It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

воскресенье, 30 апреля 2017 г.

Как Гарри Каспаров попытался защитить свободу слова от американцев, и что ответили американцы

Вначале не обойтись без контекста.

Вот вчерашнее фото с центральной улицы Вашингтона - Пенсильвания авеню:




Так уж получилось, что вчера в американской столице состоялся 100-тысячный "народный марш в защиту климата" - People's Climate March. Символично он прошел в день, когда была зафиксирована самая высокая температура для 29 апреля за всю историю наблюдений в столице -  почти 33 градуса, а также в день, когда отмечалось 100-дневный срок пребывания у власти администрации Трампа, президента, который называл потепление климата hoax ("обманом") и bullshit (здесь перевод не нужен).

Американцев перспектива отрицательного влияния деятельности человека на климат вызывает глубокое беспокойство. Но нельзя сказать, что всех американцев это беспокоит, а главное все верят в то, что мы действительно, как утверждают практически все ученые, являемся свидетелями потепления климата в результате антропогенных факторов. Более того, доказанный научный факт - потепление климата в результате антропогенного воздействия - стал в США своего рода идеологическим водоразделом между консерваторами и либералами, республиканцами и демократами - первые достаточно категоричны в отрицании глобального потепления. Не будем удаляться слишком далеко в объяснение того, как научный факт из разряда "Земля - шарообразна" стал предметом идеологического спора. Но все же поясним, что это все же неслучайно - за признанием факта глобального потепления маячит необходимость столь немилого сердцу консерватора признания неизбежного активного государственного участия в международной борьбе с этим самым потеплением.

(Кстати, в скобках отмечу, что эта проблема, к которой даже самые образованные и "продвинутые" россияне остаются глубоко равнодушны, может при неблагоприятном сценарии развития событий сыграть в конечном счете куда более важную роль в том, что будет с нашей страной, чем, скажем, последствия последних 17-18 лет).

Если бы борьба вокруг глобального потепления оставалась всего лишь уделом исключительно ученых, то американские мейнстримовские медиа (MSM), пытающиеся соблюдать объективность в освещении действий республиканцев и демократов, не оказались бы в несколько двусмысленном для себя положении. Отношение к глобальному потеплению как к такому же научному факту как "шарообразность Земли" оборачивается для них занятием политической позиции в противостоянии республиканцев и демократов. Открытая пропартийность (за республиканцев) для телеканала FOX News, о котором шла речь в предыдущем посте, ничуть его не смущает. Но такое издание как газета New York Times, которая позиционирует себя как "объективное", оказывается довольно чувствительно по отношению к обвинениям в партийно-идеологических предпочтениях - а они постоянно раздаются, ибо в республиканских кругах газета называется голосом либеральных элит восточного побережья. И чувствительно не только с точки зрения самооценки, на которую это издание претендует, но и в коммерческом смысле, ибо, понятно, оно заинтересовано в расширении круга своих подписчиков за счет более консервативной публики.

Недавно газета объявила о принятии в штат обозревателей известного журналиста Брета Стивенса, лауреата Пулитцеровской премии и ранее работавшего обозревателем в мердоковской Wall Street Journal. Не берусь утверждать, каковы были подлинные мотивы этого кадрового решения хозяев и редактора газеты, но формально оно подавалось как необходимость более полного представления на страницах и сайте газеты всего политико-идеологического спектра мнений, столь важного в эпоху Трампа (для тех, кто не читает газету, поясню, что Стивенс станет ее уже третьим обозревателем консервативно-республиканского фланга).

Думаю, отчасти руководство газеты полагало, что неприятие появления Стивенса среди обозревателей издания со стороны, безусловно, в целом более либерального ядра читателей будет смягчено тем фактом, что Стивенс принадлежит к числу республиканцев, которые выступают с критикой нового президента. А потому оказалось неготово к "восстанию" читателей-подписчиков против Стивенса, только усилившегося после его первой колонки, в которой он выступил как раз с позицией отрицания глобального потепления.

"Восстание" выразилось не только в недовольных репликах в разделе комментов, письмах в редакцию, твитах, но и в публично декларируемом отказе от подписки - движение, которое закрутил американский специалист-климатолог Майкл Манн. Тут важно иметь в виду, что в интернете New York Times можно читать, несмотря на платный firewall, фактически без ограничений. И платная подписка - это не столько условие для ознакомления с публикуемыми в газете материалами, сколько выражение поддержки усилиям газеты по качественному и сбалансированному освещению событий в стране и в мире при чем в весьма конкретном материальном виде. Подписка в данном случае приобретает черты своего рода денежного пожертвования, а не только элементарной "покупкой" доступа к новостям и анализу.

Гарри Каспаров, который живет сейчас в США и в целом скорее, видимо, тяготеет к республиканскому флангу, прореагировал на движение отказа от подписки следующим образом:

 
Справедливости ради, надо сказать, что его позиция не отличалась от той, которой придерживается главный редактор газеты Дин Баке ("There’s no question a lot of our readers do not want us to provide stories that show we’re open. But what they want is not journalistic"), но была сформулирована пожестче.

Этот твит Каспарова вызвал разные ответные твиты, но все же доминировало несогласие с его мнением. Приведу наиболее характерные:







В чем мораль всей этой истории? 

Предоставляю читателям самим разобраться в этом.

Телепропаганда, которая не уважает телезрителя

Это не об РТР, НТВ или RT. Это, представьте себе, о FOX News. Вот какую статистику продемонстрировал этот канал:




FOX News сравнил первые ДВА месяца президентства Клинтона, Буша, Обамы и Трампа - и, о чудо, обнаружил, что при последнем число рабочих мест прибавилось существенно больше, чем при трех предыдущих президентах.

Механизм, через который проявляется позитивное или негативное влияние экономической политики президента на число рабочих мест - опосредован и весьма сложен. А потому о реальных результатах эффективности этой политики можно судить уж точно не через два месяца. На этой временной дистанции подавляющим образом сказываются последствия того, что хорошего или плохого делалось при предыдущей администрации. Тем более, что и Клинтон, и Буш, и Обама пробыли у власти по восемь лет каждый. А Обама, в частности, стал президентом в период, когда бушевал жесточайший со времен Великой депрессии экономический кризис.

Можно, конечно, сказать, как же FOX News -  равно как в свою очередь и РТР, НТВ, RT - не уважают своего телезрителя, если позволяют себе опускаться до такой элементарной пропагандисткой туфты. НО... Правилен будет и иной взгляд: "качество" телезрителя, очевидно, таково, если он позволяет такое издевательство над здравым смыслом. И с этой точки зрения он получает то, что заслужил. 

А для нас, здесь в России, это урок и пример того, что и приватизация, реальная приватизация российского телевидения в условиях настоящего рынка ни в малейшей степени ни гарантирует нас от чудовищного и возмутительного пропагандистского телеяда.

В заключении замечу, что эта история - прекрасная визитная карточка телеканала FOX News, в адрес которого у нас могут рассыпаться в неуемных похвалах...

Без Трампа: ежегодный обед корреспондентов при Белом доме

Вначале немного предыстории от Washington Post...




... Выступление Хасана Минаж на нынешнем обеде - фонтанирующее ерничество...

суббота, 29 апреля 2017 г.

О "гнилой стене"

Из-под "писучего пера" Игоря Яковенко появился пост с хлестким названием - "Стена гнилая - ткнуть некому..."

Яковенко перечисляет: "путинский режим сегодня не может не рыть себе могилу", "единственным принципом элитообразования стала отрицательная селекция", "нет ни малейших возможностей сменить власть демократическим путем", "ощущение крайней несправедливости устройства современного российского общества присутствует на всех его этажах", "служивая Россия сегодня внутренне созрела для раскола"... Но при этом заключает: словами заголовка "Стена гнилая - ткнуть некому...". 

"Стена", конечно, сооружена - еще та, но гнилость политических "стен" определяется не только качеством "строительства", но и наличием той самой "бабы-копры", которая может эти "стены" снести.

Но не в этом главная ошибка Игоря Яковенко. Даже если и согласиться с постулатом, что путинский режим решительным образом ослабел, то только в том смысле, если понимать его сугубо в персоналистских терминах, как режим лично ВВП & Ко. (ротенберги, ковальчуки, сонм приближенных охранителей и т.д.). Собственно, в этом и вся слабость и "неинтересность" нынешней оппозиции, которая только так и не иначе трактует то, что так оскорбляет чувствительную Захарову.

Хотя персоналисткие формы и крайне важны, все же в первую очередь в такой трактовке того, что из себя представляет "путинский режим", исчезает его сущность как постсоветской олигархически-плутократической полит-экономической организации страны/общества (терминологически тут можно придумать что-то иное, но о чем речь - понятно). Вот эта "организация" - сильна как никогда и ничто ей не угрожает. И если бедной нашей стране и суждено погибнуть, то не от временщиков, а только от смертельных объятий именно этого спрута.

P.S.  Цитата из февральской дискуссии в фонде "Либеральная миссия", о которой говорилось в предыдущих постах: "То государство, которое у нас сложилось, оно не заинтересовано меняться. Потому что это большая корпорация, которая извлекает очень большую прибыль из того, как она управляет нашей страной. Вы возьмите любой бизнес. Что, он заинтересован в переменах, если имеет возможность извлекать такую прибыль?" (слова не кого-нибудь, а "системного либерала" Евгения Гонтмахера, замдиректора ИМЭМО РАН, а не какой-нибудь "Открытой России").

О Марксе

Будучи человеком, крайне далеким от современных марксистских и неомарксистских штудий, а потому, может быть и ошибочно, мне начинает казаться, что чем дальше мы будем уходить от XX века, то тем больше для нас ("нас" в первую очередь не замкнутых в российских идейно-территориальных границах) будет иметь большее значение не то, в чем ошибся Маркс, а то, в чем он оказался прав.

Чем отличается "франкистская" аллюзия от "пиночетовской"

Мне уже приходилось рассуждать в жанре политической фантастики о "франкистском варианте" развития нынешнего режима. В упомянутом в предыдущем посте выступлении Дмитрия Травина вы также найдете отсылку к возможности "франкистского варианта" как, может быть, единственного в новейшей истории примера реформирования на закате авторитарного правления.

Но в чем кардинальное отличие распространенных в России в конце 90-х гг. аллюзий, относящих нас к пиночетовской Чили от "франкистских" аллюзий, которые, не думаю, что станут у нас сейчас популярны (хотя и не по тем причинам, которые мне кажутся должны быть основными).

Общее между реформами Пиночета и позднего Франка состояло в формировании достаточно популярной "антилевой", анти-"социалистической" повестки - при наличии также достаточно массовой и организованной поддержки именно "левого", "социалистического" вектора развития. 

Переворот, который у нас произошел на рубеже двух веков, удачно мимикрировал под пиночетовскую альтернативу, хотя в России к тому времени уже нельзя было говорить о существовании реальной, а не псевдолевой оппозиции с четко сформулированной программой действий. Только существование такой сильной оппозиции и могло оправдывать авторитарные методы правления со всеми присущими ему зверскими эксцессами при осуществлении экономических реформ.

При наличии все той же хорошо известной обоймы "лично-шкурных" интересов - своих и окружения, для "которого - все", и Пиночет и Франко вольно-невольно, субъективно-объективно выдвигали некую идеологическую программу, альтернативную "левому" видению мира. То есть имели за душой нечто большее, чем простенькую идейку "миром правит бабло".


Характерный пример когнитивного диссонанса российского либерала

Во время организованной в феврале в ясиновском фонде "Либеральная миссия" дискуссии основной "докладчик" Дмитрий Травин, научный руководитель Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге (благополучно закрытого вскоре властями) произнес знаменательную фразу:

"Я не люблю марксистов, не люблю цитировать классиков, но сейчас тот редкий случай, когда, наверное, можно сказать, что в обозримой перспективе богатые будут жить богаче, бедные – беднее, и все неприятности, с этим связанные, будут сохраняться".

До тех пор, когда у нас высказанная Травином мысль будет привязываться к марксизму или ассоциироваться исключительно с ним, добра не жди ни от наших экономистов (Травин - экономист), ни от той политической стратегии, которую может предложить основательная российская оппозиционная мысль.

Кстати, у нас многие знают Яниса Варуфакиса, бывшего и первого министра финансов в правительстве Ципраса, при чем знают его как почему-то "ульnралевого". В реальности созданная при его активном участии паневропейская организация DiEM25 занимает совершенно неотрефлексированные в рамках нашего упрощенческого "право-левого" дискурса позиции. На французских выборах DiEM25 не нашла ни одного кандидата, которого считала бы возможным однозначно поддержать - формулируемая этим движением программа идет дальше привычного для Франции "правого-левого" водораздела. А потому призвало в первом туре голосовать за любого кандидата, кроме Ле Пен и Фийона, а во втором туре - за Макрона.

Цитата дня

Известный обозреватель журнала New York Джонатан Чейт:

"...(Х)отя опасения по поводу того, какой ущерб Трамп может нанести стране по злому умыслу, утихли, опасения, что он может сделать с ней в силу своей некомпетентности, выросли. Трамп стал президентом, потому что политические институты Америки дали сбой. Что еще предстоит выяснить, так это смогут ли данные институты отделить провалы самого Трампа от провалов страны".

среда, 26 апреля 2017 г.

Брекзит - это восстание проигравших против "трех толстяков"?

Бывший министр по делам Европы Денис Макшейн добавляет большую дозу реализма к такой оценке брекзита. 

Он пишет, что две трети денег, которые получили организации, выступавшие за брекзит, были предоставлены пятью  "фанатиками" - очень богатыми и настроенными антиевропейски. В частности, их не устраивало назойливое регулирование со стороны органов ЕС финансовых операций.

А если учитывать резко антиеэсовскую позицию сверхбогатых медиамагнатов, таких, как Руперт Мэрдок, то брекзит, пишет Макшейн, представляется "победой богачей руками богатых во имя богатых".

Недостаточная верность

Это о Трампе. И его избирателях. 

Недавний опрос Washington Post-ABC показал, что 96% его избирателей не испытывают ни малейшего сожаления, что голосовали за него. Это, конечно, потрясает, если вы хотя бы немного следили за тем, что говорил и делал этот колоритный персонаж во главе Белого дома. Действительно, как сказал еще во время избирательной кампании сам Трамп, даже если он начнет стрелять по людям на 5-й авеню в Нью-Йорке, это никого не отвратит от него. Высшей пробы политическая тефлоновость. Выше как будто некуда. Да?

Но вот что любопытно. Этих 4% избирателей, которых Трамп не досчитался, согласно опросу, было бы достаточно, чтобы он проиграл выборы в трех оказавшихся ключевыми штатах - Мичиган, Висконсин, Пенсильвания, а вместе с ними и президентские выборы.

воскресенье, 16 апреля 2017 г.

Жду подъема западничества

По крайней мере с петровских времен западничество всегда было важным элементом русской национальной культуры. 

Весь советский эксперимент как попытка реализации марксистской догмы был неудавшимся, противоречивым поиском воплощением западнической мечты.

Та же преимущественно западническая мечта вдохновляла отторгавшее все советское диссидентское движение.

Перестройку делали западники "наверху" и "внизу".

Но постсоветская Россия с открытыми даже сегодня физическими и интеллектуальными границами - это изолированная от всего мира земля местечкового, провинциального национализма. 

И это относится не только к крикливому и малообразованному официозу. Самые яркие фигуры оппозиционного движения  постсоветского периода - Явлинский, Немцов, Навальный. Из них только "старик" Явлинский - типичный представитель западничества. 

Западничество Немцова было внешним, конъюнктурным, результатом его отторженности от современной националистической политической элиты, выскочившей из шинели Ельцина. Ее продуктом Немцов был до мозга костей, несмотря на лоббирование в США "закона Магнитского".

Время традиционного западника Явлинского, ориентированного на все истончавшиеся слои российско-советского общества, прошло.

Какие идеи представляет Навальный - не требует какого-либо пояснения. 

Что бродит в головах молодежи 26 марта - не знает никто. Даже она сама. Но сомневаюсь, что это может быть некое "новое западничество". Постсоветская школа - это школа культурной деградации, неспособная взрастить вопреки всему, как это происходило в советское время, культуру западничества.

Но, может быть, главная причина, почему западничество будет чуждо поколению 26 марта - это то, что на самом Западе стало мало традиционного западничества. Его подмяли, упразднили евробюрократический интернационал, корпоративный глобализм, американская масскультура. Да и посмотрите какой фрагментарной, национально обособленной, политически малозначимой стала культура на Западе - словно WWW так и остается фантазией кларков-азимовых.

В общем мечтаю, наверное, о химере - возрождении западничества.

суббота, 15 апреля 2017 г.

Портрет Лужкова руки Леонардо да Винчи


Хорошо!

Есть знаменитое фото водружения флага американскими морскими пехотинцами на Иводзиме в феврале 1945 г.:




Американская служба парков (National Park Service) предложила свою интерпретацию этого фото:



Кто регулирует рынок?

История с избитым пассажиром авиакомпании United  потрясла Америку и, естественно, поставила извечный вопрос: что делать? Рекомендую умный пост Мэтта Столлера.

Рассказывая об истории дерегулирования бизнеса авиаперевозок в США в 70-х гг., Столлер выдвигает тезис, который верен не только в отношении этой отрасли, но экономики в целом. Столлер пишет:

"Кан (экономист, идеолог дерегулирования авиабизнеса в администрации Картера) считал, что лучший способ "помочь потребителям" состоит в том, чтобы позволить "рынку" регулировать бизнес, хотя на самом деле он добился того, что позволил крупным корпорациям и банкам регулировать бизнес".

Если государство устраняется от "регулирования рынка" в конечном счете наблюдается не столько высвобождение "креативной силы свободного рынка", сколько захват процесса "регулирования рынка" самим бизнесом в своих узко эгоистичных целях.

Столлер заключает свой пост утверждением, что "дерегулирование рынка" - миф. Рынок всегда кто-то регулирует. 

среда, 12 апреля 2017 г.

Мочить в ооновском сортире



Так теперь изъясняется не только г-н Владимир Сафронков, заместитель постоянного представителя РФ при ООН, так изъясняется не только российская дипломатия, только на таком языке, по всей видимости, и могут изъясняться кремлевские стилисты-законодатели в том числе словесных мод современной России.

Громыко со своим пресловутым "нет" выглядит на этом фоне почти представителем словесности "серебряного века".

вторник, 11 апреля 2017 г.

Визит Тиллерсона: через призму теории заговоров

Учитывая тот образовавшийся навес над взаимоотношениями администрации Трампа и Кремля, достижение между ними договоренности считать Землю шарообразной и вертящейся вокруг Солнца было бы повсеместно воспринято с возмущением и, по крайней мере, большим подозрением.

Удар американских ракет по сирийской авиабазе, ничего не изменивший те только в стратегическом, но даже тактическом плане, создает прекрасное алиби для завязывания того самого диалога между двумя сторонами, о котором обе и мечтали.

Джозеф Стиглиц: почему не задались реформы в России?

В колонке на сайте Project Syndicate лауреат Нобелевской премии по экономике Джозеф Стиглиц делится мнением о том, почему "пошло не так" у нас:

"Что пошло не так? Кого в этом винить (и есть ли тут вообще виновные)? Можно ли было справиться с посткоммунистическим переходным процессом в России лучшим образом?


Мы никогда не сможет дать на эти вопросы точные ответы: у истории нет сослагательного наклонения. Но я лично убеждён, что отчасти мы имеем дело с последствиями порочного Вашингтонского консенсуса, под влиянием которого проходил переходный период в России. Это влияние выражалось в том сильнейшем акценте на приватизации, который сделали реформаторы, не обращая внимания на то, как именно она происходила: скорость была важнее всего остального, в частности построения институциональной инфраструктуры, которая необходима для нормальной работы рыночной экономики.

Пятнадцать лет назад я написал книгу «Глобализация: тревожные тенденции», в которой доказывал, что метод «шоковой терапии», применявшийся при проведении экономических реформ, оказался совершенно провальным. В ответ защитники данной доктрины говорили, что надо быть терпеливей и что подобные оценки можно делать только в долгосрочной перспективе.

Сегодня, когда прошло уже более 25 лет после начала процесса перехода к рыночной экономике, те предварительные выводы получили подтверждение. А люди, которые доказывали, будто сам факт появления права частной собственной приведёт к повышению спроса на соблюдение принципов верховенства закона, оказались не правы. Россия и многие другие страны, вступившие в переходный период, отстают от развитых стран ещё больше, чем раньше. В некоторых из этих стран ВВП сейчас ниже, чем был в начале процесса.

В России многие считают, что Минфин США навязывал стране политику, соответствующую Вашингтонскому консенсусу, с целью её ослабить. Эти взгляды подкрепляли и факты глубокой коррупции в команде Гарвардского университета, которую привлекли для «оказания помощи» России в её переходном процессе; эти факты были описаны в подробной статье, опубликованной в 2006 году журналом Institutional Investor.

Я считаю, что реальность не была такой коварной: ошибочные идеи, даже с самыми лучшими намерениями, действительно могут иметь очень серьёзные последствия. А возможности для личной наживы, открывшиеся в России, были просто настолько велики, чтобы перед ними было трудно устоять. Ясно, что процесс демократизации в России требовал усилий, направленных на обеспечение всеобщего процветания, а не той политики, которая привела к созданию олигархии".

Ни в каких "антикоррупционных революциях" не будет проку, если мы так и попытаемся разобраться, что "пошло не так тогда". Но мало кого это интересует сегодня - ни Навального, ни новое поколение 26 марта. Значит будем делать те же ошибки вновь и вновь, и топтаться на месте, нет, даже упрямо варакаться в том самом до все ненаступающего победного.

понедельник, 10 апреля 2017 г.

Шутка про Трампа (от Билла Маэра)

Генералы: Г-н президент, мы предлагаем нанести удар по Сирии "томагавками".

Трамп: А может лучше ракетами..?

пятница, 7 апреля 2017 г.

Почему Обама воздержался от военных действий в Сирии?

Ничто не может быть лучше прямой речи, при чем зафиксированной на видео. Вот что сказал Обама в последние месяцы своего президентства в ответ на вопрос журналиста, сожалеет ли он о тех решениях, которые принял в отношении кризиса в Сирии:




Виноват, забыл подчеркнуть: ничего нового добавить к анализу Обамы нельзя и в наступившую эпоху Трампа.