It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

суббота, 31 октября 2015 г.

Путинизм как часть европейского тренда

Известный экономист Нуриэль Рубини опубликовал на днях статью, в которой, в частности, путинизм встраивается в общий националистический тренд, наблюдаемый в разных странах Европы. 

Прежде, чем познакомить с этой статьей, хотелось бы сделать два замечания-комментария. В основе тренда - страх перед чем-то, что воспринимается как внешняя опасность, будь то глобализация, политико-экономическое отставание, чьи-то действия, трактуемые как доминирование, миграционные кризисы и т.п. Статья позволяет лучше понять, почему неожиданно политика Кремля вдруг была встречена с такой симпатией в разных странах. Дело не в невиданных успехах кремлевской пропагандисткой машины, а именно в том, что путинизм гармонично вписывается в философию и политику малоконкурентного, малокультурного провинциального национализма, пробужденного к жизни процессами глобализации и кризисной дестабилизации экономики. Но вот, что важно: испытываемые в этой части Европы боли реальны, и их игнорирование - пагубно для всего континента.

Политика антиутопии в Европе

ТОКИО – Недавняя победа консервативной партии «Право и справедливость» в Польше подтверждает новую тенденцию в Европу: подъем антилиберального государственного капитализма под руководством правых, популистских, авторитарных правителей. Это называют Путиномикой в России, Орбаномикой в Венгрии, Эрдаганомикой в Турции, или десятилетием Берлускономики в Италии, от которой страна до сих пор не излечилась. Вскоре, без сомнения, мы увидим Качиньскиномику в Польше.


Все они являются вариациями одной и той же неблагозвучной мелодии: националистический лидер приходит к власти, когда экономические проблемы вызывают хроническую, постоянную стагнацию экономики. После избрания авторитарный правитель начинает наступление на политические свободы, устанавливая жесткий контроль над средствами массовой информации, в первую очередь, над телевидением. Затем он – до сих пор это всегда были мужчины, хотя во Франции Марин Ле Пен соответствовала бы этой модели, если бы вдруг оказалась у власти, – встаёт в оппозицию Евросоюзу (если страна является его членом) или любым другим наднациональным организациям.

Он также выступает против свободной торговли, глобализации, иммиграции и прямых иностранных инвестиций, одновременно покровительствуя рабочим и компаниями свой страны, в первую очередь, государственным предприятиям, а также частному бизнесу и финансовым группам, у которых есть связи с теми, кто находится у власти. В некоторых случаях откровенно расистские, нативистиские партии поддерживают подобные правительства, придавая им ещё более глубокий авторитарный и антидемократический характер.

Конечно, в большей части Европы эти силы пока ещё не пришли к власти. Но они становятся всё более популярными, причём практически везде. «Национальный фронт» Ле Пен во Франции, «Лига Севера» Маттео Сальвини в Италии, «Партия независимости Соединённого Королевства» Найджела Фараджа – все они воспринимают антилиберальный, государственный капитализм России как модель, а её президента – Владимира Путина – как лидера, заслуживающего восхищения и подражания. Точно так же в Германии, Нидерландах, Финляндии, Дании, Австрии и Швеции растёт популярность популистских, антиевропейских, антиимигрантских правых партий.

Большинство этих партий, как правило, социально консервативны. Но в их экономической политике – антирыночной, полной страхов перед либеральным капитализмом и глобализацией, которые могут размыть национальную идентичность и суверенитет, – есть много общего с популистскими партиями на левом фланге, например, «Сиризой» в Греции (до её капитуляции перед кредиторами), «Подемос» в Испании и «Движением пяти звёзд» в Италии. Более того, так же как многие сторонники радикальных левых партий в 1930-х годах совершили резкий разворот и закончили поддержкой правых авторитарных партий, у нынешних популистских партий экономическая идеология кажется схожей во многих вопросах.

В 1930-х годах экономическая стагнация и депрессия привели Гитлера к власти в Германии, Муссолини в Италии, а Франко в Испании (в числе прочих авторитарных правителей). Сегодня бренд антилиберальных лидеров, возможно, ещё не столь же политически ядовит, как у их предшественников в 1930-х. Однако их экономический корпоративизм и авторитарный стиль правления схожи.

Ренессанс националистического, нативистского популизма не удивителен: экономическая стагнация, высокая безработица, растущие неравенство и нищета, отсутствие перспектив, страхи перед мигрантами и меньшинствами, «крадущими» рабочие места и доходы, всё это оказывает подобным силам серьёзную поддержку. Негативная реакция на глобализацию (а также связанный с нею более свободный обмен товарами, услугами, капиталом, рабочей силой и технологиями), которая сейчас проявляется во многих странах, также пошла на пользу антилиберальным демагогам.

Если экономические проблемы станут хроническими, а уровень занятости и зарплат не начнёт в ближайшее время расти, популистские партии смогут заметно приблизиться к власти во многих европейских странах. Что ещё хуже, еврозона снова может оказаться под угрозой: выход Греции способен вызвать эффект домино, который в итоге приведет к распаду еврозону. Выход Великобритании из Евросоюза также может стать толчком к европейской дезинтеграции, причем дополнительные риски возникают из-за того, что некоторым странам (Великобритания, Испания и Бельгия) самим грозит риск распада.

В 1930-х годах «Великая депрессия» привела к власти авторитарные режимы в Европе и даже в Азии, тем самым открыв путь ко Второй мировой войне. Сегодняшнее возрождение антилиберальных режимов и лидеров государственного капитализма крайне далеко от развязывания войны, поскольку правоцентристские и левоцентристские правительства всё ещё преданы либеральной демократии, разумной экономической политике, а мощная система соцобеспечения всё еще господствует в большей части Европы. Однако токсичные дрожжи популизма, набирающие сейчас силу, всё же могут открыть ящик Пандоры, что приведёт к непредсказуемым последствиям.

На фоне поднимающейся волны антилиберализма предотвращение распада еврозоны или Евросоюза становится наиболее актуальной задачей. Но для её решения нужна   структурная и  макроэкономическая политика, способствующая росту совокупного спроса, созданию рабочих мест, росту экономики, сокращению неравенства в доходах и имущественном положении, обеспечению экономических перспектив для молодёжи, интеграции (а не отторжению) беженцев и экономических мигрантов. Только уверенная политика может остановить сползание Европы в постоянную стагнацию и националистический популизм. Робость, свидетелями которой мы были последние пять лет, лишь увеличивает этот риск.


Неспособность действовать решительно сейчас приведет со временем к краху мирного, интегрированного, глобализованного и наднационального государства, которым является Евросоюз, и подъёму антиутопических, националистических режимов. Их контуры отражены в произведениях литературы, например, в романах «1984» Джорджа Оруэлла и «О дивный новый мир» Олдоса Хаксли, а также в последнем романе Мишеля Уэльбека «Подчинение». Давайте надеяться, что они так и останутся на бумажных страницах.

среда, 28 октября 2015 г.

Что значит "наша сторона"?

Наши политощущения обостренны до предела реальностями существования в уникальную эпоху зомбоящика. Его не было в сталинские времена, ибо не подросла "технологическая" технология, не было в брежневские времена, ибо не заколосилась еще технология "политологическая" . И потому многим у нас кажется, что телемедиа делятся на киселевские-соловьевские и все остальное, может быть, не идеальное, не всегда созвучное нашим вкусам и оценкам, но все же не "телеобсценное". 

Не так, не так. Если брать американские медиа, то одним из центральных информационных каналов в США является Fox News, выступающий в самом вульгарном виде в качестве агитрпопа всего худшего, погромно-невежественного, что демонстрирует сегодня республиканская партия. В своих "лучших" образцах Fox News ни чуть не отличается от хорошо знакомого нам киселевско-соловьевского ТВ. Собственно, не испытай последнее и не увидев его массовый травматический эффект, пожалуй, можно было бы не почувствовать, насколько Fox News - инструмент тоталитарной пропаганды.

Приношу извинения за долгое вступление, но оно необходимо, поскольку именно слова про "нашу сторону", побудившие меня взяться за пост, прозвучали как раз с этого канала. Выступавший на нем Гарри Каспаров, который в рамках презентации своей новой книги, давал вчера интервью на Fox News. "Они (Путин, иранцы северокорейцы) считают себя непобедимыми, если не видят действий с нашей стороны", - вот те слова, которые счел возможным сформулировать Гарри Каспаров в этом интервью.

Гарри Каспаров прошел путь от шахматного вундеркинда, противостоявшего еще советской номенклатуре, до лидера антипутинской оппозиции. Великий шахматист и видный общественно-политический деятель. Гражданин мира в большей степени, чем только гражданин в бюрократическом смысле как обладатель паспорта того или иного государства. Поэтому его слова про "нашу сторону", тем более произнесенные на таком канале как Fox News, и резанули мой слух. 

Кем должна быть "наша сторона" не только для такого человека как Гарри Каспаров, но для любого человека мира, глобализированного не только на уровне корпоративном, торговли, технологическом, но и в масштабах одного "я", воспринимающего в качестве своего дома всю планету в целом? Если в прошлом такие "я" составляли исключение и входили в элитарный круг великих гуманистов, то сегодня это уже самый обычный человек, к примеру, обеспокоенный неспособностью международного сообщества договориться о том, как противодействовать процессу потепления климата, и нежелающего оставлять в наследство своим детям и внукам изуродованную Землю. 

Мало не считать "нашей стороной" Кремль, "крымнашизм" и всю подобную "кухню". "Нашей стороной" не может быть и Запад, тем более в таких конкретных политико-организационных формах как НАТО и ЕС (напомню тем, кто сегодня рвет на себе тельняшку патриотизма, что Россия стремилась стать членом обеих организаций). "Наша сторона" - это все же нечто, связанное с идеалами и принципами и потому трансграничное и "надгеополитичное".


суббота, 24 октября 2015 г.

Переговоры с Асадом не удались

Судя по интервью, которое дал министр иностранных дел Сергей Лавров каналу "Россия-1", переговоры с Башаром Асадом не получились.

Накануне визита заявлениями премьера Дмитрия Медведева, что, мол, на Асаде свет не сошелся клином, началось дипломатическое размягчение Асада. Но не на того фрукта напали. На ожидавшиеся от него "благодетелями" уступки, видимо, он не пошел, иначе бы Лавров не стал вновь повторять: "Мы не хотим учитывать ни конкретно интересы одного Башара Асада, ни конкретно интересы одной оппозиции". А по поводу самого посещения Лавров ограничился такими "самоговорящими" словами: "Я не буду вдаваться в детали. Главное, что президент Сирии Башар Асад посетил Москву, провел переговоры с президентом России Владимиром Путиным и благополучно вернулся домой". 

Вместо "спасибо" нарвались на не ожидаемое упрямство и несговорчивость (похоже, вообще вся эта поездка в Москву была организована потому, что "клиент" заупрямился и пришлось подключать главные резервы - самого ВВ) . Расчет, видимо, был на то, чтобы с позиции силы уломать Асада на реальное политическое урегулирование сирийского конфликта, которое невозможно без его ухода на каком-то этапе . В таком сценарии реально не так страшно завязнуть в сирийском болоте. Но, похоже, Асаду пока удалось переиграть Кремль. Если Кремлю казалось, что он держит Асада на крючке, "бескорыстно" помогая ему "сушками", то Асад развернул ситуацию до "наоборот": вы ввязались, так и тяните до конца, чтобы не выглядеть проигравшими, чтобы не подумали: русские - слабаки. 

Ну а что будет, если Асаду вновь вздумается применить химическое оружие (наверняка, его немного найдется в асадовских закромах) или еще чего-нибудь в этом роде..? Политическую ответственность будет нести Кремль. Естественно, по привычке в Кремле сразу начнут врать, что не было химического оружия, что "испанский диспетчер" видел, как его применила "Свободная сирийская армия" - ну и так далее, сценарий уже давно отработан. Все это мило, но окончательно загонит Кремль в тупик безусловной поддержки Асада на фоне нескладывающегося процесса политико-дипломатического урегулирования. 

Просматривается не столько скорый вывод российской авиагруппы, но наращивание "ограниченного" воинского контингента.

P.S. Вообще-то посоветовал бы Башару не слишком испытывать терпение Владимира Владимировича, а охране Башара - внимательно изучить историю аминовского дворца. Говорю это совершенно серьезно, без всякого стеба. Хотя что-то мне подсказывает, что и без моих советов охрана давно это сделала.

Две оценки эффективности российской военной машины в Сирии

Есть две оценки эффективности российской военной машины в Сирии, и обе неверные. Формально они прямо противоположны, но похожи своей неадекватностью.

Первую представляет Кремль. Вероятно, реагируя на сообщения западной прессы о подсчетах Сирийского правозащитного наблюдательного центра (СПНЦ), согласно которым от ударов российской авиации погибло 150 мирных жителей, в том числе 38 детей и 35 женщин, пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков в передаче BBC Hard Talk (кстати, нельзя не признать смелость пресс-секретаря, согласившегося на "допрос" в одной из самой "зубастой" передаче в англоязычном мире) отмел их как ложные:

"Мы видели много сообщений, но, к сожалению, без малейших доказательств и без малейшего упоминания сирийских источников. Мы просим во время этой информационной войны быть очень осторожными, когда судите по этим ненадежным источникам. Мы вполне уверены в себе в том, что касается наших целей, наши военные располагают достаточным количеством информации".

Действительно, любые неофициальные подсчеты - а располагающийся в Лондоне СПНЦ выстраивает свой анализ на основе данных, получаемых от своих информаторов в Сирии, - по определению не могут претендовать на точность, тем более на точность до одного человека, в обстановке того хаоса, который творится сейчас в этой ближневосточной стране. И, вполне возможно, СПНЦ ошибается. 

Однако, заявления Пескова примечательны тем, что он, а вместе с ним и вся пропагандистская рать Кремля, претендуют на неслыханное открытие, подлинную революцию в военной сфере, в результате которой от массированного применения оружия погибают исключительно вооруженные злодеи, хотя, в частности, применяются такие средства неизбирательного действия как обычные, "неумные" авиабомбы в районах обитания гражданского населения. 

Не стоит терять время, чтобы серьезно рассматривать подобные претензии, тем более на фоне того, что мы знаем о трагических последствиях для гражданского лиц использования "умного" оружия вооруженными силами западных стран, обладающими технологическими и разведывательными возможностями, намного превосходящие те, что имеются у России. 

Здесь только стоит отметить, что в российских оппозиционных кругах по большому счету не знают как относиться к информации о потерях среди гражданского населения в результате ударов российской авиации. Ведь в этих кругах понимают, что тогда то же самое придется говорить и в аналогичных случаях, когда виновниками выступают уже западные страны, а делать этого не хочется, ибо, значит-де, солидаризироваться с Киселевым и Ко. Пожалуй, эта ситуация, в которой оказались наши оппозиционные силы, лучше, чем что-либо еще демонстрирует всю нищету, а сейчас и "троглодитность", подхода, когда отстаиваются не принципы и идеалы, а целесообразность - целесообразность поддержки якобы "своих" и нецелесообразности хотя бы и косвенной "помощи" "чужим".

Возвращаясь к анализу эффективности действий российской военной машины в Сирии, думается, более интересными являются оценки западных военных аналитиков, которые "удивлены" и способностью России быстро развернуть и обеспечивать авиагруппу вдалеке от своих границ, и максимальной напряженностью работы авиации (48-96 вылетов день), и массированным ударом "калибра" из вод Каспийского моря. Сотрудник одного из самых авторитетных американских центров - Брукингсовского института и действующий офицер ВМС США Гаррет Кэмпбелл резюмирует в статье на сайте института:

"Многие аналитики считали Россию слабой в военном отношении, некоторые указывали на конкретные изъяны группировки ее военно-воздушных и военно-морских сил в Сирии. Но, отталкиваясь от итогов предпринятых Россией на сегодняшний момент военных операций, такая оценка кажется неверной. Наоборот, Россия показала, что у нее есть возможности и потенциал (не говоря уже о готовности) использовать свои обычные вооруженные силы для достижения ограниченных политических целей...

Многие оценки того, на что способна русская военная машина, были неточными. Это не просто представляет из себя проблему в силу несоответствия фактам, но вызывает тревогу, ибо рискует отрицательно повлиять на наши представления о том, насколько далеко Москва зайдет в ходе своего вмешательства в Сирии. В то время как западные аналитики - и, в свою очередь, западные лидеры - стремятся показать несостоятельность российских вооруженных сил, Москва, скорее всего, будет продолжать пользоваться возможностью, чтобы доказать их неправоту".

Это мнение американского специалиста отражает новую тенденцию, заявившую о себе в западной печати: признание недооценки российской военной машины. Однако, надо ясно понимать, что речь идет о публичном, а не закрытом внутриведомственном анализе. Мне действительно интересно, в какой мере общие выводы этого анализа реально расходятся с публикуемыми в СМИ. И если честно, то у меня вызывает сомнение, что этот внутриведомственный анализ переполнен трагическим заламыванием рук, хотя, наверно, Россией и были преподнесены определенные сюрпризы. Если почитать такие материалы в открытой прессе, то может сложиться впечатление, что их авторы только сейчас узнали, что у такой страны как Россия есть вообще вооруженные силы, а не только Pussy Riot, нефтекачалки и олигархи.

С октября 1981 г. и до падения Советского Союза Пентагоном выпускалось прекрасно иллюстрированное издание Soviet Military Power, повествующее о запредельных возможностях советской военной машины. Машина была реально нешуточной, но, как заявил один американский аналитик, почему мы должны думать, что советское министерство обороны должно быть эффективнее советского министерства сельского хозяйства. К этому призыву к трезвости на Западе не прислушались и продолжали преувеличивать военный потенциал и расходы СССР. Впоследствии эти ошибки были признаны. Собственно, частично они признавались и в свое время - так были сочтены неверными утверждения об отставании США в 50-х гг. по числу стратегических бомбардировшиков, а в начале 60-х - по числу межконтинентальных баллистических ракет. 

Есть ошибка и ошибка. Вы что-то не так рассмотрели в фотографии, сделанной из космоса, и это одно. Но совершенно другое, когда цели политической стратегии и тем более ее пропагандистского компонента начинают доминировать на потребностями аккуратного, взвешенного анализа суммы фактов, которые поставляют разные виды разведки. Вот, сейчас американцы разбираются с обвинениями, которые прозвучали в адрес Центкома - одного из региональных командований ВС США, отвечающего за операции на Ближнем Востоке, что его разведывательные оценки подгонялись под политические потребности нынешней администрации.

Подобное происходило всегда и везде и, уверен, будет происходить и в дальнейшем. Однако во всех этих ситуациях важна степень фактора, который называю фактором "правдинской передовицы". На заседаниях политбюро КПСС нередко обсуждалась предварительная публикация той или иной передовицы (программного материала, публикуемого на первой полосе "Правды"). Благополучно утвердив передовицу и как будто забыв об этом, политбюровские умники впоследствии могли искренне ссылаться на нее - мол, сама "Правда" так пишет. Короче, дезинформация обладает способсобностью начинать жить собственной жизнью, заставляя подчиняться ей и самих генераторов этой дезинформации.

По крайней мере пока не вижу какой-то особенной заинтересованности Запада раздувать эффект сюрприза от российской интервенции в Сирии, преувеличивать масштабы и эффективность того, что там делают российские ВС. Что, конечно, не мешает отдельным специалистам и исследовательским центрам высказывать свои мнения, в которых акцент ставится на то, что стакан не пуст наполовину, а наполовину заполнен: что ВС России - не груда устаревшего металла в руках малограмотного призывника, а нечто существенно большее. 

Между тем, меня больше заботит то, как такие мнения будут восприниматься в кремлевских и околокремлевских кругах. С учетом того, что ни одного члена политбюро, принимавшего решение о вводе войск в Афганистан уже нет, подтвердить то, что скажу дальше не представляется возможным, но мне кажется, что советские руководители, так обижавшиеся на любые обвинения в наличии "советской военной угрозы" (в ответ на публикацию издания Soviet Military Power советское министерство обороны стало выпускать менее красочную, но еще более пропагандистки заряженную брошюру "Откуда исходит угроза миру"), одновременно попадали в психологическое притяжение всего того вала заявлений об исполинской и превосходящей мощи советской военной машины. Тормоза в такой атмосфере вполне могли ослабевать, и решения вроде того, что было принято по Афганистану, могли приниматься при меньшем ощущением "трения". Косвенно на, что такое могло происходит, указывает, согласно разным источникам, наличие разногласий о целесообразности "афганской операции" между "чистым" и потому более реально мыслящим военным начальником ГШ Н. Огарковым и "партийцем", отвечавшим перед партией за состояние ВС, а потому более склонным к некоторым преувеличениям министром обороны Д. Устиновым. Само собой, никак нельзя этому психологическому фактору, если он и действовал, придавать большего значения, чем он того заслуживает (хватало высокопоставленных военных, которым Афганистан поначалу мог казаться "морем по колено"), но иметь его в виду тоже бы не помешало.

Все наши нынешние "из грязи - в князи", повально пораженные комплексом неполноценности, уверен, более восприимчивы к тому, что о них пишут на Западе. И выводы, подобно тем, которые формулирует процитированный выше офицер ВМС США Гаррет Кэмпбелл, вполне могут оказывать более заметное и подстегивающее влияние на кремлевцев по принципу "знай наших".

... В заключении не могу не отметить иронию в том, какие неожиданные повторения нам преподносит история. Буквально на днях появились сообщения о том, что бывший президент США, а ныне награжденный нобелевской премией мира активный правозащитник Джимми Картер предложил предоставить России точные карты Сирии с нанесенными на них объектами ИГИЛа с тем, чтобы российская авиция могла бы наносить удары по ним, а не по каким-то другим. Это была форма издевательского тролления Кремля, не понятая там, - карты вовсе не надо было предоставлять, ибо они "вывешены" на всеобщее обозрение на сайте возглавляемого Картером центра. А подлинная ирония здесь состоит в том, что в почти 40 лет назад президент Картер подписал закрытую директиву о тайной помощи противникам просоветского режима в Кабуле. Как утверждал Збигнев Бжезинский, бывший помощником по национальной безопасности у Картера, "в тот же день я написал докладную записку для президента, в которой я ему объяснил, что по моему мнению эта помощь повлечет за собой советское военное вмешательство"...






пятница, 23 октября 2015 г.

Кто такие левые и кто такие правые

У меня есть два знакомых с очень схожей логикой полемики. Каждый спор они начинали с идеологического определения позиции той стороны, с которой они были несогласны. И потом так или иначе все крутилось вокруг этого определения. Только один утверждал, что это, мол,  "типичные" левые взгляды, а другой, - мол, "типичные" правые. 

На самом деле довольно часто высказываемые мнения не являлись собственно ни левыми, ни правыми. Мне кажется, все эти заблуждения от неясности и произвольности ходящих в общественности дефиниций "левый-правый". 

Но, пожалуй, больше всего загвоздка - в устарелости того, что традиционно понимается под "левым-правым". А потому мне показалось, что стоит предложить современную трактовку определения "левости-правости", с тем, чтобы к моим обоим знакомым уже не было ни от кого претензий.

Так вот, внимание... Левым следует считать факт признания таблицы умножения, а правым - факт признания того, что Земля - круглая.

среда, 21 октября 2015 г.

Большая сирийская игра: перехитрили самих себя

Если исходить их двух допущений - (1) Кремль - импульсивен, но достаточно вменяемый (иначе не дал бы заднего хода на Донбассе), (2) и ввязался в сирийскую заваруху не столько потому, что там затронуты какие-то особые региональные интересы, которые, кровь их носу, требуют размещения авиагруппы в самом сирийском пекле, а потому, чтобы выскользнуть из изоляции на своих условиях, навязав США свой глобальный modus vivendi, - то, вероятно, Кремль должен был бы поставить совсем другую политико-пропагандистскую завесу.

Само существование режима Асада генерирует, обостряет кризис в Сирии и вокруг нее. Казалось бы, логичны и требование ухода Асада, и военная поддержка его многочисленных противников - это позиция, первоначально занятая Вашингтоном. Но... забыли про овраги, а по ним ходить. В безумии внутрисирийского конфликта оставаться на "умеренных" позициях (чтобы под ними ни понималось как "минимально умеренное") противникам Асада не позволяет степень достигнутого чудовищного ожесточения. И даже это остающееся "минимально умеренным" - малочисленно и точно уступает по боеспособности радикальным группировкам, которые в случае победы будут стричь не британские "лужайки демократии", а резать все вокруг с не меньшей беспощадностью, что и Асад. Пестрядинное одеяло внутрисирийской оппозиции и ослабленный режим Асада - не те активы, с которыми можно нанести поражение фанатикам ИГИЛа.

Понимание этого вкупе с нежеланием прыгать на "иракские грабли" поставило Вашингтон в сложное положение. Реальности сирийского конфликта не позволяют занять безусловно чью-то сторону в нем, инвестироваться в крупномасштабную военно-политическую поддержку, совместно с членами международной коалиции, у которых в довершении всего свои противоречивые интересы и свои "любимчики". Отсюда выжидательная позиция администрации Обамы, которую ее оппоненты полощут на всех телегазетных углах как слабую и пораженческую. Это в свою очередь побуждает администрацию имитировать активность и... терпеть неудачу с заведомо неудачными программами (типа 500-миллионной программы Пентагона по военной подготовке не армий, а всего нескольких "умеренных оппозиционеров").

Если картина такова, то Кремль должен был бы выкинуть на помойку заигранную пластинку наглого вранья, не пытаться на голубом глазу утверждать, что уничтожаются объекты ИГИЛа, а с самого начала прямо заявить: Асад - меньшее зло, и стабилизация ситуации хотя бы в части бывшего сирийского государства, контролируемого Асадом, отвечает главному интересу всех разнородных сил - борьбе на уничтожение пресловутого "исламского государства". С таким подходом, безусловно, не многие были бы готовы публично сразу согласиться, но события, последовавшие после ударов российской авиации, показали, что Вашингтон готов к компромиссу по судьбе асадовского режима, ибо, пожалуй, никакие другие рациональные варианты действий в сирийском конфликте у него не просматриваются. 

Но, подобно Шуре Балаганову, не способному удержаться от того, чтобы не украсть кошелек с трешкой, Кремль физически не мог отказаться от второй натуры патологического врунишки. Почти не задумываясь, он развернул главные калибры пропагандистского вранья на доказательство того, что весь мир легко видел как несоответствующее действительности. И с предсказуемым последствиями для остатков репутации Кремля, доверия ему в глазах Запада. Так или иначе, подобным образом "брак по расчету" (см. предыдущий пост) не предлагают.

Написал про приросшую вторую натуру мелкотравчатого изолгавшегося режима, но, видно, дело не только в этом. Кремлю, скорее всего, самому до конца неясно, зачем его воинство в Сирии, в чем его стратегия в этом конфликте. И промах с политико-пропагандистским обеспечением участия в нем только отражает это незнание. А потому не слишком ждите хорошего конца этой истории.





США-Россия: не брак по расчету, а one night stand

По мере того, как опускается "пыль", поднятая российской "прогулкой" в Сирию, похоже, начинает вырисовываться новая модель взаимоотношений между США и Россией. 

Навязываемый постоянно Кремлем долгосрочный "брак по расчету" Вашингтон не сможет принять просто по тому, что для этого нет никакой рациональной причины. С одной стороны, Россия - по всем основным параметрам, определяющим рэнкинг государств, - бледная копия СССР и потому "не чета" США, с другой, - именно поэтому Кремль отдает предпочтение игре на дестабилизацию, в которой он рассчитывает компенсировать свои "плохие карты". Между тем, именно стремление США и СССР к общей стратегической стабилизации как раз и стало тем оселком, на котором оказалось возможным выстраивание советского-американского взаимодействия под брэндом "детанта". Может показаться, что уломав США на "брак", Кремль успокоиться, однако, при любом намечающемся конфликте интересов, Кремль теперь решительно настроен "бить посуду". Такая перспектива никак не сможет увлечь Вашингтон на что-нибудь по-настоящему долгоиграющее в отношениях с Россией.

Но Соединенные Штаты - страна прагматиков, тем и сильны. Шок, который там был испытан благодаря резкому и бурному отказу Кремля от постсоветской модели действий, постепенно проходит. Бледная копия или не бледная, но разнузданный Кремль, по-прежнему располагающий тысячами ядерных боеголовок, реально заявил о себе как о факторе, с которым теперь придется считаться, а не ограничиваться простым похлопыванием по плечу, как это было в славные времена Билла и Бориса. Как бы ни хотелось нашим оппозиционерам, Вашингтон не может позволить себе впасть в морализаторство, исключающее трезвую оценку ситуации и обрекающее на паралич. В тех случаях, где без этого не обойтись, Америка не станет отказываться от взаимодействия с Кремлем для разрешения головоломных международных проблем. Но, совершенно очевидно, Вашингтон постарается выстраивать это взаимодействие таким образом, чтобы не придавать легитимности попыткам Кремля вернуть себе тот статус, который им был утрачен с распадом СССР. Короче, не брак по расчету эпохи разрядки, а такой вот "случайный секс на ночку" (one night stand).

Иными словами, никакого международного "крестового похода" против Кремля, хотя бы и в локальном масштабе, которого, может быть, желали бы на Банковской и Болотной,  ждать не приходится. Жизнь продолжается. У них, не у нас. У нас будет долгое и мерзкое (см. поэтику Калягина и фэсбэшное нахмуривание) ожидание осени, а затем и зимы. Плохо в этом то, что на мысли о весне не хватает уже никаких сил. По крайней мере сейчас не чувствуется, что они у кого-то есть.

суббота, 17 октября 2015 г.

Еще раз о политических прогнозах

С исторической дистанции эпохальные повороты кажутся настолько естественными и легко предсказуемыми. Однако...

Однако живущим в то время все видится несколько по-другому. И это замечание относится в полной мере и к периоду перестройки, завершившемуся распадом Советского Союза. Чтобы наглядно показать, насколько это было так, напомню следующее: 19 августа 1991 г. подавляющее большинство членов относительного небольшого профессионального коммюнити политических аналитиков в Москве встретило, находясь в рядах КПСС (где они, как правило, находились в силу существовавшего порядка вещей). Иными словами, несмотря на то, что они могли думать, говорить и писать в то время, в казино личной судьбы они предпочитали делать весьма консервативные ставки.

Отсюда не готов бросить камень в западных аналитиков, "проспавших", "проморгавших" наступление перестройки и в предчувствии бурно раскручивающихся перемен шедших в арьергарде. 

Лилия Шевцова в своем очередном комментарии в американском издании The American Interest (неполный перевод на русский можно прочитать здесь, оригинал - здесь) оказывается настроенной не столь благодушно и всепрощенчески в отношении западных коллег той поры:

"Шок и замешательство стали лейтмотивом реакции Запада на действия Владимира Путина в Сирии. И это уже не первый раз, когда Запад оказывается в замешательстве. Западный политический анализ России в последние два десятилетия представляет собой кавалькаду несбывшихся прогнозов и неудачных попыток анализа. Наиболее позорной ошибкой было то, что Запад не сумел предвидеть развала СССР; западные лидеры даже пытались помешать этому развалу... В 90-е западные транзитологи заявили, что российская система будет двигаться в определенном направлении, но вскоре обнаружилось, что двигается она в прямо противоположном".

После столь сурового "отлупа" вы не поверите, что Лилия Шевцова пишет буквально немногими строками ниже:

"Невозможно предсказать, сколько продлится агония системы в этот раз. Пять, десять, двадцать лет – кто знает. Точно так же никто не знает, каким будет ее конец. Но конец ей должен прийти".

Собственно, в точности такой же позиции придерживалась, наверное, вся американская советология в отношении коммунистического режима в СССР, хотя и не почувствовала в перестройке, что "музыка перестала играть" (так характеризовал в одном фильме персонаж Джереми Айренса начало финансового краха). Между тем, падение нынешнего кремлевского режима предопределено с еще большей неизбежностью, чем падение советского режима. Но наш российский аналитик, понятно, проявляет благоразумную осторожность в прогнозах. Близость к эпохальным событиям, опыт и знания отнюдь не облегчают задачу прогнозов.


четверг, 15 октября 2015 г.

Где "поколение вопреки"?

Начну с банальности: как новое поколение отличается от нас. И, пожалуй, продолжу такой же банальностью: мы были умнее, красивее, здоровее и т.д. и т.п., чем эти молодые "незнакомцы", которые приходят вместо нас. Короче, богатыри - не вы.

Насколько сильно поменялось время, а вместе с ним молодежь, в очередной раз ощутил, когда узнал, что в такой в мои времена классический "мальчиковый" ВУЗ как МГИМО, сегодня мальчики не идут - и он превратился в типичный "девчачий рай", какими были ниъяз, пед, историко-архивный.

Анекдотичные перемены, скажите вы - и будете правы, особенно если познакомитесь с выводами исследования учащихся столичных гуманитарных ВУЗов - МГУ, ВШЭ, МГИМО. Заведующая лабораторией политических исследований НИУ ВШЭ Валерия Касамара в беседе с gazeta.ru позволяет заглянуть в поколенческую бездну:

"Все наши предыдущие исследования демонстрировали тотальный уровень незнания истории, особенно отечественной истории XX века. В голове большинства опрошенных студентов она фиксируется двумя событиями: война 1941–1945 годов и полет Гагарина в космос в 1961-м. Как начинаешь спрашивать про все остальное, туман в головах ужасный. Они по большому счету даже не знают, кто из лидеров страны за кем шел. В головах только самые примитивные ассоциации: Хрущев — это кукуруза и где-то там ботинком стучал, Брежнев — брови, анекдоты про застой. С Горбачевым вообще полная беда... Один студент нам рассказывал, что его родители, будучи студентами, плакали, когда Горбачев умер (долгих лет ему жизни)".  


И это речь идет о студентах лучших (хорошо, одних из лучших) гуманитарных ВУЗов Москвы...

Видимо, не вспомнил бы про "богатырей", если бы не меланхоличный комментарий журналистки:

"Грустно это слышать. Хотя я вспоминаю начало 1990-х, когда вдруг ниоткуда, буквально из пустоты, вдруг появились яркие люди — и заговорили, и повели за собой. Нашлись же они в поколении советских теней... Уверена, найдутся и в этом".

Пожалуй, ничто лучше не позволяет ощутить случившуюся катастрофу, чем именно это вполне невинное замечание. Мое поколение, пришедшее после после поколения победителей и шестидесятников было ничем внешне примечательным, можно сказать, даже каким-то смазанным, "несфокусированным". 

Подлинную историю страны большинство не знало, да и неоткуда им было ее узнать. Интернета, понятно, не было, интересные книги и журналы хранились в спецхранах, информационной альтернативой для большинства являлись "Голос Америки" и "Свобода" со всей присущей им спецификой эпохи "холодной войны". 

Процветал конформизм периода застоя - периода ослабленного информационно-пропагандистского давления со стороны дряхлеющей авторитарной власти. Пропаганды было через край, но в формах, вызывавших всеобщий смех. И эта реализованная возможность смеха создавала столь ценившуюся западными визитерами субкультуру задушевных бесед на кухне, порождало не слишком афишируемый интерес к "истинному" знанию. Подрастало поколение, нормой существования которого стала "жизнь вопреки". 

Мы превратились в "поколение вопреки". Обретение настроя "вопреки" оказалось нашей, если угодно, исторической миссией. Если бы не это "вопреки", то будущим "реформаторам в себе" не на кого было бы опереться, чтобы развернуть перестройку, да, собственно, они бы даже не смогли и в потаенных мыслях представить хотя бы даже еще более размытые контуры перестроечного проекта. Наличие "поколения вопреки" позволяло серьезно задуматься о вещах, в лучшем случае почитаемых в не самом далеком прошлом крамольными, да и просто преступными.

"Яркие люди" в 90-х появились не "ниоткуда", а из перестроечной атмосферы 80-х. И непонимание этого свидетельствует о беспамятстве не только нынешней молодежи, но и их более старших товарищах, представленных gazeta.ru. А люди перестройки смогли обрести собственный голос в авторитарно-вегетарианских 60-х-70-х годах.

Здесь именно важно естественное становление собственного, хотя бы и слабого "голоса вопреки". Сравните со следующим обменом мнений в цитируемой беседе:

"- Интересно, а если по каким-то причинам сменится государственная риторика и начнут говорить, что рынок и перестройка не так уж и плохо, что американцы, как в последнем своем интервью сказал Путин, креативные и творческие люди, что Россия — это Европа и так далее, как быстро изменится общественное мнение, скажем, ваших студентов?

- При массированной пропаганде года, думаю, хватит".

Может быть и так. Но с авторитарным прошлым разрыва не будет. Пока вновь не вырастит новое "поколение вопреки".

P.S. Как нередко бывает, то, что тебе кажется само собой разумеющимся, ты опускаешь. Но не все, само собой разумеющееся для тебя, может быть таковым для других. Все, что написано выше, ни в коем случае не должно трактоваться, как в малейшей степени "героизация" "поколения вопреки". Именно его форсированная "деидеологизация", вплоть до отказа от каких-либо идеалов, кроме сугубо эгоцентричных, во многом способствовало становлению того чудовищно нелепого режима, который мы сейчас имеем.

среда, 14 октября 2015 г.

У кого нет миллиарда, могут идти..? Credit Suisse не согласен

Согласно данным доклада Global Wealth 2105, подготовленным аналитиками Credit Suisse, если у вас есть такая "мелочь" вроде 50 млн. долл. в виде активов, то вы уже элита - вы часть малочисленной группы из 123 800 человек в мире - или 0,00168% всего населения Земли. 

И вот как эти 123 800 человек распределяются по странам, точнее по первой 20-ке:


Россия - в середнячках. Повод для беспокойства, для патриотического возбуждения.

вторник, 13 октября 2015 г.

Две важные идеи нового лауреата Нобелевской премии по экономике

Наша постсоветская публика, с одной стороны, обрабатывается кремлевской пропагандой, с другой, - застыла в интеллектуально позавчерашнем. В итоге она никак не может постичь две достаточно ясные идеи, которые профессор Ангус Дитон, новый лауреат Нобелевской премии по экономике, формулирует следующим образом:

1.  "Существует опасность, что стремительный рост наиболее крупных доходов может стать самовоспроизводящейся тенденцией в результате того влияния, которое деньги могут оказать на процесс принятия политических решения. Правила устанавливаются не в общественных интересах, а в интересах богатых, которые используют эти правила, чтобы стать еще богаче и еще более влиятельными". 

2. "Беспокойство об этих последствиях крайнего неравенства не имеет ничего общего с завистью по отношению к богатым, но проистекает из опасения, что быстро растущие крупные доходы представляют собой угрозу для благополучия всех".

Представьте, как принятие этих двух идей, изменило бы нынешний стандартный доминантный нарратив, скажем, "Ведомостей", "Сноба", могло сказаться на содержание политических программ ПАРНАСа и Навального...

воскресенье, 11 октября 2015 г.

Об американской жизни - графиками

Важный элемент "американской мечты" - это владение собственным домом. Наиболее ощутимо архитектуру "американской мечты" воспроизводит кинематограф. Ну, и, конечно, без мобильности трудно себе представить американскую жизню. Поэтому сегодня - три графика из сферы недвижимости, киноиндустрии и авиаперевозок.



На этом графике показано две тенденции, явно прослеживаемые с 1999 г. - новые жилые дома (индивидуальные) становятся больше (зеленая кривая), а участки при них - меньше (синяя кривая). Сейчас средняя площадь нового дома - 2 500 кв. футов (232 кв. м), то есть на 500 кв. футов (46,5 кв. м) больше, чем 15 лет назад . Рост почти на 25%. В то же время средний размер придомового участка сейчас - 8 600 ка. футов (799 кв. м) - на 1 000 кв. футов (93 кв. м) меньше по сравнению с 1999 г., то есть уменьшение почти на 12%.

Теперь о кино.




На этом графике показано, как возраст актеров влияет на получение ими ролей. Пика женщины в среднем достигают в 30 лет и до этого момента опережают мужчин по количеству полученных ролей. После этого начинается спад - женщинам все сложнее достаются новые роли. По нарастающей процесс получения новых ролей у мужчин идет до 46 лет, а затем - тоже "вниз по горочке". 

Сколько стоят сегодня авиаперелеты в США? На представленном ниже графике - изменение средней стоимости авиабилетов из пяти наиболее загруженных аэропортов (в Атланте, Лос-Анджелесе, Чикаго, Далласе и Нью-Йорке).


Средняя цена авиабилетов с 1995 г., как видно по графику, в целом сокращалась и усреднялась для всех пяти аэропортов в меньшем диапазоне.

пятница, 9 октября 2015 г.

Янис Варуфакис о "плане Б" для Европы



На днях Янис Варуфакис, будучи в Германии, участвовал  в "круглом столе" европейских интеллектуалов, на котором изложил свое видение "плана Б" для Европы. Запись этого очень интересного, захватывающего обсуждения можно посмотреть здесь.

В своем выступлении Варуфакис мимоходом упомянул, что только что был в Москве и что гордиться тем, что показ его выступления по Russia Today был прерван, как только он начал критиковать Путина.

Что за чертовщина, подумалось мне, Янис Варуфакис, якобы, был в Москве и наши СМИ, официальные и "оппозицционные" ничего об этом визите не упомянули, "Эхо" не пригласило к себе на Новый Арбат, а теле-"дождь" не соблазнилось побеседовать с таким хипстерским бывшим министром финансов..? 

Пришлось полезть в интернет, и вот что обнаружил. Янис Варуфакис, конечно, не фантазировал и действительно посетил Москву. А о теле-"дожде" я напрасно подумал плохо - они соблазнились и встретились с Варуфакисом (здесь). Но профильная газета "Ведомости" визит промолчала, а другая профильная газета "Коммерсант" посвятила Янису вот такой характерный пассаж:

"Пожалуй, ни одна биеннале за всю историю не вызывала так мало интереса у внешнего мира и столь горячие споры в профессиональном сообществе. Мероприятие, прошедшее под заголовком "Как жить вместе?", собрало около полусотни участников под куполом Центрального павильона ВДНХ, породило примерно столько же видеороликов на официальном канале в YouTube и закончилось на высокой ноте — выступлением бывшего министра финансов Греции Яниса Варуфакиса. Господин Варуфакис предсказуемо громил глобальный капитализм и выглядел не государственным мужем, а американским левым университетского толка (кем собственно он и является на самом деле). Его выступление на закрытии биеннале вызвало наибольший приток публики. Посещаемость лекции Яниса Варуфакиса сравнима только с давкой в ВИП-зоне прощальной вечеринки биеннале...!


Мне кажется если бы Варуфакис стал бы рассказывать, скажем, об устройстве своего байка (он заядлый байкер) или о фауне Австралии (его первая жена австралийка), то потом все равно у нас написали бы, что он, как всегда, "громил глобальный капитализм". Это свидетельство либо полного незнания английского языка, которым сам Янис Варуфакис владеет в совершенстве, либо свидетельство успешного выскабливания черепной коробки нашего "образованного класса".

Чем интересны взгляды Варуфакиса, так это тем, что они, само собой, проникнуты демократически пафосом, фундаментально рыночны и, если хотите, "капиталистически ориентированы", но при этом в современном европейском и глобальном политическом контексте - крайне радикальны. И это хотя, что Варуфакис числит в своих союзниках таких видных неолибералов как Лоуренс Саммерс, бывшего министра финансов при Клинтоне и главного экономического советника при Обаме. Альтернатива, которую формулирует Варуфакис, вовсе не традиционно "левая", даже совсем не "левая", хотя она объединяет ряд "левых" (хотя и, замечу попутно, настроенных антипутински) европейских интеллектуалов, подобных тем, кто вместе с ним пытался на "круглом столе" найти путь для обновления Европы. 

Короче, запись обсуждения на "круглом столе" надо смотреть. 

В Гадюкино опять идет снег

Представьте...

Режим Асада пал, ИГИЛ разгромлен, древности Пальмиры восстановлены...

Украинские пограничники вернули контроль над российско-украинской границей, Савченко вышла замуж и родила девочку...

Основной вклад в рост российского ВВП вносит технологический сектор, пенсионные фонды лоснятся деньжищами, телеканал "Дождь" получил третью кнопку...

О ВВП напоминают только его линялые изображения на линялых майках огородников...

... А в Гадюкино по-прежнему будет падать мокрый снег в начале октября...


четверг, 8 октября 2015 г.

Бывший глава ФРС Бен Бернанке о республиканской партии

В своих недавно вышедших мемуарах The Courage To Act бывший глава Федеральной резервной системы (ФРС) Бен Бернанке использовал известную формулу Рональда Рейгана, которая, однако, касалась взаимоотношений последнего с демократической партией:

"[Я] потерял терпение из-за постоянной подверженности республиканцев незнайству со стороны крйне правых. Не я оставил республиканскую партию. Я почувствовал, что это партия покинула меня".

Бен Бернанке, занимавший восемь лет пост председателя ФРС при двух американских президентах, с бородкой, неторопливыми, основательными манерами, мог бы быть олицетворением ответственного республиканизма. Но не сложилось. И то почему не сложилось никак не могут понять многие противники путинского режима у нас и в Украине, водящие, как это принято говорить в наших палестинах, хороводы с республиканцами. 


Республиканская партия переживает сейчас катастрофический кризис, нагляднее всего проявляющийся даже не в оценках таких людей, как Бернанке, а в том, что лидерами президентской гонки от республиканцев сейчас являются персонажи вроде Дональда Трампа и Бена Карсона - в реальности олицетворяющие то незнайство, которым ужасался Бен Бернанке и о котором блаженно не ведают оппозиционные деятели в Москве и Киеве. Вот уж воистину - республиканская партия, ты одурела...




Для чего создаются пенсионные системы?

Прежде, чем ответить на этот вопрос, нам придется ответить на другой: чем должен заниматься Центральный банк?

Оказывается, Центральный банк может заниматься и разработкой пенсионной системы. Во всяком случае этим стал заниматься наш Центральный банк совместно с консультантами Всемирного банка.

Вот как выглядят задачи этих усилий в изложении газеты "Ведомости":

"Мы пытаемся сформулировать какую-то альтернативу, которая была бы менее затратна для бюджета, но не менее эффективна с точки зрения объема привлекаемых от населения средств для последующего увеличения коэффициента замещения", - подчеркнул Швецов (первый зампред ЦБ Сергей Швецов).

Комментируя решение о заморозке пенсионных накоплений на 2016 г., Швецов сказал, что ему "жаль, что основной долгосрочный ресурс оказался замороженным еще на один год". "Учитывая, что это третий раз подряд, то я думаю, что вероятность, что это решение не будет перманентным, резко снизилось. Надо думать о том, как перестраивать систему исходя из реалий, которые сегодня есть", заметил он...

В недавнем интервью председатель ЦБ Эльвира Набиуллина также выступила за развитие накопительной пенсионной системы. "Накопительная пенсионная система — это важнейший институт, который обеспечивает дополнительные пенсионные права для граждан и одновременно служит источником длинных денег в экономике. Второе приобретает особую важность в условиях закрытости внешних рынков. Этот институт надо развивать", - заявила она".

Иными словами, пенсионная система, подразумевают реформаторы из нашего Центробанка, - это всего лишь и прежде всего инструмент решения текущих бюджетных пробле, возникающих при нынешней структуре кремлевских политических и бюджетных приоритетов. А вы, наверное, наивно подумали, что пенсии нужны, чтобы старики от голода не умирали? Но что другое в принципе можно ожидать от Центробанка? Это как в древнем советском анекдоте про рабочего, который как ни пытался собрать швейную машинку, у него все пулемет получался.




суббота, 3 октября 2015 г.

Миф о нейтральности свободного рынка

Посмотрите это короткое трехминутное видео, подготовленное бывшим министром труда в администрации Клинтона, а ныне профессором Университета Калифорнии в Беркли Робертом Райхом. В нем дается непривычный для многих взгляд на свободный рынок и истоки растущего экономического неравенства.

К сожалению, чтобы познакомиться с конструктивной частью анализа Райха, одного видео будет недостаточно - для этого надо приобрести только на днях вышедшую книгу Роберта Райха  "Saving Capitalism: For the Many, Not the Few" (видео ее анонсирует).


Очень несерьезный человек Андрей Илларионов

Колумнист New York Times и лауреат Нобелевской премии по экономике Поль Кругмэн давно популяризирует мем "Очень Серьезные Люди" (ОСЛ). К ним он относит представителей истеблишмента, которые с ооочень серьезным видом раз за разом выступают, как правило, с апокалиптическими экономическими прогнозами, которые не оправдываются. Но это, тем не менее, не мешает им сохранять репутацию ооочень серьезных людей, к мнению которых надо не только прислушиваться, но и сожалеть, что не прислушались в прошлый раз. 

Почему ОСЛ не утрачивают доверия объясняется просто - они отражают интересы довольно влиятельной правящей группы и пытаются апокалиптическими прогнозами двинуть экономическую политику в выгодном для нее направлении. Суть дела не в их прогнозах, правильных или тотально неверных, - они всего лишь подсобный инструмент, а в том политическом векторе, который стоит за этими прогнозами и в пользу которого ОСЛ аргументируют, не щадя сил и не считаясь с реальностью.

Таким типичным представителем категории ОСЛ в нашей стране нередко был Евгений Примаков, который, однако, под конец жизни на фоне безумств нынешнего кремлевского режима превратился в трезвого и почти либерального оракула.

По издавней российской привычке у нас все не так, как в "нормальном" мире. Если существование  "Очень Серьезных Людей" - неизбежный компонент политического ландшафта, то появление феномена "Очень НеСерьезных Людей" - это нечто такое родное, нашенское. Это антистеблишментские фигуры - а потому в отношении них приходится употреблять слово "несерьезные", - которые упорствуют в неверных прогнозах, что ничуть не роняет их репутацию в глазах их сторонников. 

Очень несерьезный человек Андрей Илларионов после Минска-2 все пророчествовал, что новая волна российской агрессии совсем рядом, "за углом". Хотя не так уж сложно было понять, что сам факт "второго Минска" свидетельствовал о попытках Кремля найти отличное от крупномасштабной войны решение украинского кризиса. В одном из интервью с Илларионовым у него поинтересовались, как быть с его так - к счастью, - не состоявшихся в жизни прогнозах. Его ответ должны взять на вооружение все, кто так или иначе подвизается на ниве прогнозов, но кто не хочет, чтобы его поймали за руку, если они не сбываются: иногда, мол, надо вслух и громко говорить о наихудшем варианте, чтобы он не состоялся.

Сейчас Андрей Иллиарионов оседлал другого конька: чтобы не делала администрация Обамы - он везде видит "мюнхенский" сговор. 16 июля в своем блоге Илларионов делился с фолловерами:

"Итак, сделка между Путиным и Обамой, об опасности которой хозяин этого блога регулярно предупреждал последние 16 месяцев, о признаках которой сообщил еще 20 мая, для предотвращения которой призывал Украину отказаться от Минска-2 и протестовать против «сочинско-мюнхенского» формата группы «Нуланд-Карасин», заключена.

Суть сделки заключается в обмене Украины на Иран и Сирию, т.е. в размене путинской поддержки Обамы в переговорах с Ираном и в Сирии на обамовскую поддержку Путина в Украине. Сделка заключена без участия Украины и за счет Украины".

Казалось бы начавшиеся уже в конце сентября российские бомбардировки в Сирии поставили администрацию Обамы в сложное положение, особенно на фоне раскручивающейся президентской избирательной гонки-2016, но нет, вот что пишет Илларионов:

"И, конечно, главное событие вчерашнего дня – официально начатые бомбардировки российской авиацией территории Сирии – являются ничем иным, как прямым результатом договоренностей Путина и Обамы. Без одобрения Обамы российские военные действия в Сирии или были бы невозможны, или же были бы односторонними. Сейчас же они получили официальное прикрытие со стороны администрации США. Неслучайно, что уже после начала российских бомбардировок госсекретарь США Керри их официально оправдал и поддержал..

Отражением совершенно нового – нежного – характера отношений между представителями двух администраций после начала российских бомбардировок Сирии стал тот факт, что в ходе вчерашнего пресс-брифинга Керри трижды ласково назвал Лаврова по имени..."

Кругом сплошной "мюнхен":

"Cвоими выступлениями и комментариями Керри полностью снял вопросы о том, были ли достигнуты какие-либо договоренности на встрече Путина и Обамы – по Украине и Сирии, и какие именно...


Отражением совершенно нового – нежного – характера отношений между представителями двух администраций после начала российских бомбардировок Сирии стал тот факт, что в ходе вчерашнего пресс-брифинга Керри трижды ласково назвал Лаврова по имени".

Если вы еще находитесь под властью илларионовской логики, то рекомендую посмотреть выступление президента Обамы на вчерашней пресс-конференции. Именно посмотреть, ибо важны не только слова, но и та манера, с которой они произносятся. А потому привожу вот этот видеоролик. В нем большая часть посвящена именно Сирии (30:05 - 1:03:49), но если спешите, то рекомендую хотя бы вот этот часть с 56:58 по 1:03:49, где Обама отвечает на вопрос журналистки, что Путин "переиграл" США, - сколько же ядовитой иронии в оценках Обамы:



О каком "мюнхене" здесь в принципе может здесь идти речь... Но беда с Илларионовым в том, что если бы он со своим блогом вдруг волшебным образом оказался в октябре 1962 г., то, не сомневайтесь, от рапортовал бы о "позорной мюнхенской сделке Кеннеди с Хрущевым за спиной кубинского народа и без его участия".

Вся эта паранойя с "мюнхеном" особенно забавна, учитывая биографию самого Андрея Илларионова - он прослужил в Кремле экономическим советником Путина пять лет, но при этом даже сейчас, не краснея, утверждает, что ему нечего этого стыдиться, ибо тогда Путин был "реформатором".

...Да, в конце поста отмечу не столь уж существенное, но "технологически" примечательное. Не любит Илларионов Обаму. Ну, что ж, Обама - неидеален, да уж точно не червонец, чтобы его любили. Но в борьбе с Обамой Илларионов характерно обращается к колумнисту Washington Post Чарльзу Краутхаммеру, перевод комментария которого приводит в блоге. Для российского читателя, незнакомого с американской политической кухней, - это просто еще один американский, по всей видимости, влиятельный журналист. Но про Андрея Илларионова, который немало времени проводит в вашингтонском Cato Institute, того же сказать нельзя. И он должен был бы прекрасно понимать, что приводить оценки действий администрации Обамы в версии Краутхаммера - это будет примерно тоже самое, что ссылаться на мнение Нины Андреевой при анализе горбачевской перестройки (и это при том, конечно, что между личностями этого американского обозревателя и "неспособной поступиться принципами" нет ничего общего).


четверг, 1 октября 2015 г.

Совет Обаме от Наполеона по Сирии

Наполеон в свое время мудро заключил:

"Если противник делает ошибку, не следует ему мешать".

Раскулачивание миллиардеров не снизит неравенство, но...

Взгляните на "индекс Робин Гуда", который показывает, насколько сможет обогатиться житель той или иной страны, если раскулачить, а точнее поровну разделить состояние самого богатого человека этой страны между всеми ее гражданами:




Колумнист Bloomberg'а Барри Ритхолтц пошел несколько дальше в своих расчетах в отношении США: а что если до кучи поделить между американцами состояние еще нескольких миллиардеров - Баффета (60 млрд. долл.), братев Кохов (98,7 млрд. долл.), Безоса (48,9 млрд. долл.), Цукерберга (41,8 млрд. долл.), Эллисона (40,8 млрд. долл.), Пейджа (35,2 млрд. долл.) и Брина (34,3 млрд. долл.)?

Если при раскулачивании одного только Билла Гейтса каждому американцу досталось бы по 1736 долл., то после расширенной программы раскулачивания эта сумма увеличилась бы до приблизительно 10 000 долл. Она возросла бы до 20 000 долл., если были бы раскулачены еще 20 с небольшим миллиардеров.

Очевидный вывод, который делает Барри Ритхолтц - что хотя, конечно, неплохо получить 20 000 долл., но в долгосрочном плане это, само собой, не решит проблемы бедных.

Идея раскулачивания миллиардеров - абсолютно бессмысленна со всех точек зрения (что неоднократно подтверждалось в истории), да и ее представленный в расчетах Ритхолтца практический итог - заранее самоочевиден. Собственно, никто, помимо уж самых крайних и малочисленных радикалов, и не выступает за такие конфискационные действия.

Более популярна другая идея - повышение максимальной налоговой ставки на богатых. Один из бывших экономических советников Обамы, а ныне один из топ-менеджеров Citigroup Питер Орцаг совместно с двумя экономистами подсчитал и сообщил в том же комментаторском разделе Bloomberg'а, каков будет результат, если эта ставка с нынешних 39,6% будет увеличена до 50%. Те американцы, которые находятся в топовой по доходам 5-процентной группе, должны будут платить больше на 6,5 тыс. долл. в год в виде налогов, представители элитарной 0,1-процентной группы выложат налоговому ведомству больше на 569 тыс. долл. Но, однако, уровень неравенства в США после выплат всех налогов уменьшится в параметрах коэффициента Джини (1 - максимальное неравенство, 0 - его отсутствие) всего лишь с 0,574 до 0,571. Орцаг заключает, что хотя может быть повышение максимальной налоговой ставки и целесообразно по другим причинам, но борьба с неравенством - не в их числе. Думается - хотя у меня и нет своих расчетов, - но даже повышение налоговой ставки до 90% (она, кстати, была такой в США в начале 50-х гг.), коэффициент Джини для США также был бы не слишком трансформирован.

Оба столь разных варианта уменьшения экономического неравенства объединяет подспудный "шариковский" подход к нему и рецептам от него. Как будто, проблема экономического неравенства состоит в том, что надо обязательно богатых сделать бедными, а отнятое у них - отдать неимущим. Понятно, почему так мог думать Михаил Булгаков и почему так с увлечением начавшие в конце XX века делать деньги россияне с ним соглашались. Чуть менее понятно, это в случае с американцами, не прошедшими через наши испытания в том самом ХХ веке (кстати, показательно, что явление, называемое у нас шариковщиной, у них зовется робингудовщиной). Между тем, сверхзадачей по крайней мере на теоретическом уровне даже у большевиков было вовсе не изъятие богатства у тех, у кого оно было, а создание такой системы, при которой плодами экономической деятельности общества могли бы пользоваться все члены общества по мере надобности ("от каждого - по способностям, каждому - вначале по труду, а потом - по потребностям").

И это большевики... А уж что говорить про таких крупных и глубоко рыночных по своим взглядам современных западных экономистов как Эткинсон, Стиглиц, Кругмэн, Пикетти, много анализирующих проблемы экономического неравенства...

...Идиотский "индекс Робин Гуда" призван наглядно продемонстрировать весь идиотизм идеи раскулачивания миллиардеров. Но все же в нем есть одно "но", которое также кажется настолько самоочевидным, что его пропускают: беднякам, конечно, ощутимой пользы раскулачивание не принесет, но в результате него практические влияние на общество конкретного раскулаченного миллиардера будет низведено до того, какое имеет, скажем, подавальщик в "макдональдсе" или адъюнкт в американском университете. Проделав такой мысленный эксперимент с раскулачиванием мы отчетливее видим, что дело не в количестве миллиардов, вилл, яхт и т.п., а в тех вытекающих из всего этого возможностях влиять на установление "правил игры"  в обществе в направлении, отвечающих интересам владельцев миллиардов и т.п. 

И далее все зависит от того, как вы готовы относиться к этому достаточно элементарному факту (показательно, что в таком декларативно эгалитарном обществе как американское до сих пор отрицается, что, условно говоря, "однопроцентники" рулят миром - только недавно американские социологи стали проводить исследования, подтвержающие, что, к примеру, конгресс в большей мере прислушивается к тому, что беспокоит именно людей состоятельных). Вам все равно, или вы считаете, что так и должно быть, потому, что это в природе вещей, или вы задумываетесь о том, возможно ли, не прибегая к раскулачиванию, найти пути ограничения влияния "однопроцентников" причем полностью в соответствии с идеей демократии. Или, как сформулировали авторы концепции "общественного капитализма" (civic capitalism) Колин Хэй и Энтони Пейн, вместо капитализма, который управляет демократией, нужна демократия, которая регулирует капитализм (или, как иначе еще они сформулировали: "спроси не что ты можешь сделать для капитализма, но что капитализм может сделать для тебя").