматься профессиональным специалистам по этике, которые и должны давать ответы на взаимоотношения морали и тоталитарно-авторитарного государства. Но все же, думаю, что и про и мораль Юрий Афанасьев говорил тоже в некотором "коллоквиальном" ключе. И здесь я категорически не согласен с историком. Начиная со школьной скамьи, где нас обучали аз-буки-веди мы прикасались - а затем многие уходили с головой - к великой русской литературе, как ни одной из европейских литератур озабоченной нравственными исканиями. И эти искания формировали - в разном объеме, конечно - души моих соотечественников, которые параллельно также начинались калечиться с той же школьной скамьи. Собственно, без русской литературы и той вселенской нравственности, поднимаемой на щемящую высоту, не было бы ни перестройки, ни надежд на преобразования страны (мы даже бы не осознавали необходимость в них), ни даже явления, которой представляет сам Юрий Афанасьев - именно, компромисс между моралью (все же она есть!) и политической целесообразностью. 

И здесь, рассуждая в "коллоквиальном" ключе, как всегда, нельзя обойтись без сравнений с Западом. Надеюсь, мои слова не будут дежурно восприняты как антиамериканские экзерсисы, но 2000-е гг. (не будем уходить в глубь веков) дали примеры вопиющего падения общественной морали в США, когда общество молчало и просто боялось поставить под сомнение справедливость иракской авантюры, обернувшейся гибелью такого числа иракцев, которое Саддам вряд ли смог бы за те же годы замучить в застенках, когда общество вошло в патриотический раж и одобрило официальное введение практики пыток. Так что, я бы поостерегся записывать какие-либо страны в моральные чемпионы.

Если вы думаете, что это пост об афанансьевских прозрениях, то вы ошибаетесь. Вот что мне подумалось. Действительно, все в мире относительно и познается в сравнении. На фоне даже советского опыта российское общество времен Путина В.В. поставило своеобразной рекорд. Сейчас намного больше политики и права, хотя чрезвычайно экзотического, особенно правоприменения. Но если в каком-то смысле и можно говорить об "отсутствии" морали, то здесь путинской России просто нет равных.


пятница, 24 апреля 2015 г.

Кто чаще бунтует?

Американский политолог Кори Робин приводит в своем блоге следующую цитату из так называемого приложения к книге итальянского писателя и бывшего узника Аушвица Примо Леви "If This Is a Man":

"Следует иметь в виду, что в некоторых лагерях все же возникали восстания - в Треблинке, в Собиборе и даже в Биркенау, одном из подразделений Аушвица ... Во всех случаях их организовывали и возглавляли заключенные, которые были в некотором смысле привилегированными, а потому находились в лучшей физической и духовной форме, чем обычные заключенные. Это не должно удивлять: только на первый взгляд кажется парадоксальным, что те, кто восстает - это те, кто испытывает меньше страданий".

четверг, 23 апреля 2015 г.

Источник взрывных перемен

 Сайт Newsru.com  сообщает: "В Чечне разрастается скандал, связанный с гибелью вооруженного мужчины, застреленного в минувшее воскресенье в Грозном при попытке протаранить служебную машину полицейских. Как выяснилось, подозреваемый в причинении тяжкого вреда здоровью Джамбулат Дадаев был убит сотрудниками Ставропольского УВД, которых сопровождали военнослужащие Временной оперативной группировки органов и подразделений (ВОГОиП) МВД РФ, базирующейся в Ханкале. Оказалось, что они не поставили в известность своих чеченских коллег, что крайне возмутило главу республики Рамзана Кадырова... Кадыров приказал открывать огонь на поражение по неизвестным чеченским стражам порядка сотрудникам правоохранительных структур, которые прибыли из других регионов, в том числе из Москвы".

Думается, Кадыров постепенно превращается в проблему, которую там, наверху, начинают осознавать, что надо решать. Но как решать не ведают, в том числе потому, что "Папе", с головой ушедшему в геополитику, жгучих проблем он, скорее всего, не доставляет. Но первую же очередь не знают, что делать, потому, что у тех, у кого Кадыров начал вызывать зубную боль, с их деньгами и любовницами в Лондоне кишка тонка. 

Кадыров неизбежно рано или поздно свою партию проиграет. И именно это, а не потешная оппозиция или экономические проблемы, вызовет те взрывные потрясения, которые приведут к развороту государственного корабля. Вот только в какую сторону..?

Кто кого: бизнес государство или наоборот?

И снова короткий комментарий о фальшивых нарративах, распространяемых "Ведомостями" (предыдущий см. здесь).

Сегодня "Ведомости" дают перепечатку из Financial Times под заголовком "Госкапитализм 2.0: правительства вернулись в экономику". В статье, в частности, утверждается следующее:

"Сейчас одним из самых разрушительных мировых трендов в этой борьбе (глобальной борьбе за рынок) стала растущая роль государства в экономике.Теперь борьба снова разворачивается вокруг правил, норм и инструментов, с помощью которых государство влияет на капитализм. Много десятилетий США, лидер мирового экономического порядка, настаивали, что роль государства в экономике должна быть ограничена. В идеале государство должно установить базовые правила игры и принуждать игроков к их соблюдению внутри и вне страны. В остальном свободный рынок разберется сам. Однако с началом финансового кризиса правительства и центробанки взяли на себя роль, идущую вразрез с этим подходом. Они скупают акции банков и компаний, облигации, заполняя вакуум, возникший из-за докризисной кредитной невоздержанности и посткризисных политических неудач. Худшие времена вроде бы позади, но многие инвесторы и компании мечтают вернуться к прежней «норме», когда государство значительно меньше вмешивалось в экономику.

Похоже, их ждет разочарование. Реальность геоэкономики XXI в. – модель рыночного капитализма, в которой государство играет главную роль. Еще недавно термин «госкапитализм» использовался в основном в случаях, когда госкомпании в неравных условиях конкурировали с частными... Теперь госкапитализм понимается шире. Это госкапитализм 2.0, когда правительство влияет на рынки более тонко. Для компаний, намеренных вести бизнес в разных странах, это неприятный факт. Сильное влияние государства снижает предсказуемость и безопасность бизнеса, уменьшает возможность добиться справедливости с помощью закона. Повышается необходимость вовремя понять, какие приоритеты стратегические для каждой страны... 

Современный госкапитализм может пользоваться различными инструментами. Обманчиво мягкое законодательство, инструменты регуляторной политики, включая антимонопольную, применяются для защиты и укрепления госкомпаний и корпораций, способных конкурировать с иностранцами, при сохранении видимости конкурентного рынка. Под предлогом обеспечения равных условий все чаще идет атака на зарубежных конкурентов, чтобы добиться стратегически важных экономических целей."

Хотя картина, описанная выше, судя по всему, верна, ложным кажется фундаментальный тезис о, якобы, новом противостоянии бизнеса и государства, о набирающей силу тенденции вмешательства государства в экономику. Государство всегда активно присутствовало в экономике и только пропагандистки-идеологические манипуляции создавали вокруг этой реальности завесу (на фоне общего пафоса о нежелательности вмешательства государства в экономику просто комичным выглядит следующий тезис статьи: "Американские технологические компании ждут непростые времена, их лидерство может оказаться под вопросом, если новые стандарты будут создаваться без мощного лоббирования США (выделено мной) интересов IT-сектора"). 

На самом деле более точной формулировкой в характеристике тех явлений, о которых идет речь в статье, была бы мысль о том, что в существующем партнерстве бизнеса и государства последнее более наступательно, чем раньше, стало формулировать стратегические задачи.


Другие материалы по теме:

среда, 22 апреля 2015 г.

Боятся ли американцы потерять работу?

Ну, что за странный вопрос - конечно, опасаются. Но... В списке потенциальных угроз финансовую благополучию возможность потери рабочего места на... 8-м месте:



А на первом месте фигурирует "незапланированная финансовое ЧП", на втором - "недостаточная сумма сбережений для комфортной жизни на пенсии", на третьем - "необходимость расходов на незапланированные медицинские нужды", на четвертом - "нехватка пенсионных сбережений на всю пенсионную жизнь"  и т.д.

Такая иерархия страхов отражает, среди всего прочего, три новых реальности: две "плохих" и одна "хорошая". Во-первых, рост стоимости качественного медицинского обслуживания обгоняет рост доходов. Во-вторых, даже наличие рабочего места не гарантирует доходов, достаточных для получения зарплат, необходимых для оплаты медрасходов и сбережений на старость - подчас, зарплата оказываются меньше прожиточного уровня. В-третьих, продолжительность жизни американцев стала выше. 

вторник, 21 апреля 2015 г.

Борис Стругацкий о фашизме

Наверное, не стоило бы "перепечатывать" то, что появилось в массово читаемой Gazeta.ru, но уж больно хорошо и точно то, что написал в далеком 1995 г. наш великий фантаст. В 1995 г. я, пожалуй, еще сохранял оптимистические настроения, и, думаю, может быть даже и не стал бы читать про фашизм. Времена поменялись. Итак, Борис Стругацкий о фашизме, о том, к чему мы приближаемся:

«Чума в нашем доме. Лечить ее мы не умеем. Более того, мы сплошь да рядом не умеем даже поставить правильный диагноз. И тот, кто уже заразился, зачастую не замечает, что он болен и заразен.

Ему-то кажется, что он знает о фашизме все. Ведь всем же известно, что фашизм – это черные эсэсовские мундиры, лающая речь, вздернутые в римском приветствии руки, свастика, черно-красные знамена, марширующие колонны, люди-скелеты за колючей проволокой, жирный дым из труб крематориев, бесноватый фюрер с челочкой, толстый Геринг, поблескивающий стеклышками пенсне Гиммлер и еще полдюжины более или менее достоверных фигур из «Семнадцати мгновений весны», из «Подвига разведчика», из «Падения Берлина»...

О, мы прекрасно знаем, что такое фашизм – немецкий фашизм, он же гитлеризм. Нам и в голову не приходит, что существует и другой фашизм, такой же поганый, такой же страшный, но свой, доморощенный.

И наверное, именно поэтому мы не видим его в упор, когда он на глазах у нас разрастается в теле страны, словно тихая злокачественная опухоль.

Мы, правда, различаем свастику, закамуфлированную под рунические знаки. До нас доносятся хриплые вопли, призывающие к расправе над инородцами. Мы замечаем порой поганые лозунги и картинки на стенах наших домов. Но мы никак не можем признаться себе, что это тоже фашизм. Нам все кажется, что фашизм – это черные эсэсовские мундиры, лающая иноземная речь, жирный дым из труб крематориев, война...

Сейчас Академия наук, выполняя указ президента, лихорадочно формулирует научное определение фашизма. Надо полагать, это будет точное, всеобъемлющее, на все случаи жизни определение. И разумеется, дьявольски сложное.

А между тем

фашизм – это просто. Более того, фашизм – это очень просто!

Фашизм есть диктатура националистов. Соответственно, фашист – это человек, исповедующий (и проповедующий) превосходство одной нации над другими и при этом активный поборник «железной руки», «дисциплины-порядка», «ежовых рукавиц» и прочих прелестей тоталитаризма.

И все. Больше ничего в основе фашизма нет. Диктатура плюс национализм. Тоталитарное правление одной нации. А все остальное – тайная полиция, лагеря, костры из книг, война – прорастает из этого ядовитого зерна, как смерть из раковой клетки.

Возможна железная диктатура со всеми ее гробовыми прелестями, скажем диктатура Стресснера в Парагвае или диктатура Сталина в СССР, но, поскольку тотальной идеей этой диктатуры не является идея национальная (расовая), это уже не фашизм. Возможно государство, опирающееся на национальную идею, скажем Израиль, но, если отсутствует диктатура («железная рука», подавление демократических свобод, всевластие тайной полиции), это уже не фашизм.

Совершенно бессмысленны и безграмотны выражения типа «демофашист» или «фашиствующий демократ». Это такая же нелепость, как «ледяной кипяток» или «ароматное зловоние».

Демократ, да, может быть в какой-то степени националистом, но он по определению враг всякой и всяческой диктатуры, а поэтому фашистом быть просто не умеет. Так же как не умеет никакой фашист быть демократом, сторонником свободы слова, свободы печати, свободы митингов и демонстраций, он всегда за одну свободу — свободу Железной Руки.

Могу легко представить себе человека, который, ознакомившись со всеми этими моими дефинициями, скажет (с сомнением): «Этак у тебя получается, что лет пятьсот-шестьсот назад все на свете были фашистами: и князья, и цари, и сеньоры, и вассалы...»

В каком-то смысле такое замечание бьет в цель, ибо оно верно «с точностью до наоборот»: фашизм – это задержавшийся в развитии феодализм, переживший и век пара, и век электричества, и век атома и готовый пережить век космических полетов и искусственного интеллекта.

Феодальные отношения, казалось бы, исчезли, но феодальный менталитет оказался живуч и могуч, он оказался сильнее и пара, и электричества, сильнее всеобщей грамотности и всеобщей компьютеризации.

Живучесть его, безусловно, имеет причиной то обстоятельство, что корнями своими феодализм уходит в дофеодальные, еще пещерные времена, в ментальность блохастого стада бесхвостых обезьян: все чужаки, живущие в соседнем лесу, отвратительны и опасны, а вожак наш великолепно жесток, мудр и побеждает врагов. Эта первобытная ментальность, видимо, не скоро покинет род человеческий. И поэтому фашизм – это феодализм сегодня. И завтра.

Только, ради бога, не путайте национализм с патриотизмом! Патриотизм – это любовь к своему народу, а национализм – неприязнь к чужому. Патриот прекрасно знает, что не бывает плохих и хороших народов – бывают лишь плохие и хорошие люди. Националист же всегда мыслит категориями «свои-чужие», «наши-не наши», «воры-фраера», он целые народы с легкостью необыкновенной записывает в негодяи, или в дураки, или в бандиты.

Это важнейший признак фашистской идеологии – деление людей на «наших и не наших». Сталинский тоталитаризм основан на подобной идеологии, поэтому-то они так похожи, эти режимы – режимы-убийцы, режимы – разрушители культуры, режимы-милитаристы. Только фашисты людей делят на расы, а сталинисты – на классы.

Очень важный признак фашизма – ложь.

Конечно, не всякий, кто лжет, фашист, но всякий фашист обязательно лжец. Он просто вынужден лгать.

Потому что диктатуру иногда еще как-то можно худо-бедно, но все-таки разумно обосновать, национализм же обосновать можно только через посредство лжи – какими-нибудь фальшивыми «Протоколами» или разглагольствованиями, что-де «евреи русский народ споили», «все кавказцы – прирожденные бандиты» и тому подобное. Поэтому фашисты лгут. И всегда лгали. И никто точнее Эрнеста Хемингуэя не сказал о них: «Фашизм есть ложь, изрекаемая бандитами».

Так что если вы вдруг «осознали», что только лишь ваш народ достоин всех благ, а все прочие народы вокруг – второй сорт, поздравляю: вы сделали свой первый шаг в фашизм. Потом вас осеняет, что высоких целей ваш народ добьется, только когда железный порядок будет установлен и заткнут пасть всем этим крикунам и бумагомаракам, разглагольствующим о свободах; когда поставят к стенке (без суда и следствия) всех, кто идет поперек, а инородцев беспощадно возьмут к ногтю...

И как только вы приняли все это – процесс завершился: вы уже фашист. На вас нет черного мундира со свастикой. Вы не имеете привычки орать «Хайль!». Вы всю жизнь гордились победой нашей страны над фашизмом и, может быть, даже сами лично приближали эту победу. Но вы позволили себе встать в ряды борцов за диктатуру националистов – и вы уже фашист. Как просто! Как страшно просто.

И не говорите теперь, что вы совсем не злой человек, что вы против страданий людей невинных (к стенке поставлены должны быть только враги порядка, и только враги порядка должны оказаться за колючей проволокой), что у вас у самого дети-внуки, что вы против войны... Все это уже не имеет значения, коль скоро приняли вы Причастие Буйвола.

Дорога истории давно уже накатана, логика истории беспощадна, и, как только придут к власти ваши фюреры, заработает отлаженный конвейер: устранение инакомыслящих – подавление неизбежного протеста – концлагеря, виселицы – упадок мирной экономики – милитаризация – война...

А если вы, опомнившись, захотите в какой-то момент остановить этот страшный конвейер, вы будете беспощадно уничтожены, словно самый распоследний демократ-интернационалист.

Знамена у вас будут не красно-коричневые, а, например, черно-оранжевые. Вы будете на своих собраниях кричать не «Хайль», а, скажем, «Слава!»

Не будет у вас штурмбаннфюреров, а будут какие-нибудь есаул-бригадиры, но сущность фашизма – диктатура нацистов – останется, а значит, останутся ложь, кровь, война – теперь, возможно, ядерная.

Мы живем в опасное время. Чума в нашем доме. В первую очередь она поражает оскорбленных и униженных, а их так много сейчас.

Можно ли повернуть историю вспять? Наверное, можно – если этого захотят миллионы. Так давайте же этого не хотеть. Ведь многое зависит от нас самих. Не все, конечно, но многое».

понедельник, 20 апреля 2015 г.

Cheerleaders

Вначале две политические аксиомы. Что хорошего можно ожидать от нашей авторитарной власти? Что хорошего можно ожидать от нашей власти, живущей в каменном веке? Ничего. Это такие же аксиомы, как и то, что Волга впадает в Каспийское море, а дважды два - четыре. Так?

Ну, а если был бы осуществлен крупный ирригационный проект, и временно воды Волги были бы направлены в бассейн исчезнувшего Аральского моря? А если новый гений доказал, что, скажем, в микромире действуют какие-то особенные правила, когда в одном случае дважды два - четыре, а в другом - что-то совсем иное? Эти предположения, даже не вздрогнув, вы можете парировать тем, что нет никаких таких ирригационных проектов, да и о таком открытии физмат-гения тоже ничего не было слышно. Туше? Не совсем. Ибо может быть незаметно для себя вы подтвердили правоту следующего алгоритма - в первую очередь все же следует оглядеться, гугулнуть, может вы что-то пропустили в текучке и какие-то обстоятельства изменились, что потребует и определенной корректировки каких-то, может быть, даже базовых взглядов. В политике это не такая уж редкость.

Сегодня в газете "Ведомости" на редакционной полосе появился материал "Кому угрожает торгово-инвестиционное соглашение США и ЕС". В нем декларируется буквально в духе выше  приведенных аксиом: "Российские пропагандисты не на шутку встревожены приближением Трансатлантического торгового и инвестиционного соглашения (TTIP) США и ЕС к подписанию. Председателя Госдумы Нарышкина (см. «Ведомости» от 14.04.2015) беспокоит, что «странам и континентам будут навязывать стандарты экономических связей, которые с ними никто не обсуждал»...Эта тревога не о том. Мир энергично идет к глобальному экономическому регулированию, а российские власти держатся за концепции XVI–XIX вв., и авторитарный режим помогает консервировать отсталость".

Уверен, у нас только узкие специалисты представляют, о чем идет речь. Да и не только у нас, но и в Европе и США в том числе и в первую голову. Поэтому, вполне естественно, авторы этого редакционного комментария поясняют: "Смысл TTIP – в переходе от устаревших, обременительных для экономики моделей регулирования к новым, менее затратным и громоздким... Цели у регуляторов общие – защита потребителей и инвесторов. Старомодность регуляций, к которым вынужден приспосабливаться бизнес в разных странах, – прямой барьер для внешней торговли и вычет из национального благосостояния".

Ну, конечно, если так ставится вопрос, то надо быть полным идиотом, чтобы не понимать выгоды этого соглашения для всех - в Европе ли, Соединенных Штатах и даже в России. И только клиническое пребывание в пещерных координатах мешает руководству нашей страны увидеть всей элегантности и прогрессивности замысла с TTIP.



Видите, как легко и просто все раскладывается по полочкам. Достаточно апеллировать к тому, что не требует доказательства - авторитаризм власти, ее реакционная отсталость, - чтобы доказать то, что и требовалось доказать: весь мир замер в ожидании того золотого дождя, который неминуемо должен пролиться на облагодетельствованное население западных стран.

Авторы данной редакционной статьи, увы, демонстрируют явно нечестный подход. Во-первых, они выстраивают свою аргументацию как полемику с не слишком просвещенной российской властью, тем самым заранее привлекая на свою сторону всех тех, кому она поперек горла. И прежде всего думающую, оппозиционную часть нашей страны, которая, с одной стороны, чрезмерно раздражена этой властью, а с другой - вовсе не обязана квалифицировано разбираться во всех вопросах, включая экономику. Во-вторых, прекрасно понимая последнее, что далеко не все читатели гащеты великие экономисты и могли вообще впервые узнать про TTIP из их статьи, ее авторы должны были бы, подчеркну, обязательно пойти по пути вот
этого материала с сайта BBC, в котором в спокойном объективистском тоне рассказывается как о потенциальных плюсах, которые видят в соглашении его сторонники, так и о потенциальных минусах, которые усматривают в нем его противники, среди которых, понятно, нет Нарышкина и Ко., но есть и западные политики и экономисты.

Не буду суммировать всю аргументацию против, назову основное. Соглашение должно установить общие регуляторные механизмы, ориентируясь на "регуляторные минимумы", уже имеющиеся в странах, участвующих в переговорах. Скажем, в Европе намного более жесткие, чем в США, стандарты по безопасности в сфере сельского хозяйства и производства продуктов питания (это касается использования пестицидов, гормонов роста, ГМО). Здесь планируется регуляторную планку опустить до американского уровня. А в банковской сфере эта планка в последние годы была приподнята наоборот в США как реакция на последний финансово-экономический кризис. Критики TTIP опасаются, что соглашение приведет к размыванию строгих регуляторных правил, введеных законодательством Додда-Франка. Но что, пожалуй, больше всего волнует противников TTIP, так это предполагаемое изменение баланса сил между бизнесом и правительствами. В рамках процедур разрешения споров между инвестором и государством, первый получит право подавать в суд (точнее даже в специальные трибуналы) на второго и требовать компенсации в случае, если сочтет, что с ним поступают несправедливо. Как будто резонно, но это, к примеру, даст возможность табачным компаниям оспаривать жесткие ограничения на их деятельность, а производителям ядерной энергии, к примеру, оспаривать решения правительства Германии вообще отказаться от ядерной энергетики (уже есть соответствующие прецеденты).

Известный американский экономист либерального (в американском понимании этого слова) толка Дин Бейкер так оценил ситуацию с соглашениями TTIP и аналогичным соглашением между США и тихоокеанскими странами: "...Короче говоря, эти торговые соглашения представляют дли бизнеса подлинное золотое дно. И на это золотое дно и делает ставку администрация Обамы, полагая, что бизнес будет счастлив воздать должное в свое времени, когда дело дойдет до выборов 2016 г... Вот в чем состоят реальные причины, почему согласовываются эти сделки, которые иначе выглядели бы и как плохая торгово-экономическая политика и как плохая внутренняя политика демпартии. Президент Обама и другие лидеры партии готовы игнорировать любой вред, который эти соглашения нанесут стране и миру, возлагая надежду на щедрое вознаграждение в виде взносов в избирательные кампании".

Тема TTIP - пока страшно далека от самых актуальных для нас - разобраться бы с украинской эпопеей и наложенными на Россию санкциями.  Потому оставляю открытым вопрос, на чьей стороне больше правды - критиков TTIP или его сторонников. И не перспектива заключения соглашения заставила меня писать этот пост. Более важным мне показалось то, как отнеслись к раскрытию этой темы в ведущей деловой газете страны, которая пользуется авторитетом как либерально-демократическое издание. Авторы статьи (Николай Эппле,  Борис Грозовский) - люди толковые, и мне не верится, что они спустя рукава отнеслись к заданию, а потому были не в курсе имеющихся возражений против TTIP. Как ни печально, скорее приходится думать, что они элементарно замолчали возражения по сугубо идеологическим мотивам. Приходится только гадать, что это были за мотивы. Те, которые сформулированы в аксиомах, с которых начинался пост? Или все серьезнее - используя идиосинкразию в отношении нашей власти, авторы пытались незаметно для непосвященных протолкнуть как "безусловно"  сверхпередовое и прогрессиное повестку дня, которая близка сердцу большого бизнеса (при этом надо иметь в виду и то существенное отличие между бизнесом Потанина, Сечина, Абрамовича и бизнесом Баффета, Пейджа, Кука).

Главная проблема, которая здесь видится мне, заключается в том, что мы вполне готовы вновь наступить на те же грабли: таким же cheerleading'ом занималась либеральная общественность в отношении столь бездумно проведенной приватизации, которая не расковала экономические силы, что сделал до него закон о кооперативах, а способствовала становлению бюрократического "капитализма для своих"; тот же cheerleading расцвел, когда нас призывали голосовать не умом, а сердцем; cheerleading тех же кругов, наконец, привел к власти известно кого. 

К сожалению, мы пока с увлечением обсуждаем сиюминутное разной степени важности - от наличия российских войск в Украине до тверкинга хореографического ансамбля из Оренбурга. Но не видно ни малейшей попытки серьезного обсуждения будущего страны, того, как мы хотим, чтобы она выглядела после того, как завершится бесславная эпоха то ли подполковника, то ли майора. Склоняемся ли мы больше к тому, что называется скандинавской моделью или нам все же ближе англо-саксонская модель, президентская или парламентская республика, какое место мы готовы определить бизнесу в нашей политической системе и т.д.  Это только кажется, что все это мы еще успеем обсудить лишь бы... Не успеем, не стоит обманываться. Начинать надо прямо сейчас и по-честному, без лукавого cheerleading'а.

воскресенье, 19 апреля 2015 г.

От чего умирают музыканты?

Профессор Сиднейского университета Дианна Кенни провела статистическое исследование преждевременных смертей среди музыкантов на основе "американского материала". И выяснилось, что жанр музыки, в котором работают музыканты, оказывает вполне ощутимое влияние на то, что становится причиной смерти. 

На основе исследования была составлена следующая таблица (красным выделены цифры, которые значительно выше средних по американскому населению в целом, голубым - просто выше средних значений, а зеленым - значительно ниже):




От убийств чаще всего закачивается жизнь у музыкантов в стиле рэп и хип-хоп. От рака чаще всего уходят в мир иной джазисты и фолк-исполнители. А рок-музыкантs, особенно металлисты и панкеры чаще всего погибают в несчастных случаях. Самый высокий уровень самоубийств - среди металлистов, а самый низкий - среди исполнителей госпел-музыки. 



суббота, 18 апреля 2015 г.

Немного фактов про НАТО

Мои дорогие соотечественники в ежедневном режиме бомбардируются сообщениями о той военной угрозе, которую представляет НАТО. Что ж, это действительно крупнейший в мире военно-политический альянс. Действительно, в отличии от Организации Варшавского Договора он не только не был распущен после окончания "холодной войны", но даже увеличил число своих членов, среди которых теперь и бывшие партнеры СССР по ОВД и даже три бывшие советские республики. И действительно, его совокупная военно-экономическая мощь намного превосходит потенциал России. 

Но это, однако, не вся правда про НАТО и его эволюцию за последние четверть века. Мне показалось полезным привести некоторые факты об этой организации из статьи бывшего высокопоставленного сотрудника госдепа США Стивена Сестановича, факты, которые у нас знают плохо, а кремлевская пропаганда намеренно умалчивает:

"Путин может говорить о "гонке вооружений" в Европе, но после 1990 г. Соединенные Штаты и их союзники постоянно и значительно уменьшали возможности для проведения военных операций в регионе. На протяжении многих десятилетий там располагались сотни тысяч американских солдат в более чем 800 гарнизонов, разбросанных по всей Западной Европе. На сегодняшний день в этом регионе находится 28 000 военнослужащих (в основном дислоцированных всего в семи постоянных гарнизонах, при чем ни один из них не располагается на территории новых членов НАТО). В составе EUCOM, командования США в Европе, на 75% меньше самолетов, чем в 1990 г., многие из них занимаются не больше, чем транспортировкой грузов для поддержки военных операций США на Ближнем Востоке или дозаправки других грузовых самолетов. Что касается танков, последние американские бронетанковые части и соединения были выведены из Европы в 2013 г.

Особенно показательны изменения в развертывании ВМС США. Путин неоднократно заявлял, что, захватив Крым, он предотвратил превращение находящейся там давней военно-морской базы России в американскую базу. Вашингтон, предупреждал он, мог бы перебросить туда собственные силы передового развертывания с тем, чтобы изменить баланс сил в Черном море. На это можно ответить вопросом: перебросить какие силы, с каких передовых рубежей и с какими целями? Сегодня Соединенные Штаты больше даже не озадачиваются тем, чтобы поддерживать в Средиземноморье авианосную группу, что они делали на протяжении полувека. Что, с точки зрения русского военного планировщика, могло бы послужить основание думать, что США каким-либо образом заинтересованы в Черном море?

Такая же картина радикального сокращения характерна и для стратегических ядерных сил. Под кумулятивным воздействием трех договоров о сокращении ядерных вооружений, подписанных после окончания "холодной войны" в 1993, 2002 и 2009 гг., американский ядерный арсенал (как находящийся на боевом дежурстве, так и на складах) был сокращен на три четверти. Великобритания и Франция также резко уменьшили свои ядерные силы. Что касается Германии, у которой нет ядерного оружия, договор "Два плюс Четыре" от 1990 г. ограничил численность ее армии 370 000 человек. Но принятые с тех пор самой Германией решения привели к сокращению численности ее сил более, чем вдвое. В прошлом году немецкие части и подразделения, принимавшие участие в учениях НАТО, использовали ручки от метел вместо тяжелых пулеметов из-за отсутствия последних".

НАТО, понятно, в итоге не превратилось во вторую международную организацию Красного Креста и Красного Полумесяца, но уже перестала быть нечто ощерившимся ракетами-пушками из Кукрыниксов. Мне только интересно сам Путин, чье мироощущение очевидно в немалой степени сформировано карикатурами из "Крокодила", знает в таком концентрированном виде о трансформации НАТО..?





пятница, 17 апреля 2015 г.

Дебаты в Торонто и проблемы с российско-американским диалогом

Дебаты о том, нужно ли Россию изолировать или лучше с ней взаимодействовать (их я проанонсировал здесь), представляли захватывающее зрелище (желающие могут посмотреть их здесь). И хотя команда Каспарова-Эпплбаум была, действительно, слишком эмоциональна, но не впадала, как я опасался, в полемический экстремизм и победила команду Коэна-Познера с уверенным счетом (Игорь Яковенко достаточно подробно и аккуратно изложил, что произошло на дебатах здесь). Признаюсь, было приятно, что хорошо смотрелся Каспаров, который, по мнению одного из свидетеля дебатов, "завоевал сердца аудитории".

Тема дебатов была сформулирована не слишком удачно (на что, кстати,  указывала и команда Каспарова-Эпплбаум), если не просто плохо. И не только потому, что вменяемые люди обычно ориентированы на  возможности диалога, а не на изоляцию. Но главным образом потому, что в современном мире нет ни одной страны, находящейся в изоляции, даже Северная Корея, Иран или Сирия не пребывают в изоляции. Что касается взаимодействия/диалога, то они поддерживаются в зависимости от обстоятельств на разном уровне интенсивности. Хромающая формулировка темы дебатов в результате позволила обнаружить во всех четырех открывающих их выступлениях вполне разумные идеи и соображения, с которыми было нельзя не согласиться (Волга впадает в Каспийское море, дважды два - четыре).

Познер воспользовался этим промахом организаторов и упорно доказывал, что изоляция Россия - пагубная для всего мира политика, ибо, оставленная вариться в собственном соку, она выберет самые несимпатичные порядки. То, что так будет, свидетельствует, по мнению Познера, история: если бы СССР не был бы в ситуации "изоляции" в самом начале существования советской власти, то мы, может быть, не увидели сталинские репрессии. Если бы постсоветскую Россию не игнорировали, может быть, и не было того, что мы с неодобрением наблюдаем сегодня.

Как будто, в том, что говорил Познер, есть определенный резон. Но это только как будто. Ни в 30-х годах прошлого века, не тем более в 1990-2000-х гг. наша страна не пребывала в состоянии внешней изоляции. В 30-х Сталин и Ко. вполне сознательно выбрали самоизоляцию в том числе потому, чтобы без помех творить в стране, что заблагорассудиться. И сейчас кремлевское руководство выбирает большую самоизоляцию, чтобы надежнее можно было управлять вверенным ему народом.

Никто из руководителей стран НАТО не предлагает "изолировать" Россию. Познеру с его прекрасным знанием и иностранных языков и западной жизни это известно лучше, чем кому-либо, но он с артистическим талантом энергично боролся с несуществующей проблемой. Скажу более, что даже идея политической изоляции кремлевского руководства (к чему в реальности призывали Каспаров-Эпплбаум) также не пользуется поддержкой среди руководства западных стран. На Западе хорошо отдают себе отчет, что в условиях существования большого ядерного арсенала у России в такие игры играть недальновидно.

Команда Коэна-Познера постоянно апеллировала к истории Карибского кризиса, утверждая, что с того времени (1962 г.) никогда российско-американские отношения не были хуже. Но ни это столь тревожно. Никогда Запад ни оказывался в столь сложном положении с 30-х гг., именно имея в виду предпочтительность решения международных проблем с помощью диалога.

Вот какая просматривается неудобная параллель с 30-и годами. Нет, Россия - конечно, никакая ни нацистская Германия, а в Кремле - вовсе не подобие Гитлера. Но как и тогда, сегодня одна из сторон готова вступать в диалог прежде всего по вопросу о разделе мира на сферы влияния, использовать любые возможности диалога по множеству других аспектов международной жизни с тем, чтобы подвести к обсуждению главной для себя темы. Собственно по этой причине президент США и избегает контактов с Кремлем - ввязавшись сейчас в переговоры на высшем уровне, Вашингтон был бы вынужден либо согласиться с повесткой дня, на которой настаивает Москва, либо заниматься совершенно бесплодными дискуссиями.

Короче, уместным и, как привычно, асимметричным ответом России на дебаты в Торонто вполне могли бы стать дебаты, скажем, в Питере на тему: что лучше, чтобы Россия самоизолировалась или вступила в диалог с Западом.

суббота, 11 апреля 2015 г.

Убийство Немцова: что это могло быть?

Великий зоолог XVIII-XIX вв. Жорж Леопольд Кювье мог по отдельным костям восстановить облик животных. Политика тем и отличается от зоологии, что по отдельным фактам, даже множеству фактов, можно "восстановить" подчас диаметрально противоположные варианты происшедшего. Не только в политическом анализе, но и в таком более солидном предмете, как история, неизбежно присутствует большой заряд спекулятивности. Все необходимые факты, без которых невозможно по-настоящему реконструировать всю подноготную реально происшедших событий, не так уж часто становятся известны аналитикам, исследователям, историкам. Поэтому, как ни прискорбно, это признать, но в политическом и историческом анализе мы, как правило, имеем дело всего лишь с версиями. И то, что далее будет сказано - тоже всего лишь версия, частное мнение частного блогера.

Если отбросить те  якобы-"версии", которые обычно начинают плодиться, как грибы после дождя в медиасфере, то мы в случае с убийством Бориса Немцова можем на самом деле говорить всего лишь о двух принципиальных версиях.

Одну важную версию, все еще остающуюся достаточно популярной в оппозиционной среде, с достаточно высокой степенью уверенности можно признать несостоятельной. Речь идет о том, что прямо или косвенно отмашку на совершение преступления дал сам "кремлевский небожитель". Для такого утверждения есть следующие соображения.

Даже при том низком уровне профессионализма, которой стал типичен для всей российской бюрократии, включая спецслужбы, все же довольно сложно представить, чтобы преступление, организованное по столь высокому заказу, было бы осуществленно в двух шагах от стен Кремля и его дали бы расследовать даже хотя бы с такой степенью дотошности, которую демонстрирует сейчас Следком.

Никому неизвестно и реального, не высосанного из пальца повода или причины, чтобы "кремлевский небожитель" снизошел до того, чтобы захотеть именно убить, а не просто закатать куда-нибудь в Сибирь ставшего столь ненавистным Немцова. Надо отдавать себе отчет, что у такого публичного человека, как Немцов, не могли бы оставаться в тени какие-либо неведомые миру причины вызывать столь острую, до "смертоубийства" ненависть Путина. А все, что и так всем хорошо известно, просто не тянет на то, чтобы кремлевский хозяин воспринимал как нечто, взывающее к кровавой мести. Скажу больше, все, что нам известно о путинской психологии, а о ней мы уже имеем неплохое представление, не позволяет в принципе сфантазировать, что могло бы вызвать такую реакцию "кремлевского небожителя". Правда, за исключением одного - если бы известный своими донжуанскими похождениями Немцов вдруг не ухлестнулся за какой-либо гимнасткой,  или если немцовские недруги вдруг не наушкали "небожителю" неправду про попытки ухаживания со стороны великого жизнелюба. Но если такое действительно имело место, то смотрите предыдущее соображение.

Наконец, последний довод, соглашаюсь, самый шаткий в сравнении с уже приведенными. Как сообщила "Новая газета", по горячим следам Путину доложили все, что стало известно про преступление, и, в том числе, сообщили о некоем "расстрельном списке", в котором, помимо фамилии Немцова фигурировали фамилии Ходорковского, Венедиктова и Собчак, и что по каждому работают несколько киллерских бригад. Мы не знаем есть ли действительно такой список, и если есть, что за люди в него включены (собственно, по этой причине этот довод и является шатким). Но если согласиться с тем, что такой список кем-то очень серьезным составлен и отрабатывается, и если названные фамилии реально в нем присутствуют, то наличие в списке одной фамилии совершенно ясно указывает, что заказ на ликвидацию не приходил с самого верха. Ну, если кому-то настолько досаждали названные персонажи, то заставить их замолчать и перестать играть ту общественно-политическую роль, которую они играли, действительно могла только смерть. Это касается, правда, не всех, а только трех из названных - Немцова, Ходорковского и Собчак. А вот проблема такого непубличного, закулисного деятеля как Венедиктов  решалась бы намного проще - его было бы достаточно уволить с поста главного редактора "Эха". И по неудачной попытке Лесина мы знаем, что решение по Венедиктову будет принимать "сам". "Сам" его пока решил не увольнять, так тем более, что за нужда направлять к нему сразу несколько киллерских бригад??

Теперь о двух наиболее реальных версиях. Первая у всех на слуху - пресловутый "чеченский след". Если сразу исключить полный бред о религиозно-национальной мести и "самоуправстве" каких-то чеченцев в этом строго иерархически организованном обществе, то единственный сценарий - это то, что, по ельцинской формулировке, Первый Вайнах стал "слишком много брать на себя". По каким-то своим чеченско-полукремлевским понятиям он замахнулся на то, чтобы резко вторгнуться не просто в сферу московской, федеральной компетенции, но покуситься на компетенцию первого лица и "Папы", более того, на самое-самое чем могут распоряжаться первые лица в таком государстве, как наше, жизнями царедворцев, хотя бы и бывших. Будучи не слишком образованным человеком, но, судя по всему, достаточно хватким царедворцем, Кадыров мог бы рискнуть на такое своеволие лишь в том случае, если бы имел основания надеяться оправдаться перед "Папой". А то, что последнему стало бы известно, кто заказчик, Первый Вайнах ни чуть бы не сомневался. В публичном поле нет сведений о том, чем так мог провиниться Немцов в глазах главного начальника Чечни. Но все же вполне возможно, что Немцов вольно-невольно, ведуя-не ведуя, сделал-сказал что-то, что могло восприниматься как нарушение неких чеченско-полукремлевских понятий, за которое в подобных кругах полагается мстить самым страшным образом.

Это вполне возможно, но, думаю, выглядит крайне сомнительно, чтобы Первый Вайнах, как бы он ни оторвался от реальности, захотелось бы столь рисковать без наличия очень основательного повода, повода, который был бы всем очевиден, широко обсуждался и потому воспринимался, как такое оскорбление чести и достоинства кавказца, на которое настоящим мужчиной может быть дан единственный заслуженный ответ.

Однако, более вероятно, что Первого Вайнаха могли использовать, с его ли согласия или "в темную" - не столь уж важно, хотя скорее всего он мог поучаствовать в этом деле в качестве добровольного младшего партнера. "Использовать" Первого Вайнаха могут буквально несколько человек в нашем государстве - их меньше, чем пальцев на одной руке. Кто конкретно был сердцем заговора - затрудняюсь сказать. Но куда более важна причина, почему он был составлен. 

Опять же исходя из имеющихся в публичном пространстве фактов нет таких, которые позволяли бы сконструировать более или менее логичную, непротиворечивую версию происшедшего. Так же как сложно вообразить, что могло сподвигнуть центрального чеченского горца объявить, по "их" терминологии, киллерский "тендер" на Немцова, так же  не хватает воображения, чтобы понять ход мыслей кого-то из "кремлевских", вдруг объявившего, так же не почину, кровавую охоту на деятелей нашей российской микрооппозиции. Хотя, как сейчас выясняется, мы все любили Борю Немцова и почитали его ключевой фигурой в оппозиционных рядах, но давайте скажем прямо - киселевско-соловьевский искореженный мир, льющийся ежевечерне из телеящика, - это одно, а тот, что в головах узкого круга "кремлевских", хотя и при тесных рабочих контактах между обоими, - тем не менее, несколько другое. И это в первом мире Немцов был гигантом и страшной угрозой, но отнюдь не во втором. Во всяком случае точно не такой, из-за которой эти кремлевские "реальные политики" стали бы рисковать своим положением - ибо, повторяю, "заказ" Немцова - вопиющее нарушение субординации внутри Кремля, где и по более мелким кейсам решение принимается исключительно "Папой" -  во имя некоей национально-патриотической материи.

Но если этот заговор - первый раскат грома, открывающий Великую Грызню по дележу постпутинского наследия? Что если в самом узком кругу там, на самом поднебесье понимается, что следующие выборы - это последние, на которых будет баллотироваться и побеждать Путин? Что если уже сейчас обозначились, как это уже у нас было, в преддверии президентских выборов 1996 г. две непримиримые позиции в отношении постпутинского мира? Что если убийство Немцова - это своего рода повторение истории с "коробкой из-под ксерокса", наполненной долларами? Или иначе упредительным шагом одной из сторон в битве, на кону которой и положение и может быть даже больше, чем положение? И слухи о болезни Путина, о возможности проведения досрочных выборов якобы на пике его посткрымской популярности, думается, говорят в пользу такого предположения.

Ну, хорошо, Великая Грызня, которой каждый раз завершаются диктаторские эпохи, - это вполне вероятно, но Немцов-то тут причем? Если предположить, что одна из сторон в этой Грызне исходит из необходимости завершения всей этой украинской авантюры объявлением убедительной победы над "киевской фашистской хунтой", а затем налаживания порушенных деловых связей с Западом, создания такой парламентско-демократичной "витрины", которая, с одной стороны, позволяла бы стране получше выглядеть вовне, а с другой, - создавала бы некий формальный каркас того, что ранее называлось "коллективным руководством", то легко предположить, какую роль могли бы сыграть в таком сценарии помеченные черной меткой "расстрельного списка" деятели оппозиции. Кстати сказать, все они - "блудные дети" нынешней самой-самой элиты, сохранившие с ней контакт, все договороспособные, не какие-то безумные радикалы, вполне готовые посодействовать внутри страны и за рубежом легитимизации нового постпутинского порядка. Может быть, тактико-мировоззренческие черты платформы сторонников этого направления движения послепутинской России мной были обозначены неточно, но то, что в подобных планах нынешним оппозиционерам может быть уготовлена достаточно заметная роль, - не вызывает сомнения. И это их сделало весьма уязвимой (уязвимой потому, что нанести удар по этой современной инкарнации "безродных космополитов"  и проще и безопаснее) целью тех, кому такие планы по тем или иным причинам, - поперек горла. Кровавая баня для видных оппозиционеров не только выбила бы одно из оснований плана, но и сделало бы Путина, который и должен утвердить ту или иную концепцию постпутинской жизни, заложником совершенно иных взглядов. 

В некотором смысле убийство Немцова - это борьба за Путина, который в присущей ему манере все уточняет разные детали прописываемого будущего и откладывает до последнего принятие окончательного решения. 

Если война с Украиной не возобновится в ближайшие месяцы, а Путин приедет осенью на юбилейную сессию Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорк с неким проектом нового издания разрядки с Западом, - это будет означать, что и нынешнее поколение крючковцев-коржаковцев вновь проигрывает.

P.S. 14 апреля Илья Яшин выступил с важным сообщением в отношени убийства Немцова:

"Руководителю следственной группы генералу Краснову передан важный документ. Это — официальный запрос Бориса Немцова от 30 мая 2014 года на имя директора ФСБ А.Бортникова с указанием факта участия в боевых действиях на Донбассе чеченских боевиков, которые незаконно пересекли границу с оружием в руках. Немцов давал пояснения, что отправка незаконных вооруженных формирований из Чечни на Донбасс не могла проходить без личного участия Рамзана Кадырова... Одна из самых вероятных версий заключается в том, что именно этот запрос и указание на роль Кадырова в войне на Донбассе стали поводом для тех людей, которые заказали убийство Бориса Немцова".

Наконец, появилось указание на более серьезный, чем то, что обсуждалось ранее, мотив возможной "нелюбви" Первого Вайнаха к Немцову. Но, разумеется, это не снимает все вопросы. Если Немцов отправил официальный запрос директору ФСБ, в котором прямо упоминалось имя Первого Вайнаха в связи с событиями на Донбассе, то было бы несколько, мягко сказать, странно затем организовывать убийство, зная, что к тебе обязательно после такого письма постучатся следователи. Первый Вайнах, наверное, не питал добрых чувств к Немцову, но осмелился бы он пойти на преступление самостоятельно, не обговорив предварительно эту идею с кем-то очень могущественным? Так, что новость от Яшина не проясняет эту главную загадку.

Другие материалы по теме:






суббота, 4 апреля 2015 г.

Леонид Бершидский попал в самую точку

Среди наших некоторых оппозионеров распространено убеждение, что Запад должен усилить режим экономических санкций с тем, чтобы подорвать и окончательно сломать шею путинскому режиму. Не буду тратить время и силы на критику этой программы, в том числе и ее моральные аспекты (в первую очередь за более жесткие санкции придется заплатить самым беззащитным слоям населения, в том числе жизнями, и эта идея к тому же предлагается теми оппозиционерами, хотя и не только ими, которые живут за рубежом и лично не почувствуют последствий санкционного ужесточения).

Тем не менее, позволю себе процитировать колонку Леонида Бершидского на сайте Bloomberg (перевод см. здесь), в которой он точно указывает на один важный аспект, не учитываемый сторонниками жестких санкций:

"Все больше указаний на то, что российская экономика не близится к мучительной смерти, а, наоборот, приняла давно необходимое ей лекарство – хоть и с ощутимым опозданием...


...(М)ой оптимизм относительно экономической стойкости России никак не связан с восхищением Путиным или его экономической командой (которая и вправду весьма компетентна). Ей пришлось демонстрировать свои умения из-за последствий военных авантюр диктатора и его жестких заявлений.  

Эти люди ничего не делали для российской экономики, пока страна наслаждалась высокими ценами на нефть. Они скопили достаточно резервов, чтобы государство смогло пережить второй экономический кризис, но они не удосужились ни улучшить инвестиционный климат, ни избавиться от коррупции, ни дерегулировать экономику. Этими непростыми задачами придется заняться тем, кто придет после Путина. Я считаю, что шанс на восстановления у российской экономики есть вопреки, а не благодаря действиям нынешнего президента. Это естественная выносливость довольно открытой экономики в весьма непростой стране. Это заслуга капитализма, а не путинского режима (выделено мной)".