It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

среда, 30 декабря 2015 г.

Имитация фашизма

Приехали. Не где-нибудь, а в США ведущего претендента от республиканской партии на президентский пост стали характеризовать как фашиста. 

Но размягчение мозгов, поразившее Россию, все же не типично для США. Я не о том, что многие американцы оказались увлечены трамповской риторикой. Я о том, что впорхнувшая в предвыборный дискурс идея о "фашизме Трампа" сразу была подвергнута экспертизе не фейсбучных мастеров-на-все-руки, а ученых, которые занимаются изучением фашизма профессионально. На сайте vox.com, сотрудник которого побеседовал с несколькими такими специалистами, был поставлен диагноз - Дональд Трамп все же пока не фашист, поскольку в конечном счете не отрицает демократический процесс и в отличие от фашизма, отвергающего индивидуализм, Трамп - яркое воплощение сверхиндивидуализма. Трамп, как полагают эти специалисты, - представитель "правого популизма", получившего большое распространение в западных странах в последнее время, а потому более опасного, чем классический фашизм, редко встречающийся сейчас в "чистом" виде (к последнему специалисты готовы отнести греческую "золотую зарю")

Но что такое фашизм? Надо сказать, что, как обычно, сложный социально-политико-психологический феномен вроде фашизма не поддается однозначной трактовке. Исследователи предлагают различные дефиниции. Вот, к примеру, такое, данное в книге профессора Колумбийского университета Роберта Пэкстона "Анатомия фашизма" (оно длинное и несколько сложное для восприятия):

"Фашизм может быть определен как форма политического поведения, отмеченная навязчивым проявлением озабоченности в связи с общественным упадком, ощущением унижения или превращением в жертву, а также существованием компенсаторных культов единства, энергии и чистоты, в рамках которых массовые партии убежденных националистических активистов, поддерживающих непростое, но действенное сотрудничество с традиционными элитами, отказываются от демократических свобод и преследуют с помощью искупительного насилия и без этических или правовых ограничений цели внутреннего очищения и внешней экспансии".

Если придерживаться этой формулировки, то идеология "крымнашизма" - это идеология фашистская. Но... Как следует из формулировки, фашистская идеология возникает как своего рода протест на действия элит, по своей природе, подчеркивают американские исслеодватели, она - революционный проект. Между тем, "крымнашизм" - это искусственный фашизоидный гомункулус из пробирок кремлевских политтехнологов, предназначенный как раз для упреждения революций. Весьма показательно, что раскручивая и изо всех сил пропагандируя "крымнашизм", режим с заметным подозрением приглядывался к его искренним несистемным сторонникам. Интересно, знала ли история фашизма подобные примеры противоречивых имитационных конструкций?

Зарубежные экономисты поставили оценки команде Путина

Агентство Bloomberg 19-21 декабря опросило небольшую группу экономистов - 22 человека - и попросило их выставить оценки самому президенту, его премьеру, правительству, министру финансов и ЦБ.

Вот как распределились оценки:


Лучше всего была оценена работа ЦБ и министра финансов Силуанова. Остальные, пожалуй, оценены как середянички (президент получил больше всех "двойку" (F) - ее поставили 27% опрошенных). И это не такой плохой результат для команды, увлеченно (или тупо) "бомбившей Воронеж".

вторник, 29 декабря 2015 г.

О состоянии прессы (американской)

Мне нравится еженедельная передача Reliable Sources по каналу CNN. Это передача о самом интересном, актуальном в американских СМИ за последние 7 дней. Об американской политике и ее закулисье из Reliable Sources может узнать больше, чем из других воскресных передач CNN на политические темы типа State of the Union или Inside Politics.

Но последняя передача Reliable Sources, мягко говоря, разочаровала, когда ее ведущий Брайан Стелтер поставил на первое место в списке главных неудач американской журналистики неэтичное поведение ведущего новостей канала ABC Брайана Уилльямса, приписывавшего себе чуть больше геройства при освещении событий в "горячих точках". И это главное поражение американской журналистики в 2015?? Собственно, и все остальное отрицательное из американской журналистики было выбрано по хорошо знакомому у нас принципу "если кто-то кое-где у нас порой честно жить не хочет"... О системных бедах вроде погони за рейтингами, которая в результате превратила многие американские СМИ в агиткоманду Дональда Трампа (он делает рейтинги своими эскападами в духе жирика), было сказано вскользь и "без души". (На всякий случай, чтобы не выглядеть голословным в отношении Трампа приведу такую телестатистику: на трех главных каналах ABC, CBS и NBC в январе-ноябре Трампу было посвящено 234 минуты, его нынешнему ближайшему конкуренту Теду Крузу - 7, Джебу Бушу - 56, конкурентам-демократам Хилари Клинтон - 113 и Берни Сэндерсу - 10).

Одна из причин, почему меня столь увлекает передача Reliable Sources, состоит в шкурной и, пожалуй, сильно наивной попытке заглянуть в будущее уже прессы российской - каким оно хотелось, чтобы было, когда нашему авторитарному дурдому придет долгожданная амба.

Изнемогающие от пропагандисткой игры в одни ворота в наших прикремлевских СМИ, мы по неведению полагаем, что хуже этого быть ничего не может. Наверное, это все же так. Но из этого вовсе не следует, что благодать наступает от "псевдосбалансированности", которой отличаются американские СМИ (хотя и ее, как мы видим по приведенной телестатистике, не придерживаются фанатично, если это не работает на рейтинги). Комментировать какое-либо политическое событие могут пригласить политтехнолога республиканской партии и политтехнолога партии демократической - их ангажированная полемика способна только запутать избирателя. Но еще хуже, когда тот же "псевдосбалансированный" подход начинают применять в дискуссии по проблемам, по которым их быть в принципе не должно (Земля круглая или плоская - вот вам две точки зрения, решайте сами).

Американский экономист Дин Бейкер язвительно откомментировал такой подход следующим образом:

"В этих газетах (типа Washington Post) знают, как садиться и не слезать с людей, говорящих неправду. Вспомните, как они не слезали с Билла Клинтона, чтобы докопаться до подноготной его сексуальных отношений с Моникой Левински. День за днем они вытягивали из него и его сотрудников детали их взаимоотношений, находили несоответствия  в заявлениях Клинтона, все отрицавшего. Вот также газеты должны были бы не слезать с лидеров республиканской партии, проявляя ту же бдительность, но в отношении вопросов глобального потепления, каждый день рассказывая о спикере палаты представителей Поле Райане, продолжающего отрицать научные данные, которые признаются практически всеми экспертами в этой области. Газеты должны были бы говорить читателям, что этот человек - либо последний дурак, либо - самый настоящий лжец. Но ни одно средство массовой информации так никогда не поступает, потому что - ой нет, нельзя выглядеть пристрастными в отношении той или иной партии".

Даже невозможно будет представить, какие горы абсурда может породить более или менее искренняя попытка наших СМИ применить этот принцип "псевдосбалансированносит" в краю родных осин...






понедельник, 28 декабря 2015 г.

Новая гдляновщина

Фейсбучно-либеральному агитпропу, столь взведенному информацией о связях разных ОПГ с верхушкой страны, хотел бы напомнить, что "перестроечная революция" произошла, потому что наиболее образованная, интеллигентная часть общества зачитывались статьями Шмелева, Селюнина, Попова, Попковой, а не рассказами борцов с коррупцией Гдляна и Иванова.

Вы, к примеру, знаете, что Григорий Явлинский только что выпустил книгу "Периферийный авторитаризм" (с удовольствием сообщил бы об аналогичных книгах Касьянова и Навального, но не могу)? Ах, не знаете и вам неинтересно? Или вы думаете, что она написана политехнологами Володина?

Ну тогда не удивляйтесь, что дальнейшие события в России застигнут вас со спущенными штанами...

Главная проблема со Шлосбергом

На информационном сайте "Медузы" появилось очень интересное и первое после съезда "Яблока" интервью со Львом Шлоссбергом. В нем он формулирует, собственно, а почему он предлагал себя в качестве нового председателя партии:

"...(М)оя главная профессия — политический менеджер. Это именно то, в каком качестве я мог быть и еще могу быть полезен партии «Яблоко», и не только партии, но и обществу".

Не только Шлосберг, но многие в самой партии и вне ее, среди ее потенциального электората именно с этих позиций и подходили сочувственно и даже с большим энтузиазмом к идее его избрания.

Логика, насколько я могу понять, здесь была такая: Шлоссберг будет именно тем "яблочным" руководителем, который сможет "разрулить" существующие разногласия между "Яблоком" и другим крылом либеральной оппозиции, чтобы она на предстоящих думских выборах сумела выступить единой силой и провести, несмотря на противодействие власти и ее фальсификации, энное количество депутатов от оппозиции в новый состав Думы.

Если вы видите в этом задачу, которая может ставить озабоченная критическим состоянием страны часть общества, то, вполне возможно, избрание Шлосберга новым председателем партии "Яблока" может представляться целесообразным.

Но здесь не обходится без двух "но". Первое "но" обсуждалось и обсуждается очень активно: допустит ли власть, чтобы в Думу попали ее "экзистенциальные" противники. Шлосберг в этом своем интервью, а также многие сочувствующие ему уверены, что если оппозиция сумеет собрать миллионы голосов, то фальсификации, к которым должна будет прибегнуть власть, окажутся такого масштаба, что это просто делегитимизирует сами выборы. И в результате власть отступится и пропустит в Думу оппозиционных депутатов.

Можно довольно легко привести доводы против такого прогноза и в свою очередь получить контрдоводы и в результате увязнуть в совершенно бессмысленном споре. Потому, что главным явлется все же второе "но".

Оно связано с решением вопроса, а для чего именно так необходимо получить оппозиционную фракцию в Думе. Если в силу каких-то обстоятельств можно еще допустить, что власть сочтет за лучшее все же не преграждать дорогу в парламент не слишком большому числу оппозиционных депутатов, но чему она будет сопротивляться отчаянно и всеми средствами, так это это использованию парламентского пути для реальной смены власти. "Тихой революции" через выборы она никогда на данном этапе своего развития уже не допустит. А потому будет очень эффективна в фактической изоляции выбранных оппозиционных депутатов, вплоть до организации фальшивых дел о "госизмене" в отношении таких депутатов и их последующего ареста. Относительный успех легалисткого направления действий оппозиции, скорее всего, при том пресловутом 90-процентном уровне общественной поддержки нынешней власти, скорее всего, простимулирует власть перейти к более суровым и масштабным репрессиям.

Сказанное отнюдь не означает, что надо сложить руки, тем более реально функционирующим оппозиционным партиям, и не пытаться использовать возможности электорального процесса для того, чтобы громче заявить о своих идеях и подтолкнуть общество к выходу из "зомбооцепенения". Но если это так, то у оппозиции должны быть эти самые ИДЕИ, которые можно было бы предъявить обществу и которые могут быть им восприняты, должны быть оппозиционные "ИДЕОЛОГИ", способные их сформулировать (это творческое дело не делается табором, коллективно, но всегда конкретными личностями). 

Сейчас мы переживаем время не ОРГАНИЗАТОРОВ, но "ИДЕОЛОГОВ".

Напомню, что и русские революции начала прошлого века, и "перестроечная революция" 1980-х гг. не приняли бы того характера, который они имели, если бы не прошли интенсивную "идеологическую" фазу, если бы их "идеологи" не генерировали бы предварительно соответствующие "идеологии". Если бы российские болельщики украинской "революции Евромайдана" взяли бы за труд задуматься о причинах того, почему она засбоила, то легко обнаружили бы не только все обычные встречающиеся на пути любой радикальной смены системы препятствия, но то, что "революция Евромайдана" не проходила через "идеологическую" фазу, мобилизующее общество на поддержку перемен. "Революция Евромайдана" была успешной только в той части, в какой она смогла освоить, воспользоваться недостаточными для системных перемен "национально-идеологическими" завоеваниями. 

У прохождения через "идеологическую" фазу есть свои два серьезных практических измерения. Во-первых,  авторитарный режим всегда проигрывал конкурентную борьбу идей, а вслед за ней - и власть. Нынешний кремлевский режим сегодня может спать спокойно - альтернативной идеологии "крымнашизму" обществу не предложено. Важная оговорка: в общественном поле хотя и фигурируют достойные, систематически изложенные идеи, но вся машина фейсбучно-либерального агитпропа - главного инструмента противодействия медийно-идеологическому левиафану Кремля - по существу преимущественно работает на раскрутку Навального, у которого нет идеологии, но только контрпропаганда. У человека пришедшего к идеям борьбы с "шубохранилищами" от Явлинского через Белова-Поткина и не может быть никакой стройной идеологии - есть только жажда борьбы, острота которой не компенсирует общую идеологическую размытость. Кроме того, как показывает опыт Китая, чудовищная коррупция не мешает правящему там более, чем России, авторитарному режиму, с одной стороны, обеспечивать высокие темпы роста ВВП, а с другой, - завоевывать очки популярности у населения, "огнем и мечем" выжигая эту самую коррупцию, в том числе в самых высоких эшелонах власти, и тем самым работать на укрепление авторитаризма.

Во-вторых, что меня волнует больше всего и, похоже, не слишком заморачивает оппозиционную часть общества, во многом состоящую из молодого поколения, - у нее нет, я бы сказал, рефлекторно-инстинктивных опасений, что смена одного авторитарного режима может со временем обернуться приходом другого авторитарного режима, деятели которого были детьми только что происшедшей "революции". Этот процесс мы с угнетающей регулярностью наблюдаем на всем бывшем постсоветском пространстве, и в отличии от "дня сурка", мы не не видим серьезных, последовательных попыток поучиться на ошибках, извлечь уроки, чтобы, наконец, вырваться из этого замкнутого круга.

Если вдруг представить, что нынешний режим вдруг внезапно, вот, скажем, прямо завтра закончит свое существование по той или иной причине, то не то, что электорат в целом, но даже самая оппозиционно настроенная, образованная часть общества не будет знать, что делать со страной, куда и как ее вести. И не надо про "европейские ценности" и "демократические идеалы". Это пустые словеса (опять же оглянитесь на нашу ближайшую соседку Украину - сильно ли ей сейчас помогают изначальные прекраснодушные декларации?). Возьмем, к примеру, лежащий на поверхности вопрос, решать который надо будет незамедлительно, сразу после ухода нынешнего режима, - должна ли Россия оставаться страной с президентской формой правления или превратиться в парламентскую республику? И то и другое решение формально будет оставаться в рамках и "европейских ценностей" и "демократических идеалов", но выбор между этими двумя решениями и методы их реализации на самом деле могут определить то, удастся ли нам выскочить из замкнутого круга, или мы продолжим с энтузиазмом бег по нему. Ведутся ли споры по этому одному из базовых вопросов? Есть ли минимальное знание аргументов "за" и "против"? О наличии какого-то консенсусе хотя бы в самом первом приближении я и не говорю...

И, возвращаясь к Льву Шлосбергу, в какой степени он мог бы теоретически отвечать требованию момента и способствовать идейному насыщению оппозиционных усилий, выработке более ясного видения будущего страны?

В интервью "Медузе" Шлосбергу, порядочному, смелому, умному, харизматичному, с организаторской жилкой, блистательно удалось показать - даже трудно представить, как это можно было бы сделать как-то лучше, - что он не то, что не "ИДЕОЛОГ", но даже совсем, я бы утверждал бы, в катастрофической степени не "идеолог".

Вот, что мы читаем в этом интервью. Журналист интересуется у Шлосберга: "Вы думаете, Явлинский тогда устроил бы пересмотр итогов приватизации?" И получает абсолютно дисквалифицирующий ответ: "Безусловно".

Это совершенно удивительное заявление. Если в отношение чего-то и складывается сегодня какой-либо консенсус, так это о НЕДОПУСТИМОСТИ ПЕРЕСМОТРА ИТОГОВ ПРИВАТИЗАЦИИ. Какое бы отвращение мы не испытывали к "форбсам", приобретшим свои капиталы в результате неправильно проведенной приватизации, коррупционной близости к власти в 90-х и в 2000-х, не существует в природе такого способа "пересмотра", который неизбежно не привел бы к кровавому развалу страны. И партия "Яблоко" и лично ее создатель и лидер неоднократно об этом говорили. К примеру, в программе этой партии, предложенной Явлинским в выборам 2007-2008 гг. прямо утверждается, что необходимо "принятие правовых актов о признании сделок по приватизации середины 90-х годов легитимными и законными - с тем чтобы исключить возможность спекуляций на документах того "смутного времени". И далее: "В федеральном законодательстве закрепляются реальные гарантии неприкосновенности частной собственности независимо от ее размеров. Государство обязуется защищать ее всеми своими институтами и заявляет о невозможности пересмотра итогов приватизации (выделено мной)".

Но проблема не только в том, что Шлосберг демонстрирует вопиющее незнание позиции партии и ее лидера по одному из ключевых вопросов будущего страны. То, как он разъясняет, что имеется им в виду под "пересмотром" свидетельствует даже о более тревожной вещи - он совсем не в теме. Заявив "безусловно", Шлосберг расшифровывает: "Он (Явлинский) абсолютно точно был намерен вернуться к длительному дополнительному налогу на таким образом — за условные полтора процента — приватизированную государственную собственность. С помощью чего государство получило бы деньги, недоплаченные в бюджет".  Действительно, об этом, о компенсирующих налогах вы можете прочитать в процититрованной выше программе, но налоги - это принципиально не то же самое, что и "пересмотр итогов приватизации". Продемонстрированное незнание одного из самых политически взрывоопасных вопросов, очевидное непонимание, что он таковым является и почему является, эффективным образом устраняет Льва Шлосберга из числа компетентных претендентов на пост председателя партии "Яблока". В ином случае это было бы ничуть не лучше, чем поручить создание современного самолета человеку, не имеющему представления о законах аэродинамики.

Насегодня у России есть только два человека, которые по-большому счету могли бы претендовать на роль "ИДЕОЛОГА" - это Григорий Явлинский и Михаил Ходорковский. Только они имеют достаточный авторитет и способности, чтобы выработать рабочие версии программ разития российского общества и государства, и они уже предложили их в разном состоянии разработанности. У оппозиционной части российского общества на настояший момент нет никаких других более-менее законченных "идеологий", которые могли бы быть предложены к обсуждению в качестве некоторого отправного пункта (никаких единственно правильных "ленинов" больше быть не должно).

При том, что в "идеологиях" Явлинского и Ходорковского есть немало общего, их различает - по крайне мере пока - наиболее значимым образом "организационные" обстоятельства: один находится в стране реально, другой - виртуально, за одним - реально наработавшая большой опыт практической борьбы партия, за другим - общественная организация, находящаяся на ранней стадии разгрома властью. И в этой ситуации передавать повседневное руководство "Яблоком" - проекту Явлинского и известному и привлекательному именно потому, что это "проект Явлинского" - хотя и достойному человеку, но человеку, который фактически будет пытаться превратить его в проект "Явлинского-Шлосберга", я хотел бы сказть - этот "боливар" расчитан только на одного, нравится ли вам это или нет. И если вы не хотите - не на словах, а на деле - преподнести большущий подарок Кремлю в виде расколотого "Яблока", о чем он явно мечтает, то не старайтесь разыгрывать "партию Шлосберга" ни сейчас, ни в дальнейшем.






суббота, 26 декабря 2015 г.

Не играйте с "нулевой суммой"! Что..?! Ха-ха!!

Спросите у Лилии Шевцовой, которая, думаю, сегодня, наверное, лучше многих в нашей стране знает, что пишут в США о Путине, в чем видят его главный мировоззренческий дефект. Лилия Шевцова не даст соврать - Владимира Путина прежде всего обвиняют в том, что он рассматривает международную политику как "игру с нулевой суммой", то есть выигрыш одной стороны обязательно означает проигрыш другой стороны. Обычно формулирование этой претензии сопровождается или подразумевает небольшую пантомиму - еле заметное скривление улыбки, легкое разведение рук, мол, что поделаешь не дорос цивилизационно для понимания того, что есть лучше с помощью ножа и вилки.

(Поскольку я не смогу подобно Вуди Аллену в фильме "Анни Холл" вытащить "из-за куста" в подтверждение слов своего Маршалла Маклюэна - Шевцову, то поэтому порекомендую завести в поисковик Google четыре слова - Putin zero sum game - и посмотрите на результат...)

А знаете, почему это обвинение так смешно и, может быть, смешно для самого Путина, у которого, по-моему, очень неплохая память? 

А смешно потому, что центральная мысль того самого "нового политического мышления", о котором напомнил в предыдущем посте, как раз и состояла в том, что международная политика - не "игра с нулевой суммой". За каковую - мысль - Горбачев был и осмеян как несерьезный человек, пытающийся втюхать, "подбросить" Западу эти слабацкие идейки, чтобы как-то компенсировать обозначившийся проигрыш в "холодной войне". Но не на тех в горбачевском Кремле напали...

Ха-ха!! И Крым - наш, и Донбасс, и Абхазия с Южной Осетией, и Сирия, и... Ха-ха!! Не могу прям..!!

Загнобили науку - получили путинский режим

Советская власть была мастерицей на знаковые мероприятия. Среди таких ритуальных мероприятий с участием генсека, политбюро, правительства были совместные заседания в Академии наук СССР. Последняя была единственным институтом в стране, который не был подвергнут разгрому за весь советский период. Президент Академии длительное время оставался официально самым высокооплачиваемым человеком в стране, да и "рядовые" академики и членкоры также не были обижены. Главной проблемой науки оставалась тогда ее сильная изоляция от того, что происходило в "большом мире". 

К концу существования советской власти, который удивительным образом совпал с новым этапом технологической революции, связанной с массовой компьютеризацией и интернетизацией, советская наука (далее в первую очередь имею ввиду раздел гуманитарных наук) потихоньку стала выкарабкиваться из этой изоляции. Вернее, она, наконец, преодолела первую ступень, когда в принципе доступ к информации, хотя и оставался затруднен, но библиотечные спецхраны, доступ в которые рутинно получали самые обычные академические сотрудники, пополнялись новыми зарубежными книгами и журналами. До одоления следующей ступени, когда можно было бы ожидать неких практических последствий от более активного подключения к общемировому дискурсу, дело не дошло - Советский Союз развалился. А вместе с ним в прошлое стало уходить и традиционное пиететное, хотя и со многими идеологическими оговорками, отношение к науке.

Было бы слишком легко связывать происшедшее с приходом впервые к власти представителя низовых городских слоев, отличавшихся легендарной, зафиксированной в анекдотах нелюбовью к "слишком умным", "слишком самостоятельным", "интеллигентным", вполне искренне употреблявших фразы типа "а еще шляпу (очки) одел". (Кстати, как-то остается мало замеченным, в какой мере Михаил Булгаков в своей знаменитой повести довольно четко показал, что новая власть в своем отношении к интеллигенции опиралась на люмпенов, но не была им тождественна в своем понимании важности для целей госстроительства этой идеологически ненадежной прослойки, и сколько сил прилагала она, чтобы "купить" эту прослойку). 

Процесс дистанцирования новой системы от науки начал набирать темпы еще при "демократическом царе". Будучи порождением старой советско-партийной номенклатуры в личном плане Ельцин сохранял уважительное отношение к деятелям науки, но новые интересы, ценности и приоритеты торжествующей системы стремительно отдаляли его, даже и в личном плане, от таких людей. Из круга его советников быстро были удалены академически значимые фигуры, а заправлять стали те, кого условно можно назвать "академическими разночинцами" (думается, их возросшему общественному весу мы не в последнюю очередь обязаны появлением поля деятельности для "Диссернета"). В обнищавшей стране, хотя и полностью снявшей идеологические барьеры на распространение любой информации, не оказалось не только денег на науку, но и моментально испарился вкус к ней, а вслед за этим - и понимание того, зачем нужны такому нефтегазовому (и алюминиевому, и никелиевому, и т.д.) гиганту все эти "эфемерности- эмпиреи". Науке была отведена роль назойливой бедной родственницы, облаченной в пахнущие нафталином наряды, строящей не по возрасту глазки, смешно декларирующей свое целомудрие, но так и норовившей поживиться засохнувшим бутербродиком с красной икоркой. Это был шаг вниз даже по сравнению с положением нужной советскому хозяину "служанки".

Данная картина выглядит особенно удручающе на горбачевском фоне. В те годы, может быть не все, но многие академические институты, занимавшиеся общественными науками, переживали свой "золотой период" востребованности. Не берусь судить об экономике и праве, но в области военно- и внешнеполитических исследований был накоплен вполне достойный аналитический "капитал", создавший хорошую теоретическую базу под то, что получило несколько трескуче звучащее название "новое политическое мышление". Разочарование в Горбачеве, в его "перестройке" было перенесено и на все его идейное наследие вместе со всем "мышлением". И, как показала жизнь, не просто напрасно, но катастрофически напрасно.

Можно долго спорить о роли внешнеполитического фактора в формировании нынешнего режима. Бесспорно, его значение в сравнении с экономическими и институциональными не столь велико, но в качестве раздражителя, при чем в буквальном смысле слова, питавшем эволюцию режима в авторитарном направлении, приуменьшить сложно. Вопрос о "расширении НАТО" - принятии в его ряды бывших союзников СССР и даже республик последнего - стал центральной сквозной темой, генерирующей стремительное нарастание массовых фобий и утверждение личных комплексов неполноценности. В том бульоне, из которого вышел путинский режим, эта тема была важной приправой - как минимум, - без которой и "бульон", да и порожденный им режим могли бы оказаться совсем другими.

Согласно одним взглядам, расширение НАТО было провокацией, возмутительным игнорированием законных интересов России. Другая "школа мысли" отметает какое-либо двойное дно в факте расширения, усматривая в нем лишь реализацию суверенного права государств на свободную ассоциацию на мировой арене, тем более в симпатичном сообществе демократических стран. 

Если бы акции науки, и особенно общественной науки, не пали бы так низко в постсоветский период, если бы "новое мышление" не подверглось осмеянию, то сегодня в официальном ходу могла бы быть совершенно другая версия подхода к расширению НАТО. Надо осознавать, что в основе такого прекраснодушно звучавшего термина "новое мышление" лежали очень жестко-прагматичные, хорошо просчитанные и проанализированные составляющие: гонка вооружений нанесет взаимный экономический ущерб, но не изменит общего стратегического равновесия, в ядерной войне не может победителей, а она завершится гибелью всего человечества, ограниченная ядерная война невозможна, ибо вопреки намерениям быстро разрастется до масштабов глобальной и т.д. Увы, сегодня практические знания об этих постулатах, которые начали восприниматься как трюизмы (достаточно заглянуть в выдержавший несколько изданий труд советского Генштаба "Военная стратегия", чтобы увидеть, - так было не всегда), утеряны, и потому все эти "иваны, не помнящие родства" ничтоже сумнешеся пугают торпедами, несущими ядерный заряд, по мощности намного превышающий имевшиеся ядерные боеприпасы советского арсенала (больше могли произвести, но не считалось - тогда в самые накаленные годы "холодной войны" - нужным), размышляют об использовании ядерного оружия против террористов (!!). Просто не верится в какую донеандартальскую эпоху мы свалились и с какими удобствами в ней обустроились.

Хотя НАТО все время своего существования оставалось проблемой, на которой советское руководство было помешено (при генсеке Андропове, то ли по возрасту, то ли по болезням, то ли в силу профессионального кретинизма и подозрительности, паранойя о внезапной натовской агрессии достигла каких-то абсурдистских величин и чуть не стала причиной возникновения реальной межкоалиционой войны). Между тем, в 70-е и 80-е гг. начало формироваться аккуратно и осторожно доносимое до большого начальства более сложное восприятие того, чем в действительности и со временем оказался союз НАТО. Если публичная картинка для пропагандистского потребления представляла НАТО как альянс, в который Вашингтон загнал европейские страны и нещадно их эксплуатировал в своих стратегических интересах, то во внутренних закрытых оценках НАТО отмечалась и то, что возможности понукать и навязывать что-то против воли у Вашингтона были не то чтобы велики, эксплуатация имела характер двустороннего движения или, скорее, бартерной торговли. Именно США вынуждены были тянуть военную лямку, а многие их европейские "союзнички", искусно подыгрывая уже американским фобиям, фактически превратились в своего рода военно-политических захребетников. Американцы на сей счет особо не заблуждались, но ничего поделать не могли, а потому с такой радостью стали свертывать военное присутствие на европейском континенте при первой благоприятной возможности - распаде Советского Союза (подробнее об этом можно познакомиться в посте "Немного фактов про НАТО"). Если и продолжать настаивать на идее, что НАТО - дракон, то к моменту аннексии Крыма, у него, как военного альянса, были вырваны зубы. Собственно и сейчас, несмотря на определённое наращивание его военных мускул, он не способен на проведение столь же масштабных операций как в разгар "холодной войны" в так называемом "фульдском коридоре" на межгерманской границе. Более того, сомнительно, что Кремль рискнул бы на "славную" крымскую авантюру при прежней географической дислокации американских вооруженных сил в ее прежнем размахе.  

Верил ли Кремль в то, что заявлял, и при Ельцине и при Путине, накручивая себя в отношении угрозы расширения НАТО? Есть такое представление, что советское, а впоследствии российское руководство совершенно в духе оруэллского романа одно думало про себя и совершенно в противоположном уверяло весь мир, включая собственное население. Это чистая литературщина. Конечно, были и есть какие-то тактические пропагандистские частности, в которые само руководство не верило или не верит, если говорить про день сегодняшний, но в целом публичная картина мира в основном соответствовала той, которая преподносилась в сверхсекретных бумагах, которые и существовали только в рукописном виде (привет из ХХ века тов. Сноудену). Если сходу не верите этому, то призадумайтесь хотя бы о том, оказался бы СССР в таком "неприятном местечке" как Афганистан, если бы не идиотские даже по меркам того времени идеолого-политические шоры.

Кремль успешно убедил себя в наличии опасностей от расширения союза, вначале используя его в качестве тактического политического, дипломатического и пропагандистского средства. Миф отечественных производителей, однако, зажил самостоятельной жизнью, успешно и незаметно для них подмяв под себя (замечу апропо, что и тезис, популярный среди оппозиции, о том, что Кремль не хочет видеть Украину успешной демократической страной в рамках НАТО тоже по большей части миф - не так уж трудно увидеть, что Кремль просто не рассуждает в этих терминах - демократическая-недемократическая, все это для него пустые словеса для циничного обмана трудящихся). 

Рядом с постсоветскими кремлевскими небожителями не оказалось авторитетных экспертов, которые высказывали не личные мнения, но сообщали о выводах стоящих за ними опять же авторитетных крупных научных центров, выводы, которые были бы обкатаны в той или иной степени, в том или ином виде в обществе и были бы им восприняты. Не было ни таких советников, ни таких экспертов, ни таких центров. Все было эффективно разгромлено и сгнило само собой в первые же постсоветские годы. И печальное в происшедшем не то, что оно имело место, но то, что если можно представить как своей в общем достаточно закономерной трансформации постсоветский правящий режим мог бы избежать по крайне мере нынешних сюрреалистических крайностей, то представить, как можно было бы избежать краха науки как отрасли в тех реальных обстоятельствах, в которых мы выживали, - для меня сложно.

Не хочется заканчивать пост оговорками-"прокладками" того типа, что, мол, конечно, состояние науки при всем ее абстрактно-теоретическом значении в нашей постсоветской истории сыграло не ключевую роль. Напомню только, что доктрина "нового политического мышления", частично сумевшая внести некоторое оживление в мировые интеллектуальные усилия, была придумана не самим Михаилом Сергеевичем, а стала плодом многолетней и не всегда однозначной совместной деятельности практиков и теоретиков советской внешней политики. В конечном счете в самые последние минуты своей жизни она вырулила на верное направление. В свою очередь за все постсоветское время из этой среды, вернее ее постсоветских остатков не вышла ни одна "плодотворная дебютная идея", а единственная "новаторская" идейка, да и то именно пришедшая с самого верха, сразу загнала страну в ситуацию тяжелого цугцванга, даже с точки зрения интересов Кремля.

пятница, 25 декабря 2015 г.

Дело не в религии: опрос мнения арабов

Что мы реально знаем о том, что думают арабы? 

Почти ничего. Вот эту лакуну в нашем знании и понимании арабского мира помогает восполнить расположенный в Катаре исследовательский центр, который регулярно изучает общественное мнение в арабских странах (внимание к результатам последнего опроса привлек внимание американский аналитический сайт vox.com). В ходе этого опроса было проведены 18 311 интервью, очных, не по телефону в 12 арабских странах (Алжир, Марокко, Тунис, Мавритания, Египет, Судан, Палестинские территории, Ливан, Иордания, Ирак, Саудовская Аравия и Кувейт).

89% опрошенных высказали отрицательное отношение к "игилу" и 7% зафиксировали свое позитивное отношение к нему (наибольшее число положительно настроенных было обнаружено почем-то в Мавритании):
 


Исследование не обнаружило какой-либо корреляции между религиозностью опрашиваемых и их поддержкой "игила" - приблизительно в равной степени такая поддержка обнаруживалась как среди людей "очень религиозных", так и "нерелигиозных", поддерживающих разделение государства и религии и выступающих против такого разделения.

Вывод, сделанный исследованием:

"Источником поддержки радикальных экстремистских организаций в арабском мире, там, где она существует, являются политическое недовольство, существующее в арабском регионе, а также местные конфликты, а не религиозная идеология".

(Этот вывод коррелируется с теми представлениями, которых, судя по материалу агентства РБК, придерживаются в российских спецслужбах. Агентство цитирует следующие слова своего источника в них, рассуждающего о том, почему некоторые россияне отправляются воевать на стороне "игила": "Религия к этому ( не имеет никакого отношения, главное — наличие чувства протеста, отсутствие интереса к предлагаемым обществом способам самореализации. Вчера эти проблемы молодежи находили выход в радикальном национализме, сегодня в моде другие течения").

В ответ на прямой вопрос, что, по их мнению, подвигает людей поддерживать "игил", то треть назвала религиозные мотивы, но большинство - политические (22% военные успехи "игила" и 13% ассоциируемый с ним "вызов Западу").

72% опрошенных не считают допустимым, чтобы представители других религиозных взглядов в духе идеологии джихадизма считались "неверными" (здесь наибольший экстремизм обнаружен у жителей Алжира):


Большинство в 62% полагают, что идеальным методом разрешения сирийского конфликта является устранение режима Асада.

И еще очень важный показатель миропонимания опрашиваемых - 71% опрошенных не считают, что ислам не совместим с демократией, тогда как сомнения в такой совместимости высказали 20%.

вторник, 22 декабря 2015 г.

Почему в конце 1980-х обошлось без "большой крови"?

С некоторым сомнение принимался вчера вечером за интервью с художником и арт-критиком Анатолием Осмоловским на Colta.ru, но не пожалел. 

Среди прочего Осмоловский предлагает, на мой взгляд, достаточно точную гипотезу в ответ на поставленный в заголовке вопрос. У такого многопластового явления, понятно, не может быть односложного объяснения. Очевидно, дело могло быть в целом ряде переплетающихся причин. Может быть, в конце концов нам тогда просто повезло...

Осмоловский в своем варианте ответа не открывает каких-то "америк". Но отрефлексировать его слова меня заставила вот какая мысль, неожиданно пришедшая в голову: попробуйте поставить тест - задайте этот вопрос и увидите, что чаще всего вам станут отвечать на несколько иное - почему советская система обрушилась тогда или почему она сделала это так быстро. А конкретно вам будут говорить о том, что она со всей очевидностью себя изжила, о лживости идеологии и пропаганды, о неспособности экономики удовлетворить самые элементарные запросы людей, об их усталости от системы, о тяге к свободе и возможностях, открываемых перестройкой т.д. и т.п. Все, скорее всего, так, но почему именно все произошло без "большой крови"? Почему, как и в начале прошлого века, было "толкни и разрушиться", но в этот раз без братоубийства?

Вместе с Осмоловским, при всем понимании неадекватности любой попытки сводить все к чему-то одному, скажу: в 1980-х ни у кого не было собственности...

От этого тезиса Осмоловский перекидывает мостик в день нынешний: 

"Вот сейчас режим грохнется, и мало не покажется никому. Потому что есть еще одна принципиальная разница между тем, что сейчас, и тем, что было тогда: собственности в 1990-е ни у кого не было. Потому все так бескровно (относительно) и закончилось".

...Кстати, еще один вопрос: чем партия "Яблоко" принципиально отличается от того же "парнаса"? Она призывает к пониманию причин, почему реформы в 1990-х не удались с тем, чтобы не повторить старые ошибки и вновь с другим "ивановым-петровым" во главе не вернуться к тому же "мочалу". Собственно, в этом и заложены причины того острого, сходу необъяснимого неприятия, которое пробуждает "Яблоко" у многих вполне приличных и разумных людей. "Яблоко" слишком глубоко хотело бы "копать", и неосознанный страх перед "большой кровью", которым может обернуться такое "копание", не просто отталкивает от "Яблока", но оборачивается для него жгучей ненавистью.

И вот в заключении последний вопрос: так есть ли смысл "глубоко копать" с учетом заложенных в этот процесс рисков..? Может стоит просто ограничиваться жизнеутверждающими прокламациями о "европейских ценностях" и "демократическом векторе"?









понедельник, 21 декабря 2015 г.

Империя как "предмет для сидения"

Западные медиа откликнулись на показанный вчера документальный фильм "Миропорядок", выделив из него следующее сетование Путина: никто не собирается возвращать Советский Союз, но нам никто не верит.

А вот я верю: нынешний режим ни на долю секунды не хотел бы возвращения СССР, в котором "они" со своими акциями, банковскими счетами, виллами и яхтами сидели бы не в Кремле, а за решеткой.

В последние годы получила распространение уже не в публицистических писаниях, но и в серьезных теоретических обобщениях мысль о сквозной идеи-конструкции российского государства. Мол, и при царях, и при большевиках, и при постсоветских "поручиках киже" всегда была-воссоздавалась "империя".

Ну, что ж, можно пользоваться и таким термином. Но его аналитическая ущербность столь же очевидна, как и использование словосочетания "предмет для сидения", который может быть и колченогой табуреткой и царским троном.

Еще немного о реакции на съезд "Яблока"

"Эхо" провело утренний опрос: если будущее у партии "Яблока". 65% откликнувшихся резануло - нет.

Вот у меня в связи с эти возникли следующие вопросы:


  • а есть ли будущее у партии, состоящей из людей и опирающейся на электорат, которые привели к власти нынешний режим?
  • а есть ли будущее у партии, которую возглавляет бывший путинский премьер?
  • а о чем говорят все эти переживания о новом лидере партии со стороны другой партии, которая только что, выражаясь сегодняшним лексиконом, "отжала" партию у Владимира Рыжкова или, если хотите, выкинула его, как кукушонок из гнезда, куда была приглашена?



Многого не надо - надо всего лишь включить мозги, чтобы понять: будущее есть у обеих партий, но будущее - разное. 

А вот какое у "Парнаса" ярчайшим образом свидетельствует следующий эпизод: составляя список руководителей кремлевских СМИ, которые надо подвергнуть международным санкциям, принципиальные "парнасские" деятели не забыли никого, но не включили... главу крупнейшего телеканала страны.

Это ли не самое убедительное подтверждение мыслей Михаила Берга, которые цитировал в предыдущем посте и повторю сейчас:

"По сути дела подавляющее большинство российской оппозиции исповедует правые политические и экономические взгляды. То есть среди тех представителей так называемой элиты, кто Путина (как символ, конечно) поддерживает, и тех, кто этого же Путина критикует, политико-экономической разницы практически нет. То бишь, конечно, есть, но требует самых разнообразных и не всегда конструктивных уточнений, которые не затушевывают одну отчетливую вещь: и противники Путина, и сторонники – за неограниченный социальными конвенциями олигархизм. И когда вы черпаете симпатию, да и финансовую поддержку из одного источника, вам требуются дополнительные усилия, чтобы декларировать различия между собой и своими оппонентами. Если, конечно, не прибегать к однообразным мантрам: мы за институты гражданского общества, суды, выборы, партии. Да, мы такие же правые, как путинские сторонники, но мы – хорошие и честные, а они обманщики, манипуляторы и авантюристы. Чуть-чуть замкнутый круг".






воскресенье, 20 декабря 2015 г.

К итогам "итогов" съезда "Яблока"

В мире осталось всего три белых носорога. В России либерально-оппозиционных медиа чуть больще. Поэтому не так было сложно было ухватить, какой "тренд" доминировал в их перовй реакции на выборы нового председателя партии "Яблока".

Две цитаты. Одна, пожалуй, лучшим образом суммирует реакцию этих медиа. Виктор Шендерович:

"Партия "Яблоко" все-так покончила с собой. Мы пытались ее отговорить, указывали на возможность новой жизни; уповали на доктора Шлосберга... Не помогло.

Ну, в морг так в морг.


Мои искренние (на самом деле искренние) соболезнования нескольким замечательным "яблочникам", моим друзьям и старшим товарищам. Коллективная репутация - вещь жестокая; это, между прочим, испытали на себе и некоторые коммунисты - там ведь тоже когда-то были приличные люди, не правда ли?"


Вау..!

А вот другая цитата, пожалуй, лучше всего объясняющая, почему "парнасских пэтов" так воротит от "кисловатых фруктов". Михаил Берг:


"По сути дела подавляющее большинство российской оппозиции исповедует правые политические и экономические взгляды. То есть среди тех представителей так называемой элиты, кто Путина (как символ, конечно) поддерживает, и тех, кто этого же Путина критикует, политико-экономической разницы практически нет. То бишь, конечно, есть, но требует самых разнообразных и не всегда конструктивных уточнений, которые не затушевывают одну отчетливую вещь: и противники Путина, и сторонники – за неограниченный социальными конвенциями олигархизм. И когда вы черпаете симпатию, да и финансовую поддержку из одного источника, вам требуются дополнительные усилия, чтобы декларировать различия между собой и своими оппонентами. Если, конечно, не прибегать к однообразным мантрам: мы за институты гражданского общества, суды, выборы, партии. Да, мы такие же правые, как путинские сторонники, но мы – хорошие и честные, а они обманщики, манипуляторы и авантюристы. Чуть-чуть замкнутый круг".

Эксперты журнала Foreign Affairs о возможности революций в развитых странах

Журнал американского истеблишмента на протяжении без малого ста лет Foreign Affairs провел среди своих экспертов - известных экономистов, политологов, социологов - следующий опрос: приведет ли экономическое неравенство в развитых странах, если с ним ничего не делать,  к "крупным беспорядкам" (слово "революция" не было использовано, но то, что оно обозначает, подразумевалось в том числе) в течении жизни следующего поколения. И вот какие были получены результаты:


Из опрошенных 20 были убеждены, что да, приведет и 8 - нет.

четверг, 17 декабря 2015 г.

Привет из 1998 г.

Кажется, что 1998 г. пролетел совсем недавно, но на самом деле за это время успело подрасти целое поколение. А потому объективно есть возможность подводить некоторые итоги, даже не дожидаясь формального "юбилея" в 2018 г. 

Что же произошло в 1998 г.? 

Сенат одобрил важное международное соглашение и известный колумнист New York Times по внешнеполитическим проблемам Томас Фридман откликнулся на это событие комментарием. Он построен вокруг его беседы с Джорджем Кеннаном, бывшим послевоенным послом США в СССР и автором знаменитого материала, подведшего теоретические обоснования под американскую политику в отношении Москвы на многие десятилетия вперед. Мне показалось интересным и полезным напомнить, как все виделось, тогда в 1998 г. двумя умными американцами.

Вот текст комментария Томаса Фридмана за 2 мая 1998 г.:

"Голос его сейчас немного тихий и слабый, но ум, даже в возрасте 94 лет, - острый, как никогда. Так что, когда я связался с Джорджем Кеннаном по телефону, чтобы узнать его реакцию на ратификацию сенатом соглашения о расширении НАТО, для меня не было неожиданным, что я нашел человека, архитектора успешной американской стратегии сдерживания Советского Союза и одного из великих американских государственных деятелей ХХ века, с готовым ответом.

''Я думаю, что это начало новой холодной войны,'' - сказал г-н Кеннан, живущий в Принстоне. ''Я думаю, что русские постепенно начнут реагировать довольно негативно, и это повлияет на их политику. Думаю, что это трагическая ошибка. Не было никаких оснований для этого вообще. Никто никому не угрожал. Данное решение о расширении заставит отцов-основателей этой страны перевернуться в собственных могилах. Мы подписались под тем, чтобы защищать целую группу стран, хотя у нас нет для этого ни ресурсов, ни намерений заниматься этим по-серьезному. [Это решение] было просто бездумным со стороны сената, у которого нет никакого реального интереса к международным делам''.

''Что меня беспокоит, так это то, насколько все дискуссии в сенате были поверхностными и свидетельствовавшими о слабой информированности," -добавил г-н Кеннан, который находился у истоков создания НАТО и чья анонимная статья в журнале Foreign Affairs в 1947 г., подписанная как '' X '', определяла американскую политику сдерживания в период холодной войны на протяжении 40 лет. ''Я был особенно обеспокоен утверждениями, изображающими Россию как страну, которая ждет не дождется, чтобы напасть на Западную Европу. Неужели непонятно? Различия между нами в годы холодной войны были связаны с существованием советского коммунистического режима. А теперь мы поворачиваемся спиной к тем людям, которые произвели величайшую в истории бескровную революцию, устранившую советскую власть.

''И демократия в России продвинута в ни меньшей, если ни в большей, степени, чем в любой из этих стран, которые мы только что подрядились защищать от России,'' - подчеркнул г-н Кеннан, который пришел работать в государственный департамент в 1926 г. и был послом США в Москве в 1952 г. ''Это показывает насколько мало мы понимаем историю России и Советского Союза. Конечно, реакция России будет отрицательной, а затем [те, кто принимал решение о расширении НАТО] будут заявлять: мы же всегда предупреждали, каковы русские. Но все это просто неправильно.''

Можно только гадать, что скажут будущие историки. Если нам повезет, они скажут, что расширение НАТО за счет включения в свои ряды Польши, Венгрии и Чехии просто ничего не значило, так как вакуум, который в результате должен был быть заполнен, уже был заполнен, только команда Клинтона не заметила этого. Они скажут, что силы глобализации, интегрирующие Европу, в сочетании с новыми соглашениями по контролю над вооружениями оказались настолько действенными, что Россия, несмотря на расширение НАТО, продвигалась вперед с демократизацией и вестернизацией и постепенно втягивалась в не жестко объединенную Европу. Если нам не повезет, они скажут, как и предсказывает г-н Кеннан, что расширение НАТО создаст ситуацию, при которой НАТО теперь должно будет либо расширяться вплоть до российской границы, приводя к новой холодной войне, либо прекратить расширение после присоединения этих трех новых стран и создать новую линию раздела в Европе.

Но есть одна вещь, которую будущие историки, несомненно, выделят, - и это абсолютная убогость воображения, которой характеризовалась внешняя политика США в конце 90-х гг. Они отметят, что одно из основополагающих событий этого века произошло между 1989 и 1992 гг. - и это распад советской империи, которая имела возможность, имперские намерения и идеологию для того, чтобы по-настоящему угрожать всему свободному миру. Благодаря решимости Запада и мужеству российских демократов советская империя рухнула без единого выстрела и началось рождение демократической России, приведшее к освобождению бывших советских республик и открывшее путь к беспрецедентным соглашениям по контролю над вооружениями с США

И каков был ответ Америки? Расширение НАТО, альянса против России эпохи холодной войны, его приближение к границам России.

Да, скажите своим детям и детям ваших детей, что вы жили в эпоху Билла Клинтона и Уильяма Коэна (министр обороны), во времена Мадлен Олбрайт (госсекретарь) и Санди Бергера (президентский советник по национальной безопасности), во времена Трента Лотта и Джо Либерман (видные сенаторы республиканской и демократической партий), и что вы тоже лично присутствовали при создании мира после холодной войны, когда эти титаны внешнеполитической мысли объединились и родили... мышь.

Мы живем в век лилипутов. Единственно, что радует, это то, что мы в целости и невредимости, потому что была другая эпоха - эпоха великих государственных деятелей, у которых имелись и воображение и смелость".

Так думал и писал Томас Фридман уже в далеком 1998 г.

А я в заключении добавлю с вершины уже заканчивающегося 2015 г.: путинский режим - во многом это "дитя" не одной, а трех семей - "семьи" Ельцина, семьи Бушей (президент+президент) и семьи Клинтонов (президент+госекретарь). 

Что, впрочем, не должно заслонять главного: в первую очередь именно мы все, бывшие советские граждане и "дорогие россияне", подарили жизнь этому режиму.

Почти бессмысленный вопрос Европе и Украине

Пока вы не начнете систематически вставать рано утром, делать интенсивную зарядку, обливаться холодной водой, чистить зубы, ограничивать потребление углеводов, табака и алкоголя, все ваши разговоры о здоровом образе жизни, это именно - только пустые разговоры, в лучшем случае мечтательная маниловщина, в худшем - (само)обман.

И теперь вопрос:

зная, что мы знаем сейчас, не должно ли казаться очевидным, что пустая бумажка под названием Соглашение об ассоциации Украины с Европейским союзом, подписание которой в обозримой перспективе не приблизило бы буквально ни на йоту, реальную ассоциацию глубоко коррумпированной Украины с Европой, не стоила всех трагедий, которые обрушились на Украину после неподписания этого соглашения?

Хочу подчеркнуть, что это вопрос не о том, стоило ли украинцам подыматься против режима Януковича, счет к которому, безусловно, выходил за рамки его отказа подписывать соглашение. Это вопрос о легковесности, бездумности, безответственности и, наверно, близорукого своекорыстия Европы в отношении реформирования ее восточной окраины. 


среда, 16 декабря 2015 г.

Кто больше всего убивал американцев в последние четые года?

Обозреватель New York Times Николас Кристоф напомнил в своей недавней колонке, что:

"...(Т)олько за последние четыре года  в Соединенных Штатах больше людей погибло от стрелкового оружия (включая самоубийства и несчастные случаи), чем американцев в войнах в Корее, Вьетнаме, Афганистане и Ираке вместе взятых".

вторник, 15 декабря 2015 г.

Веймарская Америка Трампа

Под таким удачным, но пугающим названием в New York Times опубликован комментарий обозревателя газеты Роджера Коэна. Вот, что он, в частности, пишет:

"Вот она, обозленная нация, уязвленная двумя проигранными войнами, с политикой, тяготеющей к крайностям, настроенная мстительно, замученная десятилетиями стагнации реальной заработной платы для большинства людей, поддавшаяся на соблазны сильной личности, которая собирается не пускать в страну мусульман и клянущаяся вернуть величие Америки.

"Мы будем такими жесткими, такими злыми, такими грозными," - заявляет Дональд Трамп после резни в Сан-Бернардино. Народ ревет в восторге. Он призывает к "полному и окончательному недопущению мусульман в Соединенные Штаты". Народ ревет в восторге. "Страна желает быть сильной," - говорит Трамп. Народ ревет в восторге. Его рейтинги в опросах общественного мнения рвутся вверх. 

...Он оскорбляет мусульманам, мексиканцев, инвалидов, женщин. Его слова преисполнены злобой и нахрапа. Они играют на страхах...

...Немыслимое когда-то произошло в Европе. Оно не выглядит невозможным сейчас и в США..."

Интересный парадокс: хотя теракты в Париже и в Сан-Бернандино произошли в разгар избирательной кампании, противники осторожного и взвешенного подхода Обамы со стороны республиканцев все же в своем большинстве не выступили за развертывание наземных операций на Ближнем Востоке. Но заведенные и вконец затерроризированные Трампом и другими "отвязанными" республиканцами американцы вдруг поменяли свое отношение к идее наземной интервенции. В декаьре впервые опросы общественного мнения показали, что большинство американцев - 53% - за отправку наземных сил на борьбу с "ИГИЛом".

Но это не единственный парадокс. Куда больший парадокс, что и в России обнаружились свои неоконы-интвервенционисты (Шевцова, Пионтковский и др.), которые заодно с "крымнашистами" не только почитают Обаму слабаком, но совершенно непостижимым образом оказываются поражены "американскими веймарскими настроениями". 

Кто врет больше - республиканцы или демократы?

"За всех" республиканцев и демократов сказать сложно, но по крайней мере довольно ясную картину об их лидерах рисует служба проверки фактов в заявлениях политиков PolitiFact, которая была создана флоридской газетой Tampa Bay Times в 2007 г. 

Редактор этой службы Энджи Дробнич Холан в материале для газеты Washington Post представила некоторые "открытия", сделанные PolitiFact за время своей работы. Хотя, конечно, как поясняет Холан, они не могут отследить все, но в целом им удается определить статистические репрезентативные тенденции.


Как легко убедиться, лидирует, при чем с серьезным отрывом, команда республиканцев во главе в данном случае с одним из нынешних претендентов на Белый дом Беном Карсоном. Суметь обогнать по этому показателю неизбежно часто выдающих желаемое за действительное хозяинов Белого дома (PolitiFact заработал во времена правления администрации Обамы) - это хороший "спортивный" показатель.

Джефф Безос, хозяин Amazon, - на вэлфере

Чудесная штука - Amazon, этакий ларец со всякой всячиной, который всегда под боком. Раскрутивший этот проект, превратившийся в один из главных символов digital economy, Джефф Безос в свою очередь стал воплощением предпринимателя новой эпохи... Ну, а при чем тут вэлфер - разные пособия в рамках программ соцобеспечения..?

Одна из причин, почему Amazon сумел завоевать столь бешеную популярность, заключалась в том, что покупки наего сайте осуществлялись без необходимых для обычных магазинов удержания налога с продаж. Американски штаты устанавливают этот налог по своему усмотрению, и, к примеру, в Нью-Йорке он составляет 8%. Так что если даже Amazon, которому до недавнего времени не требовалось взимать с покупателей налог с продаж, позволял покупателям экономить хотя бы 1% он, с одной стороны, превращался для них в привлекательный "магнит", а, с другой, - гарантировал дополнительный в сравнении с традиционными конкурентами доход в 7% в отрасли, в которой большим достижением считается, если прибыль составляет - это вам не Россия - 2-3% от выручки.

Экономист Дин Бейкер подсчитал, что за 20 лет своего существования Amazon, пока ему не приходилось взимать налог с продаж, сумел сэкономить на отчислениях в казну 20 млрд. долл. в постоянных долл. 2015 г. То есть фактически, американский народ "подарил" их ему или, если хотите, оказал временную (сейчас налог стали взимать) помощь-субсидию. С учетом того, что самому Безосу в Amazon принадлежит 20%, то реально непосредственно, лично, конкретно в его карман американские налогоплательщики перечислили 4 млрд. долл. - вполне возможно, самый крупную выплату по такому своеобразному вэлферу.

Джефф Безос - бесспорно, выдающийся предприниматель, но в какой мере он сумел бы состояться в этой роли, если бы не такой вэлфер, - это вопрос. А в целом ситуация довольно ярко иллюстрирует одну простую истину - того рынка, про который рассуждают теоретики "свободного рынка", не существует в реальности.

воскресенье, 13 декабря 2015 г.

Цитата дня (от Анатолия Смелянского)

 Анатолий Смелянский о российско-американских театральных отношениях на радио "Свобода":

"Москва ведь ни слезам, ни словам не верит. Ну, все-таки поделюсь свежим впечатлением. Только что посмотрел в Гарвардском репертуарном театре премьеру мюзикла на основе "Войны и мира". Взяли 70 страниц книги, с Наташей Ростовой, Анатолем Курагиным, Пьером, Соней, княжной Марьей, положили все это на музыку, устроили из гарвардского театра нечто вроде клуба, поехали в Москву, напитались впечатлениями. В том числе от нашей "Маргариты" на Патриарших. Давно не видел я спектакля такой музыкальной слаженности, такого юмора и такого понимания настоящей, теперь уже почти виртуальной России, которую мы сами давно потеряли. Вы посмотрели бы на этих "пиндосов" с заплаканными и растроганными лицами, посмотрели бы, как они исполняют русский ритуал "посидеть на дорожку", – весь этот специально накачанный бред про "пиндосов" растворился бы как дым. Спектакль поставила молодая американская женщина. Она не ведает, что мы решили подниматься с колен. По спектаклю видно, что она считает героев Толстого за людей, никогда на карачки не опускавшихся. И чудесная трогательная афроамериканка, она играет Наташу, проникает запросто в заповедную русскую душу, куда, как кажется нашим звероящерам, вход чужакам строго запрещен. И нет никаких виз, и нет никаких санкций и контрсанкций, и уходя, уже в спину получаешь вдруг звуковой подарок в виде рвущего душу голоса Высоцкого. Вот такой русский вечер рядом с Гарвардской площадью. Не хотите посмотреть? А то прилетайте".

Во всем виноваты левые (космическите пришельцы, евреи и, да, еще, конечно, Чубайс)

Ну, как несправедливо устроен мир. Сколько возмущенного гула из-за единственного часового псевдо-tour de force на НТВ Леси Рябцевой, от которой не ждешь ничего больше попсовой галиматьи. И воистину "молчание ягнят" от еженедельного часа ненависти на "Эхе" Юлии Латыниной, тоже очень часто совсем не дружащей с элементарной логикой.

Вчера постоянно кипящая ненавистью Латынина выплеснула ее на радиослушателей в связи с петицией среди британцев, призывающих не пускать в страну Дональда Трампа из-за его ксенофобских заявлений: 

"Вот, есть замечательный такой политический беженец. Политический беженец Хани Ас-Сибаи, проповедник религиозно— экстремистский, приверженцем которого был тот человек, который перестрелял британских туристов в Марокко, который живет за деньги британских налогоплательщиков в особняке в один миллион фунтов, который получает в год 50 тысяч фунтов пособий, на это живет и на это объясняет, почему все британцы должны быть уничтожены. Вопрос: есть ли петиция, чтобы выслать его из Британии? Он не британский гражданин, напоминаю – он попросил там политического убежища. И если нет, то почему? И почему ее никто не подписал?"

Если посмотреть не слишком информационно насыщенную статью от этом имаме на сайте wikipedia, то пред нами предстает, мягко говоря, крайне несимпатичный субъект, исламист, поддерживающий участников теракта 11 сентября, и сам член признанной террористической организации. И, да, при этом он живет легально в Великобритании на правах беженца (он утверждал, что его преследовали и подвергали пыткам в Египте), в статусе которого ему первоначально было отказано, но который он все же получил, несмотря на свой арест по обвинению в терроризме.

После ознакомления с этой статьей в первую очередь возникает, наверное, естественный вопрос не о том, почему его легальное присутствие в Великобритании не порождает петиции о выдворении, а почему он сумел получить статус беженца.

И у Юлии Латыниной на этот вопрос есть свой ответ: "проблема не в мусульманах, а в левых".

Иными словами, Юлия Латынина хочет нам сказать, что страна Великобритания - глубоко левая страна, возглавляют ее - левые правительства, законодательство там - левое, правоохранительная и судебная системы - левые тоже. Думаю, точно не стоит, нахмурив брови, начинать на полном серьезе обстоятельно и педантично опровергать эту чушь.

Не берусь утверждать имеются ли аналогичные прецеденты в других западноевропейских странах, но не удивлюсь, если нечто похожее мы найдем и там. При этом в старой Европе нет ни одной фундаментально левой страны, хотя на выборах там могли периодически побеждать левые партии, но потом приходили правые и отыгрывали или могли легко отыграть многое из того, что делали левые правительства. Не говорю уже об условности того, какие правительства можно реально характеризовать как левые. Лейбористские правительства Тони Блэра и Гордона Брауна называть левыми не поворачивается язык: если они были левее правительства Мэгги Тэчер - это вовсе не значит, что это были левые правительства, такой 13-летней "парижской коммуной", левым фронтом или кастровской Кубой.

Не знаю, почему, по каким юридическим основаниям такому экстремисту как Хани Ас-Сибаи был все же предоставлен статус беженца, но знаю точно, что сделано это было в соответствии со строгим соблюдением действующих британских законов (которые принимаются после парламентских дебатов, одобрения двумя палатами, в том числе палатой лордов, и, наконец, вводятся в действие за подписью королевы) и всех необходимых юридических процедур, то есть всего того, что в сумме и составляет из себя демократическое устройство. 

Если несколько преобразить латынинскую формулировку, то проблема не в левых, а в демократии. Западная Европа - не левая, она - демократическая.

Собственно, косвенно тождество демократии и левой идеологии в глазах самой Латыниной следует из ее неоднократно провозглашаемой веры, о чем она заявила в контексте своих рассуждений в данном эфире: "Я не большой сторонник демократии".

Конечно, не желание каким-то образом восстановить справедливость, попираемую повышенным вниманием к такому персонажу, как Рябцева, и недостаточным - к Латыниной, подвигло меня на этот пост.

Дело не в Рябцевой, а в Дональде Трампе. О феномене Трампа, сумевшего опередить всех представителей республиканского истеблишмента в президентской гонке, у нас пишется мало. Вернее больше пишется в информационном, чем аналитическом ключе. В самих Штатах, естественно, аналитики пытаются разобраться в причинах его успеха и в том, что он говорит о состоянии самой Америки и республиканской партии. Печальный вывод, к которому, в частности, приходят исследующие явление Трампа американскому народу, заключается в том, что Трамп отражает настроения отнюдь не не только простых работяг, среди которых распространены ксенофобские рефлексы. Трамп своими высказываниями сумел раскрепостить подсознательное средней Америки, позволить ей открыто признаться в собственных, до того считавшимися неприличными расистских фобиях.

Юлия Латынина своими "эховскими" эфирами разговаривает не с Люберцами, а с образованной частью российского населения. И то, что Латынина находит у него отклик, служит отличным показателем нездорового брожения умов образованной части нашего общества, залихватски декларирующего: если в кране нет воды - ее выпили левые.