It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

воскресенье, 31 мая 2015 г.

Как относиться к двойной морали?

Иногда наступают такие времена, что только положительно. 

В нормальные времена можно было бы только удивляться, пылать гневом, сжимать кулачки и пр. от демонстрации двойной морали нашими власть имущими. Но сейчас я предпочитаю, чтобы дети наших записных борцов с Западом "развивали" бы в Москве бизнес ведущего в мире аукционного дома, чем, как в 30-е годы, записывались бы в "сталинские сокола". Хотя бы чуть на душе становиться спокойнее.

суббота, 30 мая 2015 г.

Необычный взгляд на экономику США

США - богатая страна...

Поконкретнее представить это можно вот по такой карте, на которой каждый американский штат имеет название той страны, чей годовой ВВП приблизительно равен годовому ВВП этого штата:





Если бы Калифорния со своим ВВП в 2,05 трилл. долл. (2013 г.) была бы самостоятельным государством, то она имела бы в мировом рэнкинге 10-ю по размеру экономику. Авторы карты поместили на месте Калифорнии Бразилию с ее ВВП в 2,25 трилл. долл. При этом население Бразилии - 200 млн. чел., а Калифорнии - 39 млн. чел.

Ну а где бы разместилась бы здесь Россия? С годовым ВВП в 2,096 трилл. долл. она тоже оказалась бы на месте Калифорнии.

Карта с эффектом нашатырного спирта для наших ура-патриотов.

четверг, 28 мая 2015 г.

Что может привести Путина в бешенство?

Только то, что способно сейчас серьезно вывести из равновесия Путина, может сдетонировать новый виток крупномасштабных военных действий в Украине.

До недавнего времени ситуация складывалась таким образом, что Кремль мог считать себя одерживающим верх:

  • Украина, хотя и не разгромленная, так и не смогла найти тропинку для выхода из внутреннего кризиса и экономических передряг;
  • Запад, хотя и не спасовавший окончательно перед нажимом Кремля по широкому фронту, демонстрирует осторожность;
  • Отторжение Крыма, хотя публично и не признано, но по существу воспринимается как fait accompli;
  • Европа, хотя и не раскололась на противников и сторонников дальнейшего санкционного нажима на Кремль, но и не утратила способность к такому расколу;
  • Контркремлевская пропагандистская машина, хотя и не бездействует, но пока на нашла эффективных ответных ходов;
  • Экономические проблемы хотя и не преодолены, но резкое падение в бездну остановлено.


Хотя про наполовину наполненный стакан, можно сказать, что он наполовину пуст, но вряд ли приходится отрицать наличие определенных поводов у Кремля насвистывать что-нибудь позитивное. В любом случае, пока у Кремля не было видно никаких объективных стимулов вновь начать "крушить посуду на кухне". Отсюда сигналы, правда слабые, Кремля о готовности к некоторому детанту с Западом.

Однако сейчас достаточно явно нарисовались четыре дела, способные в ближайшие полгода вновь разжечь пассионария в Путине. Все четыре дела хотя и развиваются по своей внутренней, независимой друг от друга юридической логике, но в конечном счете способны выдать такой синергетический эффект, который потрясет международную стабильность может быть даже в большей степени, чем события годичной давности.

Все четыре дела сейчас на слуху:
  • назревающий арест зарубежного российского имущества в рамках решения Гаагского суда по ЮКОСу;
  • развитие расследования о коррупции в ФИФА, которое может поставить под вопрос проведение чемпионата мира в России;
  • суд по делу Литвиненко, который может указать на Кремль как на инстанцию, давшую добро на его ликвидацию;
  • завершение расследования гибели малайзийского "боинга" над Украиной.
И только "андерсоновские мальчики" (см. предыдущий пост) способны остановить пассионария...





Нагнетание абсурда

Очередной чудовищный законопроект от мадам Яровой. Даже не буду давать ссылку на то, какой имею в виду. Вся законотворческая деятельность Яровой - Тимашук нашего времени - отличает какое-то не укладывающееся в голове человеконенавистничество.

Системе, чтобы лопнуть не хватает на самом деле малого - того самого мальчика из сказки Андерсена про голого короля. Только роль такого мальчика, разъяснившего, что король - голый, должен в нашей системе сыграть чиновник уровня Медведева или С. Иванова. В таком сказочном царстве, как наше, им не может быть никакой, даже харизматичный оппозиционер и уж тем более партия или общественное объединение.

Лихие 90-е говорите...

Не могу удержаться, чтобы не процитировать статью Марии Эйсмонт из сегодняшних "Ведомостей":

"Двадцать лет назад никто не стал бы требовать: «Предъявите ваши доказательства!» – солдатские матери, бродящие по разбитым дорогам Чечни под бомбежками, и были самым наглядным доказательством участия российских солдат-срочников в чеченской войне. А еще они служили доказательством того, что не все россияне поддерживают эту войну. И того, что есть вещи важнее интересов государства: это жизнь близкого человека.

Кто-то из этих матерей доставал заначку, другие продавали квартиры, они брали отпуск, а некоторые увольнялись с работы и ехали в Чечню. Были те, кто разводился с мужьями, которые не справлялись с их общим горем. И были мужья, которые шагали рядом с женами по Чечне. Случалось, кто-то из них погибал под обстрелами, кто-то находился на грани безумия. А случалось, что находили своих детей. Иногда живых.

Спустя 20 лет я помню лица и голоса некоторых из них. И потертые фотографии их сыновей, которые они раздавали журналистам, отправлявшимся в горы: «Спросите там, вдруг кто знает. Ему всего 19, может быть, все-таки в плену?»

«Когда матери ходили по Чечне, были свободные выборы и независимые СМИ, – объясняет Вероника Марченко, глава фонда «Право матери», который 25 лет занимается бесплатной юридической защитой прав родителей, чьи сыновья погибли в армии в мирное время на территории России и СНГ. – Была возможность или хотя бы иллюзия, что можно на что-то повлиять. А сейчас все прекрасно понимают, что повлиять ни на что по большому счету не могут». На вопрос, сколько матерей погибших на востоке Украины российских военных обратились в фонд за помощью, Марченко отвечает: ни одной. «Про НКО рассказывают, что они «агенты» – кто же в здравом уме пойдет к агентам за какой-то помощью? Так что все взаимосвязано».

О том, что нельзя сравнивать нынешнее время с периодом двадцатилетней давности, говорит и глава комитетов солдатских матерей Валентина Мельникова. «Первый раз я поняла, как все изменилось, в августе, – рассказывает она, – когда мне позвонили родители солдат и рассказали про «учения» в Ростовской области. Я говорю: «Езжайте забирать своих детей!» Ни одна не поехала. Это объяснить невозможно ничем. Это чисто медицинский факт. Может быть, только хороший психиатр объяснит...»

Вот уж действительно: Бывали хуже времена, Но не было подлей.

среда, 27 мая 2015 г.

Поль Кругмэн: есть ли связь между экономическим неравенством и кризисом?

В 1999 г. Поль Кругмэн выпустил книгу, в которой была глава об экономическом неравенстве. Для того, чтобы эта глава не выпала из книги, Кругмэну пришлось выдержать бой с редактором: тот считал, что глава - лишняя, ибо эта тема никого не интересует...

В конце апреля 2015 г. Поль Кругмэн выступил в германском фонде Hans Böckler Stiftung на тему о возможной связи между неравенством и кризисом, который в Европе еще не закончился. Стоит посмотреть-послушать видео с его выступлением (оно начинается приблизительно с 7-й минуты). Забегая вперед, скажу, что Кругмэн весьма осторожен в отношении того, чтобы прокладывать некую прямую от усиления неравенства к кризису. Но его анализ причин кризиса не только не утрачивает от этого радикальности, но приобретает еще большую политическую остроту...







вторник, 26 мая 2015 г.

Слава богу, что в мире есть не только герои

У советской власти был свой пантеон героев, у ее противников - свой, частично включавших представителей из "официального" пантеона. При всем различии в мировоззрении и типичный диссидент и типичный гэбист высоко оценивали личное мужество и храбрость. То, что для первых героем являлся Марченко, а для вторых - Абель, не меняет того, что частично объединяет и первых и вторых - идеализация мужества.

Могу, конечно, ошибаться, но думаю, что подобная идеализация пронизывает всю историю человечества. Мы радуемся, что есть герои, позволяющие не терять веру в торжество лучших качеств в человеке и одновременно подающие пример достойного поведения.

Тем не менее, приходишь к несколько неуютному выводу, что, слава богу, в мире находится место не только для героев. Не знаю, насколько хорошо это или плохо, но историю двигают все же не герои, хотя и их влияние на ход истории тоже сказывается, а в некоторые моменты даже оказывается решающим. Для простого продолжения истории все же важнейшим условием оказывается выживание далеко неидеального человечества.

Я это к тому, что пропитаться отвращением к существующим порядкам все же намного проще, чем суметь их изменить. Чтобы колесо истории прокрутилось к чему-то лучшему требуется нечто большее. 

Нас, жителей современной России и современной Германии, не заполняет все заглушающей радостью мысль о том, что в сталинском СССР или гитлеровской Германии жизнь была просто чудовищной. Мы все равно остро ощущаем недостатки устройства социального бытия. А жители современной Германии не залезают на свою германскую печку от мысли, что в ненормальной России эта жизнь - существенно хуже. 

Современность всегда дает предостаточно поводов для резкой критики, разочарования и отчуждения. В результате, сотрясаясь от брезгливости и ненависти, мы можем отказаться от сотрудничества с неустраивающем нас режимом, уйти во внутреннюю эмиграцию. Но... Если мы одновременно не решаем свести счеты с жизнью, встают такие банальные вопросы: кто будет кормить наших детей, кто будет их учить, кто лечить, кто будет обеспечивать работу транспорта, что он доставлял до школы детей, а учителей и врачей - до места работы. Все эти занятия, особенно если мы хотим, чтобы они были успешны, предполагают неизбежное вступление во взаимодействие и даже активное сотрудничество с режимом, который так нам до дрожи во всем теле может не нравиться.

И вот здесь возникает определенная моральная дилемма: как каждый день вставать на битву с режимом при этом рутинно, не задумываясь, опираться на всю эту инфраструктуру взаимодействия и соглашательства с ним каждый раз, когда мы ведем детей в школу, идем в магазин или в поликлинику?

Осуждая Чулпан Хаматову, надо помнить, что мир вокруг нас заполнен многочисленными и незаметными чулпанхаматовыми, которые вовсе не герои и даже вовсе заблуждающиеся, но благодаря которым продолжается наша несовершенная жизнь и история, которую нам, храбрым и принципиальным, удается преобразовать лишь в редкие моменты.

понедельник, 25 мая 2015 г.

Профанация идеи рынка от Константина Сонина

На сегодня даже противники лауреата Нобелевской премии по экономике Поля Кругмэна называют его самым влиятельным экономистом или входящим в группу из трех самых влиятельных (см. здесь, здесь, здесь). Среди причин такого баланса сил в цеху американских экономистов часто называют тот факт, что Кругмэн пользуется трибуной массовочитаемой во всем мире газетой New York Times, где он является обозревателем и выступает уже много лет с двумя колонками в неделю, не считая частых постов в блоге на сайте газеты. Несомненно, регулярное появление в мнений Кругмэна в таком издании работает на его популярность и влияние как экономиста, но одного этого было бы недостаточно. Кругмэну, во-первых. удается точно определить наиболее "больные" темы и оказаться часто правым в их анализе, во-вторых, он прекрасный публицист, полемист и популяризатор. И если чего по-настоящему не хватает сегодня сообществу настоящих российских либералов и настоящей оппозиции, то именно своего Кругмэна, особенно в его качестве популяризатора, ликвидатора вопиющей экономнеграмотности и борца с заскорузлым идеологизмом.

В который раз мне подумалось об этом сегодня, когда читал последнюю колонку Константина Сонина, которого недавно в связи с его отъездом на работу в американский университет у нас успели назвать даже "выдающимся экономистом". Комментарий Сонина называется "Как рынок увеличивает благосостояние граждан" и опубликован в "Ведомостях". Давно мне не приходилось видеть рекламу идеи рынка в столь вульгарной форме и совершенно неверной по существу. И такое мы слышим не от кого-нибудь, а от профессионального и действительно не последнего экономиста.

Газету "Ведомости" читают как люди, разбирающиеся в экономике и в рынке, так и не слишком. Поэтому когда Сонин использует привычный шаблон, разделяющий рынок на "свободный" и "регулируемый", то первым, думаю, понятно о чем речь, а вторым - точно нет. И в контексте темы колонки, доказывающей преимущества "свободного" рынка над "регулируемым", лихое использование данного шаблона просто неприемлемо. Во-первых, рынка вне государства нет, во-вторых, рынок - это система правил и регулирования, зафиксированная государством (подробнее об этом см. здесь). Так что рынок - всегда регулируемый в силу своей природы.

Сонин приводит частый пример с повышением уровня конкуренции на рынке услуг такси в результате появления служб интернет-заказа и указывает на то, что если раньше минимальная цена поездки равнялась 400 руб., то сейчас при использовании интернета по городу можно проехаться и за 150-200 руб. Сонин заключает: "Но почему снижение цены говорит о повышении эффективности? Если сейчас стала возможной поездка за 200 руб., это означает, что есть пассажир, которому хочется заплатить 200 руб. за поездку, и есть таксист, которому выгодно ее совершить. От того, что поездка состоялась, им обоим стало лучше".

Отмечу одно обстоятельство. Сонин смешивает в одну кучу американскую службу Uber и наше "Яндекс.Такси". При чем замечает, говоря о ценах на такси в Москве, что сравнивает интернет-фирмы, предоставляющие "услуги в том же сегменте по качеству и безопасности, что и обычные таксопарки". Особенность компании Uber состоит в том, что это - не служба такси, а является компанией-разработчиком специального приложения для смартфонов, с помощью которого человек находит автомобиль и водителя, готового совершить перевозку. С практической точки зрения для пассажира это означает, что Uber не гарантирует его безопасную доставку - вся ответственность за это лежит целиком и полностью на водителе. А у него либо может быть заранее купленная страховка на случай аварии, которая позволит оплатить медпомощь пассажиру, а может ее и не быть, равно как и свободных средств для подобной компенсации пассажиру. Выбирая Uber заказчик знает, что стандарт безопасности может не быть ему гарантирован. 

Не знаю, как с этим обстоят дела у московских фирм интернет-заказа, но полагаю, что в основном - это такие "пиратские" фирмочки, которые если в чем и конкурируют, то только по ценовому показателю. О том, что в комплексе описывается как стандарт безопасности, там в принципе не задумываются. Но главное здесь даже другое. Критерий безопасности, который поминает Сонин, определяется государством и только им. Отсюда "безопасные" такси-перевозки - это неизбежно регулируемый государством рынок, ибо на нем действуют игроки, соблюдающие установленные государством стандарты безопасности, какими они ни были.

Но наибольшее недоумение все же у меня вызывает другое. Помню, как на лекции по марксисткой (а какой еще другой?) политэкономии профессор в качестве иллюстрации проблем, с которыми сталкивается внеплановая, "свободно-рыночная" экономика приводил рассказ, если не ошибаюсь, Горького о конкуренции между двумя судовладельцами на Волге в начале XX века. Они в конкуренции между собой досоревновались в понижении цен до того, что оба разорились. Все, помню, смеялись над глупыми капиталистами с Волги.

Между тем, Сонину должно быть прекрасно известно, что, во-первых, конкуренция в "свободно-рыночной" экономике, сама эта экономика гарантирует теоретически не низкие цены, а наиболее оптимальные, сбалансированные, а, во-вторых, то, что столь оптимистично выглядит в теории, не всегда оказывается правдой на практике - западные экономисты оперируют таким понятием как market failures (провалы, ошибки рынка), которые, в частности, объясняют и недавний самый мощный со времен Великой депрессии экономический кризис.

Рынок - величайшее цивилизационное достижение, но то, что обычно понимается под понятием "свободный рынок",  такой рынок отнюдь не всесилен, и ослабление регулирования, которое произошло во времена правления администрации Клинтона, достаточно универсально признается теперь в качестве одной из причин возникновения кризиса 2007 г. Это признание нашло отражение в принятии в США в 2010 г. закона Додда-Франка, который поставил под более жесткий контроль оказание услуг на финансовом рынке.

Вряд ли нуждается в доказательстве очевидная мысль о происходящем у нас огосударствлении экономики, о торжестве всевластия государственной бюрократии в ущерб как потребителю, так и самой экономике. Идиотского бюрократического контроля над бизнесом должно не только стать меньше, но в идеале его быть не должно вовсе, что оказывается не достижимым даже в традиционно-рыночных экономиках. Главное, следует осознать, что, тем не менее, без регулирования "свободного рынка" не обойтись. А если уж конкретно говорить о рынке такси-услуг, то он совершенно очевидно нуждается в регулировании, ибо он связан с безопасностью. Из частного и совсем не исследованного факта понижения цен на московском рынке такси-услуг совершенно невозможно выводить аргументы в пользу "свободно-рыночной,"  "нерегулируемой" экономики. Такие попытки - чудовищное упрощенчество и профанация идеи рынка. Даже тезис, что демократия - это много дешевой колбасы, выглядит на этом фоне корректней.

P.S. Двумя неделями позже написания поста на сайте gazeta.ru была опубликована статья о появившихся проблемах у компании Uber, в которой на более подробном фактологическом материале подтверждаются отмеченные выше особенности функционирования компании.




Кого больше в США - либералов или консерваторов?

Как у любого интересного вопроса, у этого есть свое "двойное дно". В данном случае важнейший нюанс, который надо иметь в виду при ответе на него, состоит в том, что в США, пожалуй, больше, чем где-либо, приходится учитывать то, о каких именно либералах и консерваторах идет речь. 

В США принято условно деление на "социальных" либералов/консерваторов и "экономических" либералов/консерваторов. Линия разграничения среди первых проходит в таких областях как отношение к бракам между представителями одного пола, правом на аборты, снятие запретов на марихуану и т.д. А различия между либералами и консерваторами по таким вопросам как госдолг и бюджетный дефицит, увеличение/сокращение налогов, отношение к соцпрограммам определяет к какому лагерю относят себя американцы - либеральному или консервативному.

Данные опросов Гэллапа дают такую картину по "социальным" либералам и консерваторам - впервые их число сравнялось:


А картина соотношения сил между либералами и консерваторами в сфере экономике и социально-экономической сфере остается достаточно стабильной, хотя причисляющих себя к консерваторам стало несколько меньше за последние лет шесть:


С ответом можно поставить точку? Не так все просто. Здесь есть уже "тройное дно". Дело в том, что хотя американцы-консерваторы против "большого правительства" в целом, когда же речь заходит о конкретных социальных программах, против которых выступают идеологи консерватизма, довольно единодушно поддерживают их. Согласно апрельскому опросу, сделанному Reuters/Ipsos, почти 80% республиканцев выступает против ликвидации самых дорогостоящих соцпрограмм, таких, как Social Security и Medicare.

воскресенье, 24 мая 2015 г.

Об Алексее Венедиктове и "Эхе Москвы"

Пока "Эхо Москвы" остается площадкой, на которой слышны голоса разных оппонентов любого правящего режима России, оно будет всегда больше, чем ее любой главный редактор, включая Венедиктова.

Что касается самого Венедиктова, то хорошо известно, что он историк по образованию и по раннему опыту работы. Что он участвует в передачах, в которых рассказывается о цезарях, императорах, президентах. Чувствуется, что он особенно любит передачи, в которых в центре обсуждения оказывается наследие, которое они оставляют после себя. Так что, то, что скажу далее, должно быть ему хорошо понятно. 

До недавнего времени наследие Венедиктова, заключалась в том, что, несмотря на все неизбежные компромиссы, иногда очень серьезные и чувствительные (см., к примеру, совсем уж грустную историю с неучастием Марка Солонина в анонсированной с ним передаче о гибели малайзийского "боинга") на которые он шел, тем не менее, он сохранил "Эхо Москвы". И, пожалуй, никому другому это не удалось бы сделать лучше его. Поэтому возникает законный вопрос: зачем смазывать свое наследие, которым можно гордиться, совершенно неадекватной мини, даже микро, нет, нанораспутинщиной..??

Лауреаты Нобелевской премии по экономике Роберт Солоу и Поль Кругмэн о новой книге Энтони Эткинсона

Патриарх исследований по проблемам экономического неравенства Энтони Эткинсон выпустил книгу "Inequality: What Can Be Done?" В этом видео новую работу Эткинсона обсуждают Роберт Солоу и Поль Кругмэн и в доступной форме затрагивают многие вопросы, так или иначе связанные с темой экономического неравенства, в отношении которой у нас по-прежнему наблюдается двойственное отношение.


Пост совсем не о Чулпан Хаматовой

Мне глубоко симпатично то, что делает Чулпан Хаматова (помогает больным детям). Мне глубоко не симпатичны методы, которые она использует, чтобы успешно делать то, что она делает (работает на укрепление имиджа режима). Судя по обрывочной и не проверенной мной информации, мне не слишком симпатична сама не страдающая повышенной щепетильностью Чулпан Хаматова (она совсем не морщится, прибегая к таким методам, и не стесняется с их помощью улучшать также и качество своей жизни). 

Но мне совсем не интересно обсуждать саму Чулпан Хаматову. Намного интереснее то, что с ее "помощью" появился повод обсудить намного более важные проблемы - как жить и что делать человеку в условиях такого режима как нынешний.

Если доводить до логического конца максималистскую логику противников деятельности Чулпан Хаматовой, а точнее ее взглядов, что цель оправдывает средства, то практически вообще оказывается невозможной жизнь в сегодняшней России для любого человека, озабоченного моральностью собственного выбора. Ибо если он не начинает протестовать буквально по каждому поводу, не успев продрать поутру глаза, а этих поводов ежедневно миллионы, то он молчаливо мириться со всеми мерзостями нынешней жизни и тем самым занимает соглашательскую позицию по отношению к режиму. Руководствуясь такой логикой важно вступать в борьбу именно со всеми мерзостями, а не действуя селективно, так как сразу возникает сомнение в честности и моральности выбора между мерзостями, против которых решаешь протестовать, и мерзостями, которые оставляешь без деятельного внимания. Думаю, мало кто станет занимать подобную максималистскую позицию, но тогда и возникает вопрос: если не занимать ее твердо и неукоснительно, то на каком основании мы можем впадать в пафос и осуждать Чулпан Хаматову? Почему заодно не осудить и правозащитницу Людмилу Алексееву - человека, которого лучше многих других знает цену того или иного выбора? Ведь она длительное время оставалась членом президентской комиссии по правам человека и сейчас как будто вновь возвращается в нее....

Дискуссия из-за Чулпан Хаматовой вызвала у меня два ассоциативных вспоминания - об одном эпизоде из фильма о крупнейшем рок-фестивале конца 60-х гг. "Вудсток" и известной фразе экономиста Джона Мейнарда Кейнса.

Вначале об эпизоде. Он не имеет ни малейшего отношения к музыке. Создатели фильма не только показали выступления рокеров, ставшие историческими, но и обстановку и атмосферу фестиваля. Вот золотарь, моющий временные туалеты - только на минуту представьте их состояние, - у которого сын тоже здесь слушает музыку. Золотарь делает свою работу можно сказать вдохновенно, с любовью и гордостью. И хотя мы отлично понимаем, что без нее те несколько дней на вудстокской поляне были бы совсем невыносимы, но согласиться делать ее смогли бы наверняка только единицы... Я бы не смог, но я радуюсь, что кто-то может, и это дело все же делается.

Что касается фразы Кейнса, то она обращена к экономистам и экономической науке. Он считает, что они занижают планку, когда занимаются только долгосрочными прогнозами, ибо "в конечном счете все мы умрем" и потому важно предугадывать, что происходит на более коротких дистанциях. 

В нашем случае это означает задумываться не исключительно о том, чтобы не участвовать в укреплении личной власти Владимира Владимировича, конец которой придет рано или поздно, но и о том, к примеру, как помочь конкретному беспомощному старику и больному ребенку уже сейчас. И понимать при этом, что легкого выбора не будет. Даже если вы сумеете обойти официальные каналы и лично будете готовить пищу старику и покупать за собственные деньги лекарства ребенку, вы будете давать основание режиму в пропагандистских целях утверждать: вот видите у нас гражданское общество отнюдь не умерло, и мы ему не мешаем.

Кстати, обсуждаемая тема касается и цены реформ и нашей возможной их поддержки в зависимости от того, какова она будет. Касается также и позиции в отношении экономических санкций Запада. В обоих случаях позиция на "длинной дистанции" ясна - мы за реформы и за то, чтобы Кремль заплатил за агрессивные авантюры. Но я против циничного подхода к реформам по принципу лес рубят - щепки летят. Против того, чтобы санкции оборачивались против прежде всего самых уязвимых частей нашего населения, даже если оно по дурости поддерживает режим.

И еще. Не надо заблуждаться, что проблема с моральностью выбора стоит только в авторитарных обществах. Говоря о другой стране, которую, надеюсь, хотя бы немного знаю, - Соединенных Штатах, могу уверенно сказать, что и там людям, озабоченным моральностью своих поступков, приходится постоянно делать сложный выбор в своих взаимоотношениях с властью, именно потому, что она дисперсна, а не сконцентрирована в одном Белом доме и посту президента.

P.S. Во вторник 26 мая стало известно, по формулировке такой газеты как "Комсомольская правда", что "Путин вернул старейшую правозащитницу Людмилу Алесееву в СПЧ". В интервью  Русской службе "Голоса Америки" Людмила  Алексеева пояснила, почему она выразила желание, поддержанное президентом, вновь войти в состав Совета по правам человека: "Какова моя мотивировка? Слишком много безобразий происходит в стране, и я надеюсь, что возвращение в совет даст мне дополнительные возможности и публично высказываться об этом и все-таки постараться как-то исправить положение. Иногда, тешу себя надеждой, это будет мне удаваться".

В чем отличие этой ситуации от ситуации с Чулпан Хаматовой?

Прежде, чем сказать, в чем это отличие может состоять, на мой взгляд, короткая реплика на пост Бориса Вишневского на ту же тему - о возможности сотрудничества с нынешней властью. С его точки зрения, надо различать сотрудничество с властью и ее поддержку. Одно дело, когда, к примеру, ему как депутату Заксобрания Санкт-Петербурга, приходится общаться с чиновниками, чтобы помочь людям, и другое - поддерживать власть в СМИ, участвовать в ее избирательных кампаниях. Как будто, граница между первым и вторым занятиями ясная и четкая. Но так ли это на самом деле?

Власть - не дура, во всяком случае не всегда. Она легко, не спрашивая никого, может распиарить факт помощи в благородном деле известному лицу, не спрашивая у этого лица какого-либо разрешения. Это во-первых. Во-вторых, степень эффективности депутата как ходока по делам избирателя определяется степенью его приближенности к власти. И если политик и депутат от "Яблока" Вишневский не идет по принципиальным вопросам на компромиссы с властью, другие депутаты, если озабочены своим потенциалом ходоков, на такие компромиссы идти, хотя бы и негласно, могут быть согласны. Что власть не преминет также использовать в своих интересах.

Аморальность в результате сотрудничества с нынешней или подобной ей властью во имя благого дела проистекает из другого - возможности параллельно монетизировать в личных целях возникшую близость к власти.

Чулпан Хаматова, занимаясь благотворительностью в наших условиях, поставлена перед необходимостью пересечь два условных "минных поля". Благотворительность всегда создает предпосылки для получения ренты тем, кто ее оказывает, - потому многие искренние благотворители стремятся к анонимности, чтобы ни у кого не могло возникнуть малейшего подозрения, что они помогают с какими-то иными целями, кроме как сугубо альтруистическими. Если же благотворители вынуждены вступать в тесные контакты с властью, то в наше время это потенциально открывает им доступ к очень солидному источнику рентных доходов. Это особенно так, когда в силу характера профессии приходиться так или иначе заниматься "торговлей лицом". Этические проблемы у благотворителя возникают уже если он не осознает существования этих "рентных" опасностей. И, похоже, хотя бы только поэтому к Чулпан Хаматовой могут быть вопросы. 

среда, 20 мая 2015 г.

Где как относятся к рыночной экономике

Сославшись в предыдущем посте на Эзру Клейна и его интернет-издание Vox.com, позвольте сослаться на них и здесь.

Клейн обратил внимание на опрос Pew Research Center 2014 г., в котором ставился следующий вопрос: согласны ли вы или нет с утверждением, что большинству людей лучше при рыночной экономике, хотя при ней некоторые - богатые, а некоторые - бедные. Полученные результаты в ряде случаев поразительны.


В России с этим утверждением согласились 53%, нет - 38. В США же результаты опроса, как и следовало, предположить отличаются, но не слишком - 70% сказали "да", 25% - "нет". 

Однако "чемпионы" опроса - Вьетнам ("да" - 95%, "нет" - 3%) и Китай ("да" - 76%, "нет" - 18%).

Объяснение таким результатам Эзра Клейн находит в другом опросе Pew Research Center, в котором выяснялось, что думают о финансовом положение своих детей опрашиваемые - будут они жить лучше, чем родители или нет.


Ответы наложили на шкалу темпов роста ВВП, и получилось, что Вьетнам и Китай, демонстрирующие высокие темпы, наиболее оптимистичны в отношении перспектив детей. 

Россия никогда не числилась оптимисткой, поэтому мы здесь среди середнячков, но тоже выглядим неплохо. Это результат "жирных" лет правления Путина...

Реформы в стране начнутся с изменений в культуре общества

В своем блоге Поль Кругмэн поделился мнением одного топ-менеджера о том, с чего вдруг так резко подскочило доходное неравенство в США с конца 80-х гг. По мнению этого топ-менеджера, все началось с... широкого показа игр американского футбольного чемпионата по телевизору. Как только футбола стало много на ТВ, возросли и зарплаты игроков. Гендиректора американских компаний, которые, как и все американцы, любят смотреть футбол, стали задумываться: если футболисты столько получают, то почему не мы тоже. А поскольку специальные корпоративные комитеты, определяющие компенсацию гендиректоров, назначаются самими гендиректорами, то единственно, что сдерживало рост их зарплат были доминирующие социальные нормы. И зарплаты в футболе стали эти нормы подвергать эрозии (на графике см. динамику роста соотношения между зарплатами гендиректоров и рядовых сотрудников). 



Хотя, конечно, Кругмэн рассказал эту историю полушутя, но в каждой шутке - есть доля шутки. Кругмэн напомнил также об известной социологической теории "разбитых окон", согласно которой люди готовы нарушить общепринятые нормы поведения, когда видят, что их нарушают другие.

Комментирую этот пост Кругмэна, создатель информационно-аналитического сайта Vox.com Эзра Клейн заметил, что можно найти другой пример, когда нарушение общепринятых норм приводило к похожим результатам. Если посмотреть на график роста использования в сенате США такой процедуры, как "обструкция" (filibuster), позволяющая сенатскому меньшинству "забодать" любые законодательные инициативы большинства (см. график).


Глядя на график, можно подумать, что в какой-то момент в сенате поменялись процедурные правила, отчего и filibuster стало больше. Но нет, правила остались те же. Поменялось другое - отношение к использованию filibuster. В какой-то момент их стали использовать чаще, и в результате были взломаны нормы, сдерживающие применение этой тактики, которая подчас оборачивается параличом верхней палаты конгресса.

Мне показалось интересным привести эти примеры прежде, чем предложить это видео с выступлением декана экономфакультета МГУ Александра Аузана, в котором он, в частности, говорит с чего могут начаться реформы в нашей стране  - с эволюционных изменений в культуре (кстати, он касается и темы роли налогов, о которой мне много приходилось говорить в данном блоге, например, в посте "ГайдарПионтковский и налоговая революция").


вторник, 19 мая 2015 г.

Венедиктов раскрыл, что стоит за убийством Немцова?

В недавнем посте мной было высказано предположение, что "чеченский след" в истории с убийством Немцова хорош всем, кроме одного - Первый Вайнах никогда не стал бы влезать в большую кремлевскую политику сам по себе. Поэтому в преступлении надо искать скорее околокремлевский след - некую/ие фигуру/ы, которые повели собственную игру, скорее всего просто используя Первого Вайнаха. Этих деятелей, мне показалось, надо искать среди спецслужб.

Но вот что заявил в своем сегодняшнем интервью Znak.com Алексей Венедиктов (в свое время открыто признававшийся в добрых отношениях с зам.руководителя президентской администрации Вячеславом Володиным с тех времен, когда последний был почти никто):

"Насколько я понимаю, Путин воспринимает Кадырова не то чтобы как отец сына, но как произведение, созданное собственными руками. Как я понимаю, это отцовское отношение, это высокоэмоциональная история. Да, Путин знает о конфликте, а разрешиться конфликт не может, потому что за 15 лет правления Путина главным итогом стало не только присоединение Крыма, но и условное умиротворение Кавказа. Кадырова он не сдаст, но в других регионах нет людей, которые бы обладали такой же его личной поддержкой, а силовики остаются его опорой. Это опасно для Российской Федерации, потому что могут возникнуть интенции повторения…. У меня есть при этом понимание, что главный актор – это не Кадыров, а человек, за ним стоящий, который выводит конфликт в публичное поле для решения своих задач. Я предполагаю, что это может быть Владислав Сурков, который хочет вернуться во внутреннюю политику и показать Путину, что конфликт «Кадыров-Федерация» Володин регулировать не сможет, а Сурков может. Последние заявления Кадырова мне кажутся абсолютно московским проектом, я чувствую за этом руку московского пацана. Но назовите мне другого пацана".

Будет ли война?

Андрей  Илларионов постоянно трубит о том, что не сегодня-завтра Кремль начнет войну против Украины. Журналист из издания "Главком" попыталась поймать Илларионова на том, что о войне он говорит давно, а ее - к счастью - нет. Илларионов попытался сманеврировать таким образом:

"Это не математические, а рабочие прогнозы, в том числе и рассчитанные на то, чтобы предотвратить воплощение планов Путина. Эти прогнозы обнародовались в том числе и для того, чтобы они не осуществились. Если план тайный, его можно подготовить и воплотить, но если о нем знают и его обсуждают, то осуществить такой план гораздо сложнее.

Но многие прогнозы, увы, сбылись. Например, были предупреждения об оккупации и аннексии Крыма, о захвате административных зданий в т.н. "Новороссии", об угрозе катастрофы под Иловайском, о развертывании террористической войны. После этого на наши прогнозы начали реагировать.

Может ли сейчас Путин напасть? Да, может. Но это прогноз. А не гарантия. Военные планы существуют, как минимум, с 2004 года, и то, что они немедленно не реализуются, свидетельствует об исключительном стратегическом терпении Путина. Он ждет подходящего момента". 

На конференции памяти Леннарта Мери 25 апреля 2015 г. Илларионов опять касался "любимой" темы - возобновления войны против Украины Кремлем:
"Следует совершенно четко понимать, что будет новая война". 

Какие аргументы в подтверждение своего прогноза привел Илларионов? Собственно, единственный - нынешние масштабы военных ассигнований. Если на протяжении правления Кремля на военные цели ассигновывалось 3,5% от ВВП, то в первые три месяца 2015 г. военные ассигнования, по утверждению Илларионова, достигли отметки 10% от ВВП. Это свидетельствует, по мнению Иллаионова, что идет "подготовка к гораздо более масштабной и серьезной кампании".

Повышение масштабов военных расходов - не слишком убедительное подкрепление прогноза о подготовке к войне с Украиной. Хотя бы потому, что в России за все приходится переплачивать - и за дороги, и за армию тоже. И переплатив, нет никаких гарантий получить и нормальные дороги, и боеспособную армию.

Но прежде всего, если иметь в виду главный мотор всей военной кампании против Украины - психологию Путина, то у меня складывается ощущение, что запал у него пропал. Сейчас из-за Украины в большую схватку у него ввязываться особого желания нет и нет для этого особой нужды - Украина вполне способна развалиться сама, без каких-либо усилий со стороны России.

Зациклившись на неминуемости новой войны против Украины, однако, Илларионов проскакивает мимо более важного. В отличии от советских старцев из политбюро позднесоветского времени сегодня Кремль, похоже, исходит из неизбежности в недалеком будущем большой войны - даже не важно по какому формальному поводу, - в ходе которой и определится, кто будет управлять миром. Это не значит, что в Кремле жаждут войны, но все их представления о западном противнике убеждает их, что без крупного столкновения не обойтись - другого языка там не смогут понять и потому нужно будет дать бой. И если это так, то это, понятно, будет пострашнее попыток пробить коридор к Крыму через украинскую территорию. 

Мне трудно представить, что может реально стать искрой к большому пожару, но опаснее всего установления атмосферы недоверия и подозрительности, в которой угроза возникновения "случайной" (accidental) войны повышается чрезвычайно. Если опять сравнивать с позднесоветской эпохой, когда с военными опасностями боролись в том числе и с помощью различных соглашений, призванных по мере возможного смягчить накал противостояния, сегодня проблема состоит в том, в Кремле как будто убедили себя, что Западу доверять нельзя в силу его природы и договоренности с ним - пустое дело, он не станет их исполнять. Но, тем не менее, они могут потребоваться подобно пакту Молотова-Риббентропа как временная передышка, чтобы лучше подготовиться к решающей битве.

воскресенье, 17 мая 2015 г.

Есть ли в Америке "системные либералы"?

Вопросик... Вполне закономерны совершенно рефлекторные, без долгих раздумий реакции - и да, и нет.

Почему да? Ну, как же, там либералов избирают даже в президенты, не говоря уже про конгрессы и местные легислатуры. Они - часть системы.

Почему нет? Здесь все же присутствует более осмысленное отношение к полуофициальному термину "системные либералы" - не просто либералы, работающие внутри государственной системы и на нее, получающие от нее значимые для них материальные бенефиты (это особенно важно для наших "сислибов"), но идущие при этом на серьезные компромиссы в ущерб либеральным принципам, ибо - пожалуй, главный признак - работают внутри "иллиберальной" системы. Таким образом, поскольку США - крупнейшая в мире либеральная демократия, то по определению в ней не может быть "сислибов".

Можно, конечно, ввязаться в долгую дискуссию о том, являются ли США либеральной демократией или хотя бы в какое мере. В качестве начального бэкграунда, наверное, стоит обратиться к статье Фарида Закария "The Rise of Illiberal Democracy", опубликованной в 1997 г. в журнале Foreign Affairs. (В ней отмечается, что современные демократии - это либеральные демократии, сочетающие систему выборов, с одной стороны, а с другой, - верховенство права, воплощение принципа разделения властей, ограничение всевластия государства, обеспечение имущественных, политических и гражданских свобод. По крайней мере половина имеющихся в мире демократий причисляются к таковым только потому, что они проводят выборы, а отсюда они - "иллиберальные" демократии). И продолжить недавней статьей на сайте Project Syndicate экономистов Дэни Родрика и Шаруна Муканда "The Puzzle of Liberal Democracy" (Эти экономисты, в частности, подчеркивают, что гражданские права, основными "выгодоприобритателями" которых выступают меньшинства и которых не слишком допускают до формулирования компромисса в демократическом процессе, в силу этого факта попираются прежде всего. Как заключается в статье: "С этой точки зрения, загадка состоит не в том, почему демократии чаще всего оказываются иллиберальными, но в том, как либеральная демократия вообще может возникнуть").

Понятно, что это очень большая тема, которая может увести очень далеко от изначально поставленного вопроса про возможность существования американских "сислибов".

Но можно попытаться "срезать расстояние", и, не углубляясь в бесконечное обсуждение теоретических вопросов, найти своеобразный индикатор, своего рода лакмусовую бумажку, позволяющий(ую) обнаружить в природе и американских "сислибов".

Такой лакмусовой бумажкой в последние дни выступила реакция либеральных медиа на статью старейшины американского цеха расследовательской журналистики Сеймура Херша в London Review of Books "The Killing Of Osama bin Laden". Херш, среди всего прочего, поставил под сомнение основополагающий факт официальной версии о том, как был найден Осама - что на его местонахождение вышли через его приватного курьера, о существование которого узнали в ходе допросов с применением пыток (см. фильм "Цель номер один").

В статье в авторитетном журнале по вопросам медиа Columbia Journalism Review ее автор Тревор Тимм, цитируя прежде всего либеральные медиа, с сожалением констатирует следующее: "Та желчность и злоба, которую продемонстрировали коллеги-журналисты Херша, была особенно удивительной, учитывая то, с какой осторожностью они отнеслись к одному из главных участников истории Херша - ЦРУ. Большинство журналистов даже не может помыслить о том, чтобы наброситься на сотрудников ЦРУ ​с той же агрессивностью, какую они сейчас показывают в отношении Херша, несмотря на то, что менее шести месяцев назад сенат выпустил 500-страничный доклад, в котором было тщательно задокументированы во всех деталях десятки случаев за последнее десятилетие., когда ЦРУ откровенно лгало о пытках общественности, прессе и конгрессу".

Вот эта, уж не знаю, простодушная или, наоборот, циничная, но всегда агрессивная готовность защищать мутные, сомнительные аспекты в деятельности государства/правительства - и даже идентифицировать себя с ними (помните, к примеру: "в Чечне происходит возрождение российской армии"?) - важная примета modus operandi "сислибов" всех стран мира.

пятница, 15 мая 2015 г.

Иллюзии

Очень смешной отчет Анастасии Мироновой о просмотре ТВ во время пребывания на больничной койке. Например такое:

"Телевизор заполнен рекламой средств от варикоза, отеков и усталости ног. В сетке каждого канала - от трех до пяти наименований. Также продолжают усиленно рекламировать пилюли от импотенции и обезболивающие гели. Из чего делаю вывод, что россияне стали больше ходить ногами, меньше трахаться и урабатываются до болей в спине. Что ж - вполне закономерно при говядине-то в 450 рублей!"


Заканчивается отчет следующим резюме:

"Ребята, у нас реально крах начался и полная аморальщина: в морально устойчивой стране столько дремучих пропагандистов на столько кондовой пропаганды было бы просто не найти".

Увы, не так. В "морально устойчивой стране" может оказаться чрезвычайно много изощренных/тупоголовых пропагандонов. Мы привычно смеёмся над вроде бы чудаковатыми американцами - причем даже те, которые вовсе не видят в них "пиндосов", - когда читаем о том, как много американцев по-прежнему искренне считают, что Обама - это мусульманин, родившийся в Кении (чем это принципиально отличается от бредней про "жидобендеровцев?). Так вы думаете откуда берутся эти "милые" выдумки вопреки предоставленным Белым домом свидетельстве о месте рождения президента (сам факт того, что это было сделано доказывает, насколько подобная галиматья рассматривалась политически взрывоопасной), которое в век интернета легко доступно всем фомам неверующим. Но не убеждает. 

Почему? Мощная армия пропагандонов с телеканала FOX News, а также местных ультраконсервативных talk-show на радио, ни чуть не уступающих Киселеву-Соловьеву, продолжает весьма успешно поддерживать градус недоверия к тому, что, условно говоря, Земля - круглая.

Можно попробовать отмахнуться от этого явления, сказав, что слегка тронутых маргиналов хватает в любом обществе, и что из этого не надо делать далеко идущих выводов. Опять не так. Ибо маргиналы, бьющиеся в падучей от своих подозрений, что Обама - кенийский мусульманин, - только экзотическая верхушка обработанных пропагандонами массы американцев. Именно они, несмотря на свою весьма относительную малочисленность, оказывают серьезное влияние на политическую обстановку в стране. При традиционной низкой явке на промежуточных выборах в конгресс (они проходят раз в два года) эта публика неизменно не забывает о своем гражданском долге, и в результате ей удается обеспечить не просто перевес сил прежде всего в палате представителей, но перевес за счет оголтело настроенных конгрессменов-демагогов.

Ну вот, опять старая песня про "плохую Америку", про то, что там "негров линчуют", скажете вы. Дорогие мои, моя песня совсем не о том... Если в нормальной "морально устойчивой стране" мы, не побоявшись взглянуть правде в глаза, обнаруживаем явления, которые считаем исключительно нам свойственной болезнью, от которой в "цивилизованных странах" давно вылечились, то может мы совсем неправильно понимаем природу этих явлений? А в результате обречены консервировать их даже, когда приблизимся к искомому "цивилизованному" уровню. И, кстати, это относится не только к сфере пропаганды, но экономике в том числе.

четверг, 14 мая 2015 г.

О либералах, стоящих над схваткой и участвующих в ней

Давайте вначале пофантазируем. Как могли развиваться события, если бы "Папа" в конечном счете решил перед последними выборами уступить дорогу "молодежи"? И "молодежь" повторно баллотировалась бы и избиралась бы в президенты. Хотя в целом бессмысленно задумываться о том, что не произошло, но такой подход по крайней мере позволяет нащупать доминирующие тенденции.

Пробивающей все мне видится такая тенденция: мягкотелая, страдающая маниловщиной "молодежь" под либеральное журчание советников организует зверско-конкурентные выборы - ну разве ни к этому мы всегда стремились? Под победные реляции о том, что "не вмерла демократия на земле русской" на президентское кресло усаживается очень сильный, волевой, амбициозный, умелый политик. Он сам себя сделал президентом и... уже, скорее всего, не захочет добровольно уйти, как это сделали до него его предшественники. Почему все опять свернуло бы на эту дорогу? Это действие пресловутого эффекта, когда что ни делаем все равно получается пулемет. Что не удивительно, ибо "предприятие" изначально создавалось для производства главным образом "пулеметов".

Прервемся с "фантазиями" и перейдем к заявленной теме.

На примере с известным бизнесменом и общественным деятелем Андреем Мовчаном комментирующий "из далека" Михаил Берг увидел, что очень специфический и довольно тонкий слой образованных и неконфликтных людей в путинской России придерживаются такого "модуса операнди": Мовчан не хочет ассоциироваться и с властью, ибо это неясная, но все же перспектива Гааги, но еще меньше тянет ненароком оказаться в стане оппозиционных либералов: "Потому что это означает потерю всех престижных позиций в контролируемом властью пространстве бизнеса, экспертизы, культуры, любой другой интеллектуальной деятельности. И если Гаага – это не более чем невнятная перспектива (неприятная, но все равно далекая), то переход в стан либералов (либо даже осторожная их поддержка) – мгновенный крест на карьере, амбициях, деньгах. И этого не хочется отчетливо".

Ну, кто бы возразил, что поскреби встроенных в систему либералов - даже если они и не всегда смеют открыто причислять себя к ним, - и услышишь мелко-шкурные мотивы. Слаб человек. Ну это понятно и не так уж интересно. 

Куда любопытнее другое, объединяющее их с более смелыми либералами, готовыми во имя своих взглядов даже на 15 суток административного ареста. И те и другие не смеют по дурости (по чему по дурости - см. фантазию выше) признать, что без кардинального общественного-экономического переустройства страны мы обречены вечно стоять у конвейера по производству "пулеметов". На неумирающую самодержавную традицию страну указывают многие "смелые и не очень" либералы. Вот только еще ими не отрефлексировано то, что эта традиция сегодня во многом поддерживается постсоветским экономическим укладом. А серьезно менять его не видно желания ни в среде "системных", ни в среде оппозиционных либералов.

Мне с возмущением могут возразить, что против нынешней коррупционной и воровской экономики выступают многие. Все так, но проблема здесь в том, что по большому счету никому пока непонятно, как можно без потрясений, плавно перетекающих в революцию, преобразовать воровскую экономику хотя бы в умеренный "капитализм для своих". (Так сказать, а пропо, замечу следующее: очень даже вполне вероятно, что наши попытки "построить" американскую модель капитализма, а то, что мы ее имеем в виду в качестве идеала, думаю, очевидно, неизбежно вновь будут приводить нас к нашему "разбитому корыту" самодержавного авторитаризма. И если такое предположение представляется неверным, то в любом случае - чем не тема для обсуждения?)

Естественный страх перед революцией бросает российских либералов всех мастей в объятия тех, кто экономически крупно заинтересован лишь в имитации изменений. Революций действительно никто не жаждет, но может стоит хорошо поработать головой прежде, чем соглашаться на любые, да к тому же бессмысленные компромиссы. Однако чего категорически не могу обнаружить даже самыми чувствительными сенсорами, так это попыток поразмышлять о будущем страны - усилия Ходорковского и Явлинского закрутить такое обсуждение разбиваются о гранит всеобщего непонимания. 

Думать некогда и, может быть, некому - все ушли в "фейсбук".



вторник, 12 мая 2015 г.

Никак не можем разобраться с пактом Молотова-Риббентропа

Владимир Путин окатил ушатом холодной воды канцлера Германии Ангелу Меркель, а вместе с ней и всех вменяемых людей, когда стал оправдывать на пресс-конференции пакт Молотова-Риббентропа: "И когда СССР понял, что его оставляют один на один с гитлеровской Германией, он предпринял шаги, чтобы не допустить прямого столкновения. И был подписан этот пакт. И в этом смысле я разделяю мнение нашего министра культуры о том, что смысл для обеспечения безопасности Советского Союза в этом пакте был".

На ставшее шокирующим заявление Путина у нас откликнулись многие. К примеру, Андрей Колесников комментарием в Gazeta.ru. Колесников пригвоздил к доске позора пресловутый "пакт о ненападении" стандартными аргументами, которые у нас часто используются: (а) не СССР, а гитлеровская Германия получила передышку для подготовки к войне; (б) вместо буфера на территории Польши СССР получил нечто совсем другое - советские границы были приближены к Германии и, тем самым, было облегчено осуществление последующих наступательных операций вермахта. 

Собственно, только осуждение участия СССР в разделе Польши - единственное сказанное по существу о пакте в комментарии Колесникова. Как не трудно увидеть, критике был подвергнут не столько пакт сам по себе, а действия СССР под руководством мудрого Сталина после подписания пакта. В принципе нельзя было бы исключить, что и при таком пакте, какой был заключен с Гитлером, трагические ошибки могли быть не совершены или их масштаб был бы меньше. И тогда, отталкиваясь от логики комментария Колесникова, ничего ужасного в пакте не было бы.

При всех понятных недостатках постановления Съезда народных депутатов СССР от 24 декабря 1989 года "О политической и правовой оценке советско-германского договора о ненападении от 1939 года" (оно принималось в эпоху, когда компартия оставалась главной политической силой страны) в нем, на мой взгляд, было все же выделено главное - наличие секретных протоколов. В формулировках постановления о них говорилось следующее: "...Как при заключении договора, так и в процессе его ратификации скрывался тот факт, что одновременно с договором был подписан "секретный дополнительный протокол", которым размежевывались "сферы интересов" договаривавшихся сторон от Балтийского до Черного моря, от Финляндии до Бессарабии...Съезд констатирует, что протокол от 23 августа 1939 года и другие секретные протоколы, подписанные с Германией в 1939 - 1941 годах, как по методу их составления, так и по содержанию являлись отходом от ленинских принципов советской внешней политики. Предпринятые в них разграничение "сфер интересов" СССР и Германии и другие действия находились с юридической точки зрения в противоречии с суверенитетом и независимостью ряда третьих стран".

Отвлечемся от того, насколько в реальности то, о чем договорились с Гитлером соответствовало "ленинским принципам советской внешней политики", и постараемся понять следующее: сам по себе факт подписания договора с "иродом рода человеческого" Гитлером не является преступлением, - преступлением был характер договоренностей, которые были с ним полюбовно заключены. И то, что это были такие договоренности, - совсем не случайность. Они совершенное естественно вытекали из всей стратегии и внешнеполитической практики Сталина. 

Смазывая различие между абстрактной допустимостью заключения договоров с Гитлером, способными отодвинуть и, может быть, даже предотвратить войну, и теми соглашениями о "разделе мира", которые были в реальности заключены, мы тем самым даем возможность таким "комментаторам" как Путин возможность вновь под видом заботы о безопасности страны вновь протаскивать идеологию "раздела мира" по принципу "нам это не надо, но нас вынуждают". 

Бандера - национальный герой Украины...

Бандера - национальный герой Украины...

А национальный герой России - Сталин.

Вот такие национальные герои у нас. А вы еще говорите, что Украина - это не Россия.

воскресенье, 10 мая 2015 г.

Любить non-stop

Самое ужасное в собаках - это то, что они живут так мало. Несопоставимо мало с тем, какой обычно срок прописан человеку. Несопоставимо мало с тем местом, каким собаки занимают в наших сердцах.

Кинематографист Дэйв Мейнерт впустил глубоко в свое сердце щенка датского дога по имени Пегас (вопреки имени Пегас - девочка). Про щенка его предупредили, что он единственный из помета, кто сумел выжить в ходе неудачных, да и просто варварских экспериментов по разведению догов исключительно белой масти. Предупредили, что он не сможет долго жить, что у него будут проблемы со здоровьем, что, вероятно, он ослепнет и потеряет слух. 

Если этому суждено случиться, решил Дэйв Мейнерт, то надо не упускать ни одну минуту. И он стал каждый день фиксировать на видео жизнь своего любимого Пегаса, наслаждаясь каждой минутой их совместного, неизбежно короткого путешествия по жизни. 

Пока с Пегасом все хорошо. А вот короткий, немного грустный, пронзительный рассказ об этом совместном беге Дэйва и Пегаса:


В голове может быть не только вата, но и каша

Вчера в эфире ничтоже сумняшеся был произнесен следующий пассаж:

"... У нас часто увлекаются и пишут, что Сталин привел к власти Гитлера. Понятно, что этого он не хотел. Он, действительно, хотел победы Тельмана на выборах, примерно той же победы мирной, которую впоследствии одержал Сальвадор Альенде на выборах в Чили или как сейчас на выборах в городе Нью-Йорке победу одержал мэр де Блазио". 

Какая должна быть каша в голове, чтобы сформулировать подобное... Такое обычно рождалось в головах, не закаленных системным университетским образованием. Но нет, это не тот случай - Юлия Латынина получила прекрасное советское образование. И подобной интеллектуальной кашей с удовольствием питаются головы, обремененные нечто куда большим, чем три класса церковно-приходской школы. Хотя, конечно, может быть и масштабы не те, но феномен Латыниной в political science мне хочется уподобить явлению академика Фоменко в истории.

суббота, 9 мая 2015 г.

О Мелитоне Кантария, водрузившем флаг Победы над Рейхстагом

То, что не знал о Мелитоне Кантария:

"В 1992 году во время грузино-абхазской войны  герой Советского Союза Мелитон Кантария и его семья были вынуждены бежать из родного города Сухуми. Семидесятитрехлетний Мелитон Кантария умер в Москве в декабре 1993 года. Очередь на жилплощадь, которую обещали выделить ему российские власти, подошла только после смерти героя. Его семья после долгих унижений получила квартирку в доме для беженцев в Рязанской области" (здесь).

Вата в голове не только у "ватников"

У меня есть давний знакомый американский политолог- специалист по России (ко всему прочему, он может оказывать определенное влияние на американский дискурс в отношении нашей страны). Мы с ним общаемся не часто, а когда общаемся не ведем бесед на российско-американские темы. Но предполагаю, что он симпатизирует Стивену Коэну - известному американскому политологу, которого сегодня называют "главным апологетом Путина в США".

Недавно я направил моему знакомому результаты опросов ВЦИОМ об отношении россиян к происходящему в Украине (см. здесь), согласно которому только 3% опрошенных определяют это происходящее как "фашизм" или "американская провокация, вмешательство Запада".

Среди того прочего, что мне написал в ответ мой знакомый американский специалист по России была и следующая фраза: "И вопреки тому, что утверждает пропаганда радио "Свободная Европа"/"Свобода". россияне более уравновешенны, и они не такие обезьяны с промытыми мозгами, как любят изображать из западные эксперты".

Меня эта фраза просто шокировала, ибо как ни относится к радиокомплексу "Свободная Европа"/"Свобода", там работают не круглые идиоты - если они вещают на Россию, то, как минимум, в их интересах не демонстрировать своей аудитории, что они "безмозглые обезьяны". Это в общем. А в частности мой знакомый просто, видимо, не ведает, что представляет из себя сегодня радио "Свобода", и кто на ней работает. Это, что, ведущие радиостанции Михаил Соколов и Елена Рыковцева, пишущие для нее Андрей Пионтковский и Анатолий Стреляный, выступающие на ней Григорий Явлинский и Светлана Алексиевич рисуют россиян "дикими обезьянами"..??!! Какая вата, какая чудовищная вата..!!

P.S. Так к слову, помянутый Стив Коэн, который, как нетрудно догадаться, излюбленный гость на Russia Today, показательно проговорился в недавнем интервью о том, кого приглашают в эфир этого телеканала для комментариев: по его словам он "старается не попадать в кадр с теми, кого я считаю немного куку".