It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

воскресенье, 28 февраля 2016 г.

Гуантанамо и Крым

Мир узнал о существовании военно-морской базы США на Кубе, на берегу залива Гуантанамо (или, как она официально называется Naval Station Guantanamo Bay), скорее всего, только в 2000-х гг. (см. карту).



Нет, конечно, никто не скрывал факт ее существования, но, безусловно, широко о ней стало о известно только тогда, когда на ее территории появилась одиозная тюрьма для предполагаемых террористов, через которую прошли 783 человека. Уверен, многие, туманно представляющие историю американо-кубинских отношений и знающие в ней только о неудачных попытках США организовать интервенцию, перевороты против режима Кастро и его убийство самыми экзотическими средствами, могли быть поражены: как и все это время и долго после него на территории Кубы спокойно продолжала функционировать американская военная база..??

Удивление - понятно. Это самая старая заморская база США с общей площадью 120 кв. км. и с численностью персонала до 9,5 тыс. человек была создана в соответствии с соглашением 1903 г., заключенным после испано-американской войны 1898 г. (эта война в советское время характеризовалась как открывшая "империалистическую эпоху"). Договор 1903 г. в 1934 г. был заменен новым американо-кубинским договором о взаимоотношениях, по которому США должны были бы выплачивать за аренду территории вначале 2 000 долл. в год, а с 1938 г. и по сей день 4 085 долл. в год. По условиям договора, база прекращала свое существование только при наличии взаимного соглашения или в случае одностороннего решения США об отказе от нее.

Еще в ходе своей первой избирательной кампании в 2008 г. будущий президент Обама обещал закрыть тюрьму на базе Гуантанамо, и в 2009 г. даже издал на сей счет президентский указ о ее закрытии в течение года. Но сейчас подходит к концу второй срок пребывания у власти администрации Обамы, а тюрьма все еще действует, и президент предпринимает новые усилия в последние месяцы перед "сдачей караула" в Белом доме , чтобы выполнить свои изначальные планы в отношении нее. 

Но вот что важно иметь в виду: речь идет именно о закрытии тюрьмы, а не самой базы. Пресс-секретарь Белого дома Джош Эрнест прямо заявил: "Военно-морская база не является чем-то, что мы считаем должно быть закрытым". Госсекретарь Джон Керри подтвердил, что вопрос о возвращении территории базы Кубе не стоит в повестке дня.

На момент окончания "холодной войны" США располагали порядка 1 600 различными военными объектами за рубежом, число которых с тех сократилось вдвое. Среди закрытых, к примеру, оказалась самая крупная военно-морская база США за рубежом - Субик-бей на Филиппинах. Вместе с тем, новые объекты американской военной инфраструктуры появились в связи с войнами в Ираке и Афганистане. Но все эти перемены никоим образом не затронули в общем-то небольшую и стратегически незначимую базу в Карибском море - в регионе, котором США уже давно не замечены в проведении активной военно-интервенционистской политики.

База в Гуантанамо продолжает работать не потому, что имеется практическая надобность в наличии объекта на кубинской территории для дозаправки военных кораблей углем (таково было ее изначальное официальное предназначение). На самом деле это важнейший символ американской политики по отношению к кастровской Кубе и определенный гарант американской вовлеченности в ее дела. Пока на Кубе сохраняется режим Фиделя Кастро - совершенно невозможно представить, чтобы Соединенные Штаты согласились бы на демонтаж базы в Гуантанамо.

Только один раз в 1960 г., кастровские власти, как они утверждают, по ошибке кашировали чек с уплатой за аренду территории под базу. В дальнейшем, хотя Гавана продолжала отправлялись из США чеки, деньги по ним не получались. Рассказывают, что Фидель Кастро любил вынимать все эти чеки из сейфа и демонстрировать своим иностранным гостям. 

Официальная позиция кастровской Кубы заключается в том, что договоры 1903 г. и 1934 г. - незаконны с точки зрения международного права и были навязаны ей по итогам испано-американской войны, а потому Гавана считает территорию базы в Гуантанамо оккупированной. Не берусь судить, в какой мере правовая оценка Гаваной договоров с США безупречна, но совершенно очевидно: как ни относится к кубинским властям, территория их страны бессрочно удерживается под контролем США вопреки желаниям кубинской стороны. Существование американской базы в Гуантанамо - результат навязанного Кубе кабального договора, совсем немыслимого сегодня, постыдный для США анахронизм колониальной эпохи, а затем и эпохи "холодной войны". 

А теперь перейдем к Крыму. Но отнюдь не смысле попытки провести какие-либо исторические аналогии между тем, как у США появилась база в Гуантанамо и соответственно Крым и база в Севастополе у России. Параллель между базой в Гуантанамо и Крымом мне потребовалась для иллюстрации следующей мысли, которая совершенно, видимо непонятна "либеральной антиимперской оппозиции" (термин Андрея Илларионова): в России может утвердиться самое настоящее демократическое правление, но крымский вопрос может еще очень долго оставаться нерешенным... 

Между утверждением демократии в России и решением крымского вопроса, как показывает вся история с американской базой в Гуантанамо, существует только очень пунктирная связь. Намного легче представить быстрое возвращение Крыма под юрисдикцию Украины неким антипутинским, но по-прежнему авторитарным режимом, но при этом без окончательного решения крымского вопроса.


пятница, 26 февраля 2016 г.

"Демократия для своих"

Есть уже устоявшее понятие - "капитализм для своих" (crony capitalism). Под ним понимается перераспределение "жирных" кусков экономики "своим" для перераспределителей человечкам, ну, а фактически очень часто - просто самим себе. 

"Демократия для своих" - используется мной не в смысле "демократия только для узкого круга своих лиц", а для обозначения застарелой болезни современных российских демократов - этакого сектантства, когда "болеют" за то, что им близко в первую очередь - за ДЕМОКРАТИЮ. 

Надеюсь, понятно - меня лично не надо "агитировать за демократию". Но современный опыт западных демократий хорошо показывает, что и там электорат не особенно будоражится одними призывами "за демократию". Ему надо кормить семью, и ради этого он будет забывать и о "европейских" и о "американских" ценностях.  А потому представить невозможно, что те или или иные политические силы будут выходить к широкому электорату без пользующихся популярностью социально-экономических лозунгов. Это особенно ясно видно в ходе нынешних президентских выборов в США.

Собственно, почему российский электорат должен быть другим? Наши "демократы-сектанты", уверен, понимают, что не другой. Только не надеются до него достучаться в нынешней России. И ставка делается на пресловутые "14%", т.е. те, кто за минусом 86%, поддерживающих власть. Вот если эти 14% проголосуют за нас, а с учетом того, что процентов восемь украдут "чуровы", то мы-де получим фракцию в Думе численностью порядка 6%. Не победа, но и не "хухры-мухры".

Только такой философией можно объяснить то, какую программу для объединения демократических партий предлагает "Яблоко" (полагаю, что и программа ПАРНАСа вряд ли может выглядеть принципиально иначе). Вот как ее описывает новый лидер "Яблока" Эмилия Слабунова в материле для "Новой газеты": 

"европейский вектор развития России; осуждение курса президента Путина на изоляцию страны; неприятие любых форм национализма; переход от авторитарного режима к демократическому только мирным путем; экономические реформы; масштабные антикоррупционные проверки бывших и действующих высокопоставленных чиновников; прекращение необъявленной войны России против Украины; непризнание законности аннексии Крыма".

Показательно, что в процитированном абзаце коротко и очень абстрактно говорится о необходимости экономических реформ. Тогда как в "Меморандуме политической альтернативы", который этот пассаж суммирует, конкретизируется только одно направление реформ - разделение власти и бизнеса. 

В "Меморандуме" много близкого мне пафоса, и, возможно, эти "14%" может и поднимет на активное участие в выборах (да и то, если, конечно, объединение демократов получится реальное, а не на словах). Но, вот, беда - нет этих "14%", мираж они. Цитирую сотрудника "Левада-центра" Дениса Волкова:

"Интересно, что и 10% ярых противников Путина и присоединения Крыма оказываются вовсе не «демократическим меньшинством», а довольно разношерстной компанией, состоящей частично из аудитории независимых СМИ, небольшой доли москвичей и значительной части россиян из наименее обеспеченной группы населения. Все это разные люди, с разными взглядами и интеллектуальным багажом, а вовсе не сторонники либеральных партий, совокупная аудитория которых на сегодня составляет не более 1–2% (выделено мной). В каждой из трех описанных категорий поддержка Путина лишь на треть меньше, чем среди населения в целом. Одобрение преобладает и здесь".

Выбранная электоральная стратегия демократов порочна в корне. Но не могут они объединяться на базе чего-то такого социально-экономического - насколько можно понять, у "Яблока" и ПАРНАСа разные взгляды на желаемое социально-экономическое будущее страны. И в этой сфере союзником ПАРНАСа, скорей, является "бледно" пропутинский Комитет гражданских инициатив Алексей Кудрина. Социально-экономическая идеология ПАРНАСа в нынешней России не оставляет ему никаких электоральных шансов (вне зависимости от того, дадут ли им власти или нет собрать нужное количество подписей для участия в выборах).

Именно никто иной как Борис Вишневский, активный деятель "Яблока", член фракции партии в Заксобрании Санкт-Петерубурга, первым сформулировал тезис о "борьбе холодильника с телевизором". И что же? Поразительно, но партия "Яблока" удивительным образом игнорирует "партию холодильника". Пожалуй, даже декабристы были ближе к народу...






четверг, 25 февраля 2016 г.

Америка, которую мы плохо знаем и понимаем...

В январе в опросе общественного мнения, проведенном YouGov/Economist в США, содержался вопрос: одобряете ли вы или нет президентский указ, освобождавший всех рабов в восставших против федерального правительства штатах (знаменитая "Прокламация об освобождении негров", подписанная Линкольном 1 января 1863 г. и давшая свободу 3 млн. чернокожих рабов)?

13% (и из них 20% сторонников Трампа) ответили - "не одобряем". И еще 17% ответили, что "не уверены, одобряют или нет".

Как это там у нас в присказке: "а зато у них негров линчуют..."

Да, кстати, 5% опрошенных афроамериканцев - среди тех, кто "не одобряют"...

среда, 24 февраля 2016 г.

Правда об "убер-экономике"

Позднее творчество братьев Стругацких связано с созданием очень популярных антиутопий, тогда как ранние менее сейчас читаемые книги были классические утопии, описывающие жизнь в коммунистическом обществе (например, "Возвращение. Полдень. XXII век"). Беседа на "Свободе" журналиста радиостанции и историка Сергея Медведева и Бориса Грозовского, креативного директора Фонда Егора Гайдара, напомнила мне как раз ранее творчество Стругацких. И в этом не будет преувеличений: на сайте "Свободы" ее распечатка была подана по соответствующим названием - "Коммунизм эпохи интернета: экономика шеринга". 

О чем же беседовали Медведев и Грозовский?

Хотя обсуждалось нечто большее, чем "убер-экономика", которая является частью того, что называется "шеринг-экономикой", но так или иначе рисовалось "розовое" будущее и даже "розовое" настоящее. Наступает-де время, когда человек уже не должен с потом и кровью зарабатывать себе на хлеб насущный, а может обрести больше личной свободы благодаря отказу от постоянной работы с помощью сервисов такси типа "Убер" или сервиса типа Airbnb, позволяющего сдавать свое жилье, как гостиничные номера, и посвящать основную часть своего времени на творчество, саморазвитие и т.п.

Вот такая красивая картинка. Ну а какова реальность?

Дэвид Плюффе, в прошлом близкий советник президента Обамы, а сейчас споуксмен компании "Убер" разбивает некоторые иллюзии, которые популярны не только среди нашего "креативного класса", но и в Вашингтоне: "Людьми в Вашингтоне создан некий мифический человек. Он водит машину для компании Uber, для компании Lyft, сдает дом с помощью Airbnb, работает немного для компании Handy или компании Instacart. Такого человека не существует. Большинство людей используют одну из этих платформ в качестве дополнительного источника доходов". 

Подмечу различие в акцентах в иллюзиях нашего "креативного класса" и "людей в Вашингтоне": если первые декларируют - мы свободные люди и нам не нужно постоянное место работы, то вторые - нам нет необходимости беспокоиться о создании новых рабочих мест.


В России пока нет значительной "убер-экономики",  а потому, похоже, еще нет и исследований этого нового экономического уклада. В США "убер-экономика" развивается семимильными шагами и исследования ведутся. Например, специалистами в банке JPMorgan Chase, которые после анализа миллиона пользователей услугами Chase, пришли к выводам отраженным на нижеприведенных диаграммах.


На сентябрь 2015 г. 46% пользователей платформами типа "Убер" получали от них свыше 25% от всех своих доходов, 33% - более 50% доходов и 25% - более 75% доходов. Использование платформ типа "Убер", по крайней мере для американцев, служит не способом отказаться от постоянной работы, а источником дополнительных доходов, когда их не хватает при наличии более или менее постоянной работы.

О том, что к использованию платформ типа "Убер" обращаютсяя именно для получения дополнительного к основному дохода, хорошо видно по этой диаграмме:


К этим платформам прибегают всего лишь для выравнивания среднемесячного дохода, когда по каким-то причинам он уменьшается (в среднем на платформах добирают порядка 500 долл. в месяц), а вовсе не для его повышения.

 Итак, даже "убер"-такси не довезет вас до коммунизма...

вторник, 23 февраля 2016 г.

Какую важную характеристику "ур-фашизма" пропустил Умберто Эко?

Естественно, уход Умберто Эко не мог не породить реплики вокруг его двух самых известных работ "Имя розы" и эссе об "ур-фашизме".

Если детективный роман "Имя розы" читали и смотрели экранизацию, наверное, очень многие, но эссе, по всей видимости, читали не все. Но даже те, кто знаком с ним, по-видимому, в нем не разобрались (смешной пример непонимания дают рассуждения всезнайки и "графомана-риторика" Михаила Веллера).

Эссе Эко, так и называющееся "Ур-фашизм", было опубликовано 22 июня (!) 1995 г. в американском классическом, может даже "топовом" периодическом издании интеллектуалов The New York Review of Books (концепцию "ур-фашзма" Эко впервые изложил еще в апреле на симпозиуме в Колумбийском университете). В нем он пишет об определенной аморфности фашизма: если убрать из того, что называется "фашистским" те или иные компоненты, все равно это будет фашизм. Так, уберите империализм и все равно вы сможете назвать режимы Франко и Салазара фашистскими. Уберите колониализм, но все равно получите фашизм в "исполнении" усташей в Югославии. А если к итальянскому фашизму добавить, пишет Эко, радикальный антикапитализм, то получите Эзру Паунда. 

Умберто Эко попытался в своей концепции фашизма идентифицировать элементы, которые всегда и одновременно присутствуют в фашизме, несмотря на то, что практические осуществленные модели фашизма могут отличаться друг от друга. Отсюда это не просто, скажем, какой-нибудь национальный подвид фашизма, но "всеобобщающий" "вечный фашизм" - "ур-фашизм" (eternal fascism). Таких признаков фашизма у Эко 14, и, насколько могу понять, ни один он не называет ключевым. Это скорее больше культурологическое понимание фашизма в отличии от политологического, упирающегося в те трудности дефиниции (разные рецепты "фашистского винегрета" в зависимости от наличных ингредиентов и вкуса "фашистских поваров"), о которых вначале говорит Эко.

Что мне показалось удивительным, так это то, что Эко, хотя и подходил достаточно близко, но и так и не назвал один признак, вполне вписывающийся в его концепцию и одновременно включаемый в традиционные дефиниции фашизма (чуть подробнее об этом в этом посте).

Вот Эко пишет про итальянский опыт фашизма: "Фашистская партия рождалась с хвастливыми заявлениями о том, что приносит новый революционный порядок, но она финансировалась наиболее консервативными землевладельцами, которые ожидали от нее контрреволюции". 

Или (шестой признак): "Ур-фашизм проистекает от индивидуального или социального разочарования-фрустрации. Именно поэтому одним из самых характерных черт исторического фашизма была апелляция к разочарованному среднему классу, классу, страдающему от экономического кризиса или чувств политического унижения, напуганного напором со стороны низших социальных групп".

Короче, как мне кажется, Эко подходил близко к определению, может быть, важнейшей черты фашизма: при своем возникновении - это идеология противопоставления нового порядка старому, энергия, направленная против власти правящего истеблишмента и со временем подминающая, пропитывающая его. 

Почему считаю эту черту важнейшей?

Этот признак позволяет в принципе дискутировать о том, является ли семейство Ле Пенов во Франции потенциальным источником фашизма, или может ли им стать со временем Дональд Трамп в США - и первые и второй бросают вызов истеблишменту в своих странах. Но нынешний кремлевский режим, как бы он ни был агрессивен, авторитарен, националистически ориентирован, не является фашистским  по своей природе, ибо он - "сверхистеблишмент", "концентрированный истеблишмент", не терпящий никаких вызовов себе, раздавливающий даже слабую конкуренцию. Это не фашизм, а то, что точнее можно определить как явление новой постиндустриальной эпохи - неототалитаризм (см. пост и пост). 

Кому-то неототалитаризм может казаться менее обидной "обзывалкой", чем фашизм. Может это и так. Но если говорить о существе явления, то неототалитаризм в такой большой и вооруженной ядерным оружием стране - это сверхстрашно и это точно тоже сверхзло...


понедельник, 22 февраля 2016 г.

Фашизм - это и стилистика и физиономика

Обвинения в фашизме разбрасываются сегодня очень вольно направо и налево. При этом как-то по инерции забывается, что зло необязательно должно быть фашизмом, чтобы быть серьезным злом. 

Никого особенно не интересует, что политология квалифицирует как фашизм. Тем более, что и между политологами на сей счет ведутся споры. Пожалуй, неким объединяющим полем, на котором сходятся спорящие, становится то, что можно назвать стилистикой и физиомикой фашизма.

Дональд Трамп -  хотя периодами и кажется, что он бродит где-то рядом с фашизмом, но по крайней мере пока, конечно, вовсе не фашист. Но посмотрите вот это его вчерашнее выступление в штате Джорджия (где-то начиная с 22 секунды). Хотя вначале он заводит толпу резкими антимигрантскими выкриками и выпадами в адрес прессы, но в самый характерный со стилистической точки момент он всего лишь требует... притушить огни... Но хорошо представляешь, как он может кричать совершенно другое, увязанное с его эмоциями в отношении мигрантов и прессы...



воскресенье, 21 февраля 2016 г.

"Революция" заблудилась меж столами казино

Прошедшие вчера кокусы в штате Невада отдали победу Хиллари Клинтон. Наращивающая темп избирательная кампания Берни Сэндерс с его идеей "политической революцией" получила, похоже, смертельный удар. 

Хотя до конца гонки-соревнования между демократами еще далеко, но невадский исход пропророчил ее фатальный конец для амбициозных планов Сэндерса. Перед ним стояла неимоверно трудно задача: на каждых кокусах-праймериз доказывать, что его кандидатура - состоятельна в глазах не только молодых избирателей, но и главных групп, из которых состоит электорат демократической партии. В Неваде это сделать не удалось, что неизбежно станет предупреждающим сигналом и для избирателей-демократов в ходе кокусов-праймериз в других штатах. И, похоже, что судьбу Сэндерса в Неваде, где кокусы-собрания проходили в том числе в помещениях казино, предопределили достаточно дружное голосование членов профсоюза-работников казино за Клинтон.

Аналитический сайт Vox так прокомментировал итоги голосования в Неваде. Одной из ключевых идей Берни Сэндерса было "представление, что кандидат, который отказывается от  корпоративных денег и провозглашает правду-матку, может зажечь политическую революцию в результате мобилизации многочисленных полчищ новых избирателей. Пока мы не видим никаких признаков, что это удается. Сэндерс добивается успеха среди молодежи и либералов, но у него не получается трансформировать электорат. И даже если бы он смог получить номинацию, ему все равно пришлось бы столкнуться с фундаментальной реальностью, состоящей в том, что медианный избиратель в Соединенных Штатах придерживается политически умеренных взглядов".

Каких взглядов придерживается медианный избиратель в США в этом политическом цикле нам только еще предстоит увидеть, ибо если Дональд Трамп "завалит" своих конкурентов-республиканцев, а затем в ноябре возьмет вверх над претендентом от демократической партии...

"Политическая революция", о которой "так долго говорил" Берни Сэндерс должна была произойти не где-нибудь, а в Соединенных Штатах - самой богатой и благополучной стране мира (если смотреть на нее из других стран). Если в принципе этот термин "политическая революция" и мог быть использован для характеристики тех или иных политических перемен в США, то необязательно в традиционном и привычном смысле (хотя если победу на выборах одержит Трамп, то это вполне может оказаться традиционной революцией). Главным для Сэндерса в его идее "политической революции" должен был стать разворот США в сторону welfare state по шведскому образцу. И тут, пожалуй, более важен другой вывод аналитиков Vox:

"Сэндерс располагал в действительности только одним преимуществом: у него была идея-посыл о преобразовании демократической партии в гораздо более идеологически цельную политическую партию, чем это было  исторически. Ради этого он предлагал полноценную повестку дня в духе европейской социал-демократии, предусматривающей предоставление бесплатных медицинской помощи и высшего образования. Похоже, что одной этой идеи-посыла будет недостаточно, чтобы вывести Сэндерса в победители, но он оказался гораздо ближе к осуществлению своей цели, чем истеблишменту демократической партии представлялось возможным каких-то двенадцать, шесть или даже три месяца назад. Амбициозные политики в партии возьмут на заметку происшедшее, и что-то похожее на повестку дня Сэндерса станет будущей повестка дня демократической партии".

Если этот прогноз окажется верен, так может тогда все же Берни Сэндерс одержал самую важную победу..?


суббота, 20 февраля 2016 г.

Еще один аргумент в пользу возможности "цветной революции" в США

Пока вы не остыли от эмоций, читая предыдущий пост, вот вам еще одно свидетельство в пользу возможности "цветной революции" в США.

Осознаете вы это или нет, но самая - хорошо, скажем мягче, одна из самых эксплуатируемых стран в мире - это Соединенные Штаты.

Взгляните на следующую диаграмму, показывающую соотношение между ВВП на душу населения в разных странах и количеством часов в год, которые отдаются работе этой "душой":




Чем богаче страны - тем меньше времени в течение года они отдают работе. Это так только за исключением Соединенных Штатов. Согласно распространенному в США нарративу, так произошло потому, что американцы любят работать и предпочитают stuff  в виде широкоформатных телевизионных панелей, больших автомобилей, дорогих гигантских бутербродов и т.п., а не короткую рабочую неделю, оплачиваемые полуторамесяные отпуска и т.п.

Экономисты Стэнфордского университета в своем исследовании, в котором учитывают не только количественные, но и качественные показатели (экология, продолжительность жизни, "уровень счастья" и т.д.) утверждают: "Уровень жизни в Западной Европе гораздо ближе к тому, который имеется в Соединенных Штатах, чем это кажется только при сравнении ВВП на душу населения. Увеличение продолжительности жизни при наличии большего свободного времени и более равного уровня потребления в странах Западной Европы в значительной степени компенсирует их более низкий средний уровень потребления по сравнению с Соединенными Штатами." 

Но даже если американцы действительно сделали выбор в пользу большего потребления, таким ли уж свободным был этот выбор..? И все ли американцы - довольные участники праздника консьюмеризма..? Кризис 2007 г., от которго американский средний класс так и не оправился, оказался мощным reality check. И американцы мучительно думают, как жить дальше...

Готовы ли США к "цветной революции"?

Буря, скоро грянет буря. Это смелый буревестник Берни Сэндерс гордо реет между молний над ревущим гневно морем...

Если вы еще это не поняли, то поясню: кандидат от демократической партии Берни Сэндерс призывает к "цветной революции" в США. В своем заявлении о начале избирательной кампании в конце мая Сэндерс оповестил:

"Сегодня мы начинаем политическую революцию с тем, чтобы трансформировать нашу страну в экономическом, политическом, социальном и экологическом отношении".

Тема необходимости "политической революции" в США стала сквозной в избирательной кампании Берни Сэндерса и привлекла в ряды его сторонников тысячи американцев, особенно молодежь. Некоторые воспринимают призыв Сэндерса к "политической революции" как метафору или тактический пропагандистский ход. Но если проследить за тем, что говорит Сэндерс, к каким переменам зовет американцев, то в действительности для их осуществления потребуется нечто, что со спокойной совестью можно назвать именно революцией.  

Парадокс здесь для европейца в том, что конкретные цели Сэндерса вовсе не смотрятся чем-то радикальным. Программы, за которые он ратует, - к примеру, медстраховка для всех граждан страны, минимальная заработная плата на уровне $15 в час, бесплатное образование в государственных университетах, высокие налоги на богатых - спокойно работают в целом ряде благополучных европейских стран. Но для американцев эти программы представляются верхом радикализма.

Не углубляясь в отдельную и очень большую тему, почему это именно так в сегодняшней Америке, подчеркну другое: инструмент, который Сэндерс собирается использовать для реализации поставленных целей, в реальности предполагает именно организацию "цветной революции" - массовую, мирную, демократическую мобилизацию граждан для решительной трансформации устоявшихся порядков, а именно этим и является "цветная революция".

Так готовы ли США своей собственной "цветной революции"?

Только в такой стране, как Соединенные Штаты, ответ на такого рода вопрос могут искать в опросах общественного мнения. Во всяком случае один опрос подобного рода был только что - 29-31 января 2016 г. - проведен  социологической фирмой Morning Consult и медийной компанией Vox среди 1 884 зарегистрированных американских избирателей. Им был поставлен следующий вопрос: согласны ли они или нет с утверждением, что "в предстоящие десять лет потребуется политическая революция с тем, чтобы перераспределить деньги от богатых американцев к среднему классу"("In the next decade, a political revolution might be necessary to redistribute money from the wealthiest Americans to the middle class"). Результаты опроса представлены в диаграмме ниже:



В целом 54% опрошенных согласны с этим утверждением и 30% - нет. Любопытно, что среди согласившихся - 55% опрошенных, которые причисляют себя к так называемой "чайной партии" - наиболее радикальной группы среди сторонников республиканской партии.

Комментируя итоги опроса, сайт Vox отметил два момента: среди согласившихся больше тех, кто "согласны в некоторой степени", а не "твердо согласны"; в утверждении речь шла о среднем классе, а не о бедных, что могло бы дать совсем другие результаты. Со своей же стороны добавлю, что тот факт, что вы считаете необходимой "революцию" для подобного перераспределения денег, не означает, что вы будете ее поддерживать. Чтобы узнать ответ уже на этот вопрос, нужно было бы сформулировать вопрос несколько иначе.

А вот каким уровнем поддержки среди опрошенных располагают конкретные идеи из программы Сэндерса:



Все они, как видите, набирают больше половины голосов, и особенно популярна идея повышения налогов на богатых людей: "за" - 73%, "против" - 21%.

Грядет ли "цветная революция" в Соединенных Штатах? Никто не знает. Что неудивительно. Этого никто заранее не знал ни в Тбилиси, ни в Тунисе, ни в Киеве...

Однако совершенно неожиданный для всех "мудрых" аналитиков энтузиазм, которым сопровождается избирательная кампания Берни Сэндерса, вынуждает не исключать еще вчера абсолютно немыслимое.



вторник, 16 февраля 2016 г.

Надо ли бояться "холодной войны"?

Павел Фельгенгауэр вчера на "Эхе" уверял, что не стоит:

"Я хочу важную вещь сказать, что не надо бояться холодной войны. Холодная война это очень хорошо. Потому что альтернатива это война горячая. Общеевропейская война между Россией и НАТО, переходящая в ядерную катастрофу. И потому что надо понимать, что противоречия сейчас между Россией и Западом неразрешимы. И единственное, что мы можем достичь – это избежать именно ядерной войны общеевропейской. То есть мирное сосуществование как раньше называлось. А это была очень серьезная политика. То есть соревнования двух систем, и такой ситуации мы избегаем, общеевропейской войны. А потом одна из систем, наверное, как-то скапустится как в прошлый раз, и вообще мы выползем из этой ситуации".

В этом пассаже основное перепутано. Да, с точки зрения здравого смысла "холодная война" лучше горячей, но...

Дело в том, что "холодная война" - не синоним, как получается у Фельгенгауэра, мирного сосуществования. 

Хотя имеются разные трактовки того, когда началась "холодная война" (в советское время некоторые исследователи полагали, что ее начало надо относить к моменту образования советского государства), но традиционно считается, что "холодная война" началась после окончания второй мировой войны. Ее "объявление" привязывают к речи Уинстона Черчилля, произнесенной в американском городе Фултоне 5 марта 1946 г.

Слово "объявление" не случайно поставлено в кавычки. Потому как в отличие от войны "горячей", которую могут объявить и предварительно, война "холодная" "складывается" сама по себе на протяжение определенного периода - это процесс ухудшения отношений по всем направлениям в результате жесткого соперничества на мировой арене, периодического усиления военно-политической напряженности, в целом поддержания высокого уровня военно-политического противостояния. Особенностью "холодной войны" в ее первом издании было то, что военно-политическое соперничество подстегивалось не только противоречиями, столкновениямм интересов международного толка, но и подогревалось также и непримиримым идеологическим конфликтом.

Хотя эта "холодная война" окончательно завершилась с самоликвидацией Советского Союза, она еще раньше пошла на спад в результате перехода СССР, с одной стороны, и США, Запада, - с другой, к политике смягчения международной напряженности. Для Советского Союза этот переход происходил в рамках разработанной экспертами международного отдела ЦК КПСС концепции мирного сосуществования двух противоположных систем. 

Как вы понимаете, уже в силу одного своего происхождения эта концепция не могла ни при каких обстоятельствах быть принята Западом. Его логика принятия идеи разрядки напряженности была совершенно другой, чем та, которая лежала в основе концепции мирного сосуществования. Чтобы не уходить в далекие теоретические дебри, можно сказать, что общим для логики и той и другой стороны было то, что они обе хотели уменьшить возможность неконтролируемого сползания к глобальной ядерной войны.

Точнее, однако, будет сказать, что это было главной озабоченностью США. Советский Союз к разрядке подталкивали два основополагающих обстоятельства. 

Во-первых, Москва стремилась зафиксировать международно-правовыми средствами возникший после второй мировой войны раздел мира на две системы, который она сумела удержать после Ялты и Потсдама большим напряжением сил и средств, добившись военно-стратегического паритета. Различными международными договоренностями с западными странами Москва пыталась в перспективе - этого ей так и не удалось в итоге достичь - уменьшить для себя экономическое бремя от военного противостояния. Что удалось, так это расширить международно-экономические связи с Западом. 

Хотя стало чуть ли не общим местом, что советские руководители были этакими циниками, давно "продавшими" коммунистическую идею ради пайков и госдач, реальность была сложнее. Во всяком случае до Горбачева включительно в советском руководстве доминировала мысль, что соцсистема не сумела раскрыть все свои преимущества в результате катастрофы с гитлеровской агрессией и необходимости по максимуму выкладываться на гонку вооружений с Западом. Отсюда Москва постоянно стремилась перевести соревнование с Западом в более спокойное, предсказуемое и менее обременительное русло.

Во-вторых, с обретением прежде всего паритета в ядерной области, а также понимания, что ядерная война обернется всемирной катастрофой (для обеих сторон это понимание далось нелегко и, пожалуй, именно Советский Союз оказался несколько более последователен в этом понимании) Москва решилась пойти на ограничение, а впоследствии и сокращение ядерных арсеналов. Насколько это была реальная фундаментальная смена парадигмы для советского руководства, которое постоянно в пропагандистских целях выступало с разными "мирными инициативами", в том числе и с идеей всеобщего разоружения, хорошо показывает следующий эпизод начала переговорного процесса по стратегическим вооружениям. В нем были задействованы, понятно, как дипломаты, так и профессиональные военные. В какой-то момент один из советских военных-участников переговоров поделился с американским визави своей озабоченностью: американская сторона использует в переговорах данные о состоянии стратегических сил, к которым советские дипломаты не имеют права доступа в силу их секретности. 

Короче, политика разрядки напряженности, вытекающая для Москвы из теоретического обоснования желательности мирного сосуществования, была политикой, направленной на частичное свертывание, смягчение "холодной войны", устранение по крайней мере вероятности внезапной вооруженной агрессии или угрозы "непредвиденной", "случайной" войны. Сама по себе неограниченная "холодная война" - это всего лишь временное состояние маневрирования, несущее в себе постоянную угрозу высокой степени начала войны "горячей".

С 40-х-50-х гг. прошлого века, конечно, многое изменилось в мире. Исчезло идеологическое противостояние, что дает основание некоторым специалистам и у нас и на Западе говорить о невозможности "старой" "холодной войны". Имеется в виду, что отсутствие идеологического конфликта позволяет проще разрешать противоречия, не доводя дело до жесткой конфронтации. Здесь мы видим упрощенную трактовку угрозы от идеологизма - советский идеологизм на определенном этапе в действительности начинал работать не на раздувание "холодной войны", а на ее ограничение как средства своего рода фиксации международно-политической "прибыли".

Проблема сегодня в том, что нынешний кремлевский режим находится на том этапе, на котором СССР находился, когда решительно расширял и утверждал "советскую ноосферу". Угроза войны и сама война на таком этапе неизбежно рассматриваются в качестве естественного инструмента консолидации своего международно-политического положения до момента универсального признания этого положения как окончательного fait accompli. Кремль сейчас и был бы рад, чтобы дипломатически-правовыми средствами зафиксировать какую-никакую "прибыль" - лавровыми-чуркиными многое предпринимается в этом направлении. Но никакие новые fait accompli никем не признаются - так что и фиксировать потому нечего. 

Отсюда в Кремле полагают, что надо больше работать на военном направлении. Но если для СССР это означало достижение и легализацию военно-стратегического паритета, то какова может быть цель этой "работы" при сохраняющемся паритете, пожалуй, до недавнего времени не знали и в самом Кремле. Но, думается, эта цель постепенно начинает вырисовываться и внутренне осознанно формулироваться в Кремле следующим образом: измотать США и Запад развязыванием Россией локальных военных конфликтов (или участием в уже существующих) с тем, чтобы навязать США/Западу свое видение баланса сил и новую географию сфер влияния. 

Так что, если нынешнее издание "холодной войны", предлагаемое Россией, означает активное противоборство в рамках локальных военных конфликтов, то, очевидно, что нынешняя "холодная война" намного ближе к войне "горячей" и тотальной, чем это было в эпоху существования Советского Союза. Для последнего участие в военных конфликтах являлось неким крайним, нежелательным средством сдерживания противника в глобальном противостоянии, тогда как для нынешней России оно становится обязательным условием достижения поставленных стратегических целей при громогласно заявленной готовности пойти на эскалацию локального конфликта с использованием обычных средств до уровня ядерной войны.

Думаю, в Кремле искренне не понимают упорство Запада - господи, вы же легко терпели Советский Союз, чья империя охватывала куда большие территории, чем те пространства, на контроль над которыми сейчас претендует Россия! На Западе, полагаю, лучше, чем в Кремле, осознают, что если они пойдут на уступки Кремлю, то тем самым только разбередят его аппетит. Внешне частная уступка сейчас (ну подумаешь - какой-то жалкий полуостров) в дальнейшем неизбежно приведет к полномасштабному стратегическому поражению. 

Тот формат компромисса, который Кремль считает единственно приемлемым для себя, Западу категорически не подходит. Иными словами, нынешняя конфронтация между Россией и Западом или, иначе, "холодная война" принимает совершенно непримиримый характер и может иметь только два завершения - или "горячая" война между ними или смена режима в России.






понедельник, 15 февраля 2016 г.

Америка - это не Россия: можно ли проголосовать без удостоверения личности?

Американские республиканцы уже давно озабочены подрывом демократии у себя в стране: как можно допускать, чтобы к голосованию не важно за кого - местного конгрессмена или президента страны - допускать людей, не имеющих удостоверения личности с фотографией?

Как правило, россиянам это тоже непонятно и просто подозрительно. Но... Все дело в том, что Америка, уж извините, - не Россия...

Лучше посмотрите этот эпизод из очень популярной передачи Джона Оливера LastWeek Tonight, местами напоминающей наш старый "Фитиль", и вам все станет ясно...



пятница, 12 февраля 2016 г.

Сирийский тупик - курдское шоссе

Ты жив, пока бежишь. Или, как в случае с Путиным, пока "играешь". 

В публицистических преувеличениях привычно сравнивать международно-политические ходы государств с некоей азартной игрой. Но уже многие десятилетия - со времен гитлеровских авантюр, - к счастью, международная политика не слишком напоминала игорный дом. 

Это "казино" вновь открылось с аннексии Крыма. 

Но если в первой половине прошлого века "большую игру" закрутил человек с большим количеством "фишек", то сейчас у главного игрока - "фишек" крайне мало, и он в основном блефует, и оттягивает момент, когда надо будет открывать карты. Он прекрасно понимает, чем обернется для него лично наступление такого момента, который обнажит его слабость и политическое банкротство. А потому - ставка на бесконечную "игру". 

Сирия всегда выглядела странным выбором в кремлевских раскладах, объяснимым только хорошо известной логикой "ввяжемся в бой, а там посмотрим". Слабый, упрямый, коварный, неблагодарный, совсем бесперспективный союзник, Сирия неизбежно становилась бы бременем в затеянной "игре". Любая "победа" на сирийском направлении имела бы жесткие ограничения - она могла позволить набрать некоторые пропагандистские очки, но никак не вывести войска из Сирии, без которых асадовский режим долго не продержится. Путин в результате превращался в заложника Асада - совершенно немыслимая ситуация для Кремля и политически и психологически. "Игра" на сирийском направлении рано или поздно заходит в тупик. Может быть, уже зашла.

Мне думается, в своем комментарии "Для чего Путину воевать с Турцией?" Юрий Фельштинский достаточно точно нащупывает многообещающее продолжение "игры" уже на турецко-курдском направлении. 

Неприятные реальности нынешней ситуации будут подталкивать Кремль к выходу из тупика за счет ставки на курдов в их многолетней борьбе за создание собственного государства, территория которого могла бы охватывать районы Турции, Сирии, Ирака. Независимый, боеспособный, нефтедобывающий Курдистан в качестве союзника на Ближнем Востоке - это не асадовская раздербаненная Сирия. Серьезная заявка на появление Курдистана обернется тяжелым кризисом не только для Турции, но и для Запада, опирающегося на курдов как наиболее эффективный сейчас передовой отряд в схватке с "игилом". В перспективе поддержка курдов в создании своего государства открывает для Кремля потенциальную возможность откола Турции от НАТО и вследствие чего дестабилизации этого альянса. В сегодняшних условиях Ближнего Востока независимый Курдистан - это и перманентный кризис, который, как могут надеяться в Кремле, подстегнет столь желательный рост цен на нефть.

Так что, уже в ближайшем будущем, вполне вероятно, мы сможем наблюдать очередное кремлевское сальто-мортале: асадовский режим - это в действительности самый террористический, самый кровавый режим на планете. И тогда Асада неминуемо ждет судьба афганского Амина. 


четверг, 11 февраля 2016 г.

Нефть, как наркотик

График из доклада МВФ по России, вышедшего в августе 2015 г.:


Как видно, рост цены на нефть (красная пунктирная линия) в начале 2000-х сопровождается ростом ВВП (голубая кривая). Резкое падение цены на нефть в 2008 г. приводит к закономерно резкому падению темпов роста ВВП. Но более интересным выглядит период приблизительно 2010-2014 г. - период привыкания к нефтяному наркотику, когда он перестает "возбуждать": цена нефти вновь увеличивается и стабилизируется, а темпы роста ВВП начинают падать.

среда, 10 февраля 2016 г.

1968 г.: история могла пойти по другому пути

Еще со времен перестройки, когда обо всем, в том числе и вторжении в Чехословакию в 1968 г., можно было уже говорить и все анализировать, утвердилось в интеллигентском сознании такое мнение: вот если бы не задавили "пражскую весну", то все пошло бы получше. Как получше не уточнялось, но это не мешало несокрушимо верить в что-то очень оптимистичное.

Читая недавний комментарий Станислава Белковского мне показалось, что, рассуждая о совершенно других вещах, он словно комментировал события 1968 г., точнее как оно могло бы получиться:

"Перед сочинской Олимпиадой (на днях как раз отмечалась вторая годовщина ее открытия) помиловали Ходорковского, отпустили на волю певиц-художниц из Pussy Riot, отдали голландскому королю и королеве экологов из Greenpeace, в постыдном безумии пытавшихся штурмовать морскую платформу «Газпрома» «Приразломная».

Вообще, в начале 2014-го многие в Кремле и вокруг ожидали, что ВВП вот-вот вернется к ценностям истинно ДАМской перезагрузки. И, сразу после несомненного триумфа наших спортсменов на зимней Олимпиаде, повернется к Западу разглаженным, как бархатная салфетка, и улыбчатым, как у Моны Лизы, лицом.

Но нагрянуло 22 февраля 2014 года. Украинская «революция достоинства», она же, понятно, (анти)государственный переворот по вашингтонскому наущению. С бегством Януковича и прочими необязательными прелестями.

И невротизация пошла по новой.

Лидер отчетливо осознал в тот момент, что с недели на неделю войска НАТО войдут в Крым. А оттуда вражья ядерная ракета долетает до Кремля так быстро, что и часовой Боровицких ворот не выйдет из похмельного оцепенения". 

Брежневский режим - режим не нынешний. Надеюсь, уже пришло понимание того, что он хотя и был в отличие нынешнего советско-коммунистическим, но не был режимом параноидальным. Это ему очень большой плюс. Иначе у меня не было возможности пописывать в блоге, да и не было бы никого, кто мог бы читать его. Не было бы ничего. 

Но при этом фундаментальном отличии некоторые поведенческие реакции у обоих режимов схожие. Задавив чехословацкий "мятеж" брежневский режим продолжил работать над политикой, ставшей известной как "разрядка международной напряженности". А без нее у нас не было бы перестройки.

Проморгав киевский "мятеж", нынешний режим устроил Крым, Донбасс, Сирию. Не думаю, что если бы не проморгал - т.е. политическими, не вооруженными методами упредил бы майдан, - то наступило хотя бы бледно-медведевское потепление. Но в таком штопоре сейчас страна не была бы точно.

вторник, 9 февраля 2016 г.

Зачистка ларьков: что это может значить?

Прошлой ночью начали и днем продолжали ликвидацию торговых ларьков и павильонов по всей Москве. Как это все понимать?

Нет, тут дело ни в самострое, ни в требованиях эстетики к новой Москве, ни в чужаке, как говорят, любящем "горькую" и "смотрящего" над столицей.

Скорее всего, здесь наблюдаем обоснованную в сверхсекретных записках рефлексию на два страха: (1) нал мелких торговцев может быть использован для "финансирования майдана," и (2) уличная плохо контролируемая торговля обеспечивает существование экономически независимого от власти сектора населения.

Что дальше? Почти с абсолютной уверенностью можно предсказать зачистку точек обмена валюты - по тем же соображениям.

суббота, 6 февраля 2016 г.

Дело не в украинцах

На днях наружу вышел разлом между "российской либеральной антиимперской оппозицией" (термин Андрея Илларионова) и украинцами. (Меня могут поправить, что правильнее сказать "частью украинцев". Это поправка верна, однако, только в том смысле, что когда мы рассуждаем  о "россиянах", "украинцах", "американцах", "французах" и т.д, то фактически мы рисуем обобщенный образ, который в полной мере не может точно описывать буквально каждого человека, принадлежащего к той или иной нации. Это будет всегда образ части нации).

Что же произошло?

Лично для меня, как, наверное, и для многих других, первым "колокольчиком" стала довольно странная, провокативная, но и провокационная тоже "колонка" Виталия Портникова. Ничуть не смущаясь тем фактом, что материал является частью его активной и давней публицистической деятельности в медиа "москалей-антиимперцев", Портников потребовал от них (и, надо полагать, от редакций тех медиа, где он продолжил, как ни в чем не бывало, публиковаться и дальше) почувствовать свою историческую ответственность перед Украиной за все сделанное с ней российской империей и "встать на колени ". То есть "на колени" должны были встать (в материале указаны в качестве примера и конкретные имена) те хорошо известные российские оппозиционеры, которые, рискуя собственным благополучием в неототалитарной России, выступают за прекращение российской агрессии против Украины, за ее превращение в свободное, демократическое европейское государство. Признаюсь, что несмотря на то, что до известной степени согласен с некоторыми мыслями Портникова,  все же в целом первоначально воспринял его реплики как демонстрацию неизжитых комплексов и некоторых ущемленных амбиций автора.

Однако, буквально через две недели один из самых пассионарных российских сторонников независимой Украины Андрей Пионтковский публикует короткий пост, который выдает его хорошо понятную человеческую обиду на то, что он вполне мог счесть как низкое предательство:

"Недавно мои украинские друзья обратили мое внимание на мерзкий пасквиль в мой адрес некоего О. Пономаря. "Псевдооппозиционер Пионтковский и иже с ним". Он датирован 15/04/15, но, как мне рассказали, этот субъект высказывается по моему адресу в подобной манере постоянно. В посвященном мне тексте говорится также о других российских коллегах...

Что касается меня, то я с сегодняшнего дня буду сотрудничать только с теми украинскими средствами массовой информации, руководители которых публично и недвусмысленно выскажут свое отношение к обвинениям Пономаря. А иначе зачем приглашать меня в свой эфир и на страницы своих изданий?

Не скрою, что в личном плане меня, прежде всего, интересуют оценки пономарьского бреда со стороны коллег, с которыми меня связывают десятилетия добрых уважительных отношений - Виталия Портникова и Савика Шустера".

Не знаю, как там с Савиком Шустером, но Портников, если судить по тому, что он не раз успел выступить в медиа "москалей" на разные темы, предпочел во всяком случае публично "не заметить" пост Пионтковского, обращенного конкретно к нему. "Не заметили" пост Пионтковского и в украинской версии "Нового времени", где он много публиковался. Если судить по тем результатам, что выдает украинский "яндекс", то пост Пионтковского как будто вообще прошел незамеченно для украинских медиа, как будто они и не знают своего автора. И этот факт также позволяет утверждать, что мы имеем дело не с некоей реакцией "части украинских блогеров", но именно украинской реакцией.

Поразило меня и молчание в стане российской оппозиции, не взбудораженной мгновенно заявлением Пионтковского. Оперативно откликнулся только один Андрей Илларионов. С присущей ему дотошностью он привел длинный список публикаций Украины с недостойными обвинениями по отношению к себе и своим российским коллегам, а затем предложил читателям своего блога поразмышлять над следующими вопросами: это что - некие информационные кампании, кто их организатор, имеют ли они успех в Украине и кто от них выигрывает - свободная Украина или кремлевский агрессор; надо ли "российской либеральной антиимперской оппозиции" теперь помогать Украине советами и демонстрациями; вообще, обозначившаяся новая Украина - та ли, которую желала бы увидеть российская оппозиция?

Хотел бы поделиться мыслями по поводу всей этой истории. Сразу подчеркну, что не вижу проблем с выпадами с украинской стороны, нацеленными против "российской либеральной антиимперской оппозиции". 

Во-первых, нам даже, к счастью, трудно представить, в каком состоянии постоянного стресса уже давно живут украинцы, переживающие все "прелести" пока неудающейся революции, не отошедшие от острого шока в результате подлой военной и информационной агрессии со стороны России, кровопролития, гибели людей, массовых потоков переселенцев из охваченных войной районов страны. 

Во-вторых, пока украинцы не отойдут от всех этих тяжелых испытаний они не смогут спокойно, разумно начать относиться к России и всему российскому, включая "антиимперцев-оппозиционеров". По-иному, к сожалению, не бывает, и не надо ожидать от украинцев большего, чем может вынести человеческая психика. 

В-третьих, подозреваю, что искренне болеющими за новую Украину россиянами была перейдена некая очень зыбкая, не поддающаяся четкому определению, неизбежно крайне субъективная черта - их стало слишком много в украинском публичном пространстве со всем их "болением". (Не случайно, в какой-то момент сам Андрей Пионтковский был вынужден воскликнуть: нельзя быть большим украинцем, чем сами украинцы). И с учетом фактора раздражения на все российское они вызвали на себя "огонь" - уж будьте добры, оставьте нас в покое, сами разберемся без вашей помощи, лучше для начала уберитесь в собственном дворе и доме. 

И хотя сочувствуя и помогая независимой Украине устоять перед агрессией, мы, россияне, тем самым "убираем в собственном дворе и доме", мне по-человечески понятны эмоции украинцев. Но здесь, как в браке, надо иногда оставить попытки объясниться и лучше попросту разойтись.

Но что значит "разойтись" в данном случае? Это, конечно, отнюдь не предполагает, что "антиимперцы-оппозиционеры" все вдруг забудут о существовании такого государства как Украина и агрессии против нее нашей страной. И уж тем более они не в встанут в не слишком стройные, хотя и многочисленные ряды "крымнашистов". Что должны сделать "антиимперцы-оппозиционеры", так это, на мой взгляд, наконец, нащупать не только общее, что их объединяет с борющимися за независимость украинцами, но и то, что может неизбежно разделять. Ибо  "антиимперцы-оппозиционеры" - они не вообще  "антиимперцы-оппозиционеры", живущие в некоем нематериальном мире, но именно российские  "антиимперцы-оппозиционеры", в конечном счете и в первую очередь отстаивающие интересы России. Не нынешней вероломной, неототалитарной России, но той будущей России, которую надо будет долго, упорно, сложно создавать, потому как эта Россия еще не стала мечтой большинства россиян. За их умы и души придется бороться, и в эту очень непростую, совсем непрямолинейную, исполненную компромиссов борьбу мы в свою очередь попросим дорогих украинских коллег не вмешиваться - уж это точно будет нашим внутренним делом, которое мы по определению будем лучше знать, как исполнять. И если им что-то не будет нравиться, то не обессудьте - для нас благополучие Украины (Германии, Буркина-Фасо и т.д.) важны в контексте благополучия именно нашей страны, в которой мы родились и живем и, хотелось бы, что счастливо зажили бы и наши дети. 

Как говорилось на наших профсоюзно-партийных собраниях прошлого, "давайте примеры". Они есть у меня. По крайней мере один и по самой болезненной российско-украинской теме - Крым. Если все происходящее на востоке Украины Россия еще готова как-то скрипя и нехотя обсуждать, то Крым - это вопрос, который для официальной и значительной части неофициальной России не подлежит никакому обсуждению. Он решен, как кажется этой России, навеки.

Жестокая реальность такова, что прочитывается не во всех в нынешних выступлениях "антиимперцев-оппозиционеров" - вспомним дискуссию "украденный" ли Украина "бутерброд", который надо возвращать, или не "бутерброд" - Крым станет первоочередной проблемой, которую придется решать во внешней политике в случае победы демократического вектора в России, если она еще не будет решена до нее. Полагаю, что любая и тем более демократическая постпутинская власть постарается максимально и поскорее дистанцироваться от крымской "гиштории", ибо последняя серьезным образом отравляет наши взаимоотношения с мировым сообществом, с одной стороны, а с другой, - по-моему, что уже стало ясно даже многим в Кремле, изолированный Крым - тяжелая, не по силам гиря для ослабленной российской экономики. 

Надо хорошо отдавать себе отчет: введенные из-за Крыма санкции не будут волшебным образом отменены только потому, что в Кремле окажется общепризнанный представитель демократической оппозиции. Если размышлять в терминах "бутерброда", то в постпутинское время как раз надо будет превозмогать острейшее желание отшвырнуть этот "бутерброд" поскорее и куда подальше, чтобы начать жить с "новой страницы". Более того, не исключаю, что именно представителю демократической оппозиции, возглавившему новую Россию, придется ощутить вкус горькой пилюли, если процесс решения крымской проблемы не будет удовлетворять международное сообщество, - режим санкций может быть даже усилен, благо, что решиться на это будет намного безопасней, чем при Путине.

Естественно, некоторое удивление может вызвать мысль, что надо что-то превозмогать вместо того, чтобы без каких-то колебаний, ничтоже сумняшеся, вернуть Крым Украине. Что тут может быть непонятного? Однако если вы не хотите впоследствии получить бесконечные конспирологические теории, которые, как сегодня оказалось, обладают мощным подрывным потенциалом, о том, что "президент Навальный (можно подставить здесь любую другую фамилию) с собутыльниками под покровом ночи за ящик водки/виски и личный остров в Эгейском море от ЦРУ и Нуланд отдали хохлам на поругание Крым", то России надо пройти через публичные, конституционно предписанные процедуры рассмотрения крымского вопроса. Да и как это может быть иначе? Ведь решение по нему должна будет принимать демократическая власть - потому и демократическая, что будет все делать через парламентские обсуждения (может быть даже референдум, проведение которого должно быть одобрено парламентом), запрашивая мнение Конституционного суда. Демократический парламент, хотелось бы напомнить, это не "все, как один" в Верховном Совете СССР и даже не как в нынешней Думе, в которой порой обнаруживается некоторый спектр мнений. Хотя невозможно предсказать, как все может сложиться в будущем, но было бы верхом простодушия рассчитывать, что обойдется без жестоких дебатов, без первоначальной невозможности выйти на удовлетворяющий всех консенсус. 

И Украина вправе будет возмущаться, ставить вопрос ребром в ООН, грозить международными судами, но для уже бывших российских "антиимперцев-оппозиционеров" на первом месте должны стоять интересы утверждения реальной, а не декларативной демократии в России и терпеть, если так "ляжет карта" по итогам демократических процедур, любые затяжки с взаимоприемлемым урегулированием крымского вопроса. Российские "антиимперцы-оппозиционеры" должны не только стать сами реалистами, но и заранее, уже сегодня предупредить своих украинских визави о том, как интересы утверждающейся в России демократии потребуют вполне определенных форм разрешения крымского вопроса. Демократическая Россия отвечает интересам Украины (неважно, тоже демократической или нет), но это не исключает крайне болезненных столкновений и противоречий в российско-украинских отношениях в процессе определения окончательной судьбы Крыма.

Собственно, насколько могу прочитывать позицию Григория Явлинского, несомненно представляющего один из флангов "антиимперцев-оппозицонеров", она примерно, со всеми оговорками и состоит в выше описанной формуле.

Собирался поставить на этом точку, но, думаю, стоит привести еще один пример "развода" позиций российских либеральных демократически ориентированных "антиимперцев-оппозиционеров" и Украины. Вместо того, чтобы увлеченно заниматься популярной социологией в Крыму насчет условий снятия его энергетической блокады Украиной, "антиимперцы-оппозиционеры" должны были совершенно четко воздать "всем сестрам по серьгам" - Кремлю за то, что он довел все такого трагического состояния, Киеву - за недопустимую по гуманитарным соображениям непоставку энергии жителям полуострова. Тем более, что среди них не все "кремленойды", а некоторые вообще не могут нести никакой политической и моральной ответственности за происшедшее, ибо - дети. В бессильной ненависти к кремлевскому режиму некоторые "антиимперцы-оппозиционеры" по отношению к одним утрачивают то, что они с избытком одаривают других - всепростительным сочувствием и сопереживанием.

В общем, не стоит бояться объективно существующих противоречий с независимой Украиной - куда хуже для обеих сторон будет закрывать на них глаза.