It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

среда, 31 мая 2017 г.

"Небжезинский"

Есть на внешнеполитической службе США "бжезинские", их мало и они в цене, и есть "небжезинские", их как раз много. И по-своему они тоже ценны - ибо прекрасно фиксируют то, что блистательно умеют завуалировать "бжезинские".

Посмотрите видео, в котором высокопоставленный госдеповец-"небжезинский" отвечает на вопрос журналиста, почему США критикуют выборы в Иране, но не положение дел с демократией в Саудовской Аравии:


вторник, 30 мая 2017 г.

Без чего не бывает настоящей революции?

Читал интервью Гарри Каспарова об итогах очередного Форума свободной России. Не стану утверждать, что совершенно осознанно и до конца продуманно, но, похоже, он больше склоняется к некоему революционному варианту вывода России из тупика.

С этим вариантом - одни проблемы. О них у Каспарова - ни слова, ни даже легкого намека, ни свидетельства понимания того, что ни одна настоящая революция не может обойтись без своей чека.

суббота, 27 мая 2017 г.

О Бжезинском

Умер Збигнев Бжезинский - один из ярчайших символов всего того, чего так до заворота кишок боялась и с чем ожесточенно боролась Москва со второй половины прошлого века до дней нынешних.

...Мне довелось только один раз "вживую" столкнуться с "демоническим Збигом" - он выступал в одном американском университете, где по случайности пришлось оказаться и мне. Выступление было блестящим. Но впечатлило и запомнилось даже не само выступление в переполненном зале, а то, как оно было обставлено. Если использованное мной определение "демонический" вам могло показаться взглядом "из российских глубин", то могу вас заверить, что так он воспринимался и своими университетскими хозяевами, которые соответствующим образом осветили и организовали сцену, с которой обратился с лекцией к своей аудитории Бжезинский. Все действо носило совершенно явно и осознанно некий мефистофилевский отпечаток...

... В связи со смертью Збигнева Бжезинского, естественно, появились материалы о нем. На мои глаза попалось интервью, которое он дал некоему французскому журналу. В интервью содержались интересные оценки политики в отношении ситуации вокруг Афганистана в конце 70-х - начале 80-х гг. Публикаторы и переводчики интервью оговорили тот факт, что номер журнала существует в двух редакциях, и экземпляр журнала, который имеется в Библиотеке конгресса США, не содержит данного интервью. Естественно, ничего из этого проверить не могу, так что будьте аккуратны и отнеситесь к тексту с определенным grain of salt. Хотя то, что мне известно про атмосферу накануне советской интервенции в Афганистане весьма похоже на то, что рассказывается Бжезинским.

"Вопрос: Бывший директор ЦРУ Роберт Гейтс заявил в своих мемуарах ["Из тени"], что американские спецслужбы начали помогать моджахедам в Афганистане за 6 месяцев до советской интервенции. В этот период вы были советником по национальной безопасности президента Картера. Таким образом, вы сыграли свою роль в этом деле. Это верно?

Бжезинский: Да. Согласно официальной версии истории, помощь ЦРУ моджахедам началась в 1980 г., то есть после того, как советская армия вторглась в Афганистан 24 декабря 1979 г. Но в реальности, что держалось в тайне до последнего времени, все было совершенно иначе: на самом деле уже 3 июля 1979 г. президент Картер подписал первую директиву об оказании секретной помощи противникам просоветского режима в Кабуле. И в тот же день я написал записку президенту, в которой я объяснял ему, что, по моему мнению, предоставлением этой помощи мы будем способствовать советскому военному вмешательству.

Вопрос: Несмотря на этот риск, вы были сторонником этой секретной операции. Но, возможно, вы сами желали вступления Советского Союза в эту войну и искали возможностей, чтобы ее спровоцировать?

Бжезинский: Это не совсем так. Мы не подталкивали русских вмешиваться, но мы сознательно увеличили вероятность того, что они вмешаются.

Вопрос: Когда Советы оправдывали свою интервенцию, утверждая, что они намерены бороться против тайного вмешательства Соединенных Штатов в Афганистане, им не поверили. Тем не менее, в этом была доля правды. Вы ни о чем  не жалеете сегодня?

Бжезинский: Жалею о чем? Эта секретная операция была отличной идеей. Ее результатом стало вовлечение русских в афганскую ловушку, и вы хотите, чтобы я сожалел об этом? В день, когда Советы официально пересекли границу, я написал президенту Картеру: теперь у нас есть возможность преподнести СССР собственную вьетнамскую войну. Действительно, в течение почти 10 лет Москва должна была вести неподъемную для правительства войну, конфликт, который привел к деморализации и, в конце концов, к распаду советской империи.

Вопрос: И вы также не сожалеете, что поддерживали исламский [интегризм], предоставляя оружие и советы будущим террористам?

Бжезинский: Что является наиболее важным для истории мира? Талибан или крах советской империи? Некоторые возбужденные мусульмане или освобождение Центральной Европы и конец холодной войны?"

Мудрый Збиг..? Право, не знаю. СССР сгинул вовсе не из-за войны во Афганистане.

P.S. После некоторого размышления решил призвать к еще большей осторожности: пока не будет точного подтверждения, что такое интервью реально имело место, рассматривать вышеприведенный текст, как своего рода "драматизацию" возможного разговора между ЗБ и французским журналистом. Его, конечно, могло и не быть, но ЗБ вполне мог сказать нечто подобное.

пятница, 26 мая 2017 г.

Забитые ерундой головы

У вас заболел зуб или заломило поясницу. Добравшись до врача, вы получаете от него такой совет: возьмите эту пилюлю, она, видите, такого красивого оранжевого цвета - значит должна помочь. Звучит, как бред. Так?

Допустим, врач обосновывает свою рекомендацию иначе: возьмите эту пилюлю, она сладкая - значит должна помочь. Тоже бред, но здесь просматриваются едва уловимые контуры хоть какой-то логики.

В обоих случаях, если у вас голова не забита ерундой, вы кричите врачу: мне не нужны оранжевые, а также синие, зеленые и пр. пилюли, мне не нужны сладкие, соленые, безвкусные и пр. пилюли, мне нужны пилюли, которые помогут, которые работают...

... На "Эхе Москвы" беседуют с 17-летним школьником, у которого проблемы из-за его участия в митинге-шествии, организованном Навальным. Подросток отвечает на вопросы разумно, с чувством собственного достоинства. Поясняет, однако, что вообще-то программу Навального не поддерживает, ибо... она слишком "левая".

Дело не в том, "левая", "средняя" или еще какая программа у Навального или у кого другого. Вопрос в том, работающая она или нет, и работает на достижение каких целей и задач.

Но головы - не только у молодого человека, у подавляющего большинства - еще с перестроечных времен забиты этой "правой-левой" ерундой. Главное же - будут или не будут работать предлагаемые планы - уже где-то совсем побоку.

Весь мир, Запад, в конце концов, обсуждает то, как осуществляемая с 80-х годов прошлого века "правая" политика преподнесла целую вереницу "подарков" - невиданный со времен Великой депрессии мощнейший кризис, Путина, рост авторитаризма в Восточной Европе, Трампа, брекзит, а мы все боимся "левых" идей.

Впрочем, боятся стоит и того, что обзывается идеями "правыми", а также идеями "левыми". Не боятся надо только работающих идей, работающих на общее благо. А в какой они, по чьему-то мнению, обертке - совсем не важно.

Почему победил Трамп и проиграла Ле Пен

Мэттью Иглесиас из vox.com, по-моему, очень точно заметил: авторитарные националистические элементы побеждают там, где получают поддержку правой части истеблишмента.

Трамп ее получил. Ле Пен в ней было отказано - Фийон призвал голосовать за Макрона.


Антитрамписты: идеалисты и циники

По-моему, нет большего нахальства, чем говорить за весь мир, но все же, кажется, весь мир желает Трампу импичмента.

А что сами американцы?

Здесь все сложнее. Несколько любопытных фактов, которые неизвестны или просто забыты. 

В сентябре 2006 г., через шесть лет пребывания у власти президента Буша, 29% американских избирателей, в том числе почти все демократы, хотели подвергнуть его процедуре импичмента. 

В ноябре 2014 г., через те же шесть правления президента Обамы, 30% избирателей, в основном республиканцы, выступали за его импичмент.

Интересно, что импичмент Трампу поддерживают те же 30%. С той лишь разницей, что для достижения этой "планки" Трампу потребовалось всего-навсего 1 месяц пребывания в Белом доме.

Недавний майский опрос Гэллапа дает такую разбивку голосов в отношении вопроса, одобряют или нет деятельность Трампа:




Обратите внимание на две нижние красные полосы: 68% либеральных/умеренных республиканцев одобряют то, что делается Трампом. А среди консервативных республиканцев такая поддержка вообще зашкаливает - 86%.

Среди демократов, которые составляют главный отряд антитрампистов, доминируют идеалисты - они считают, что зло должно быть остановлено и немедленно наказано. Циники же склоняются к тому, что пусть Трамп куролесит как можно дольше - это будет лучшим подарком к выборам.

четверг, 25 мая 2017 г.

Перспективы президентства Макрона

У нас много болели за итоги президентских выборов во Франции. Но, к сожалению, отечественные комментаторы часто скользили по поверхности, избавляя российских "болельщиков" от понимания проблем, стоящих перед Францией и которые Макрон полагает, что способен решить. В частности, вы не могли услышать о том, какой существенный, если не сказать ключевой, вклад в успех или неудачу президентства Макрона может внести Германия. Неуступчивость последней вполне может обречь президентство Макрона и проложить дорогу к победе Мари Ле Пен в 2022 г.

Чтобы лучше представлять перспективы президентства Макрона, стоит поближе познакомиться с его экономическими планами и тем, как они соотносятся с реальностью. Предлагаю сделать это с помощью двух известных экономистов - Дэнни Родрика, профессора Гарвардского университета, и Яниса Варуфакиса, бывшего министра финансов Греции.

Приведу выдержки из недавних статей обоих.

Дэнни Родрик:

"...Экономические идеи Макрона не поддаются простой характеристике. Во время предвыборной кампании его часто обвиняли в отсутствии конкретики. Многие представители левых и ультраправых считают его неолибералом, который мало чем отличается от традиционных сторонников политики сокращения госрасходов, которая провалилась в Европе и завела её в нынешний политический тупик. Французский экономист Томас Пикетти, поддержавший социалистического кандидата Бенуа Амона, назвал Макрона представителем "вчерашней Европы".

В экономических планах Макрона действительно много неолиберального привкуса. Он пообещал снизить налог на прибыль с 33,5% до 25%, ликвидировать 120 тысяч рабочих мест в госсекторе, не превышать установленный ЕС порог дефицита госбюджета – 3% ВВП, повысить гибкость рынка труда (это эвфемизм, которые означает – упростить процесс увольнения работников компаниями). В то же время он пообещал сохранить пенсии, а предпочитаемой социальной моделью для него, похоже, является скандинавская flexicurity – комбинация высокого уровня экономической защиты с рыночными стимулами.

Ни одна из этих мер не поможет (по крайней мере, в краткосрочной перспективе) справиться с ключевой проблемой, от которой будет зависеть президентство Макрона: создание рабочих мест. Как отмечает Мартин Сандбю, проблема занятости стала основной для французских избирателей, и она должна быть главным приоритетом новой администрации. С момента начала кризиса в еврозоне, во Франции сохраняется высокий уровень безработицы (10%), среди молодёжи младше 25 лет он достигает почти 25%. Нет практически никаких доказательств того, что либерализация рынка труда поможет повысить занятость. Французской экономике нужен ещё и значительный рост совокупного спроса.

Тут-то и появляются остальные компоненты экономической программы Макрона. Он предложил пятилетний план стимулирования экономики на сумму 50 млрд евро ($54,4 млрд), который предусматривает инвестиции в инфраструктуру и зелёные технологии, а также расширение программы профессионального обучения безработных. Но поскольку речь идёт о сумме, едва превышающей 2% годового ВВП Франции, данный план стимулирования сам по себе не сильно поможет повысить занятость в стране.

У Макрона есть и более амбициозная идея – большой скачок к бюджетному союзу в еврозоне с единым казначейством и общим министром финансов. По его мнению, это откроет путь для постоянных бюджетных трансфертов из более сильных стран в страны, которые оказались в невыгодном положении из-за единой монетарной политики еврозоны. Бюджет еврозоны мог бы формироваться за счёт взносов стран еврозоны из их налоговых доходов. Отдельный парламент еврозоны осуществлял бы политический надзор и гарантировал подотчётность. Такой бюджетный союз позволил бы странам, подобным Франция, повысить расходы на инфраструктуру и активней создавать рабочие места, не нарушая при этом бюджетные правила ЕС.

В бюджетном союзе, опирающемся на более глубокую политическую интеграцию, имеется огромный смысл. Как минимум, это логичный выход из нынешнего невнятного положения в еврозоне. Однако проевропейские инициативы Макрона – это не просто вопрос политики или принципов. Они критически важны для успеха его экономической программы. Без повышения бюджетной гибкости или без трансфертов из остальных стран еврозоны Франция вряд ли сможет быстро выкарабкаться из своих проблем с занятостью. Успех президентства Макрона, тем самым, во многом зависит от успешного общеевропейского сотрудничества.

И тут мы должны вспомнить о Германии. Первая реакция Ангелы Меркель на результаты выборов во Франции оказалась не очень обнадёживающей. Она поздравила Макрона, на которого "возложены надежды миллионов французов", но заявила при этом, что не будет рассматривать предложения об изменении бюджетных правил в еврозоне. Впрочем, даже если бы Меркель (или будущее правительство Мартина Шульца) демонстрировала больше благосклонности, существует проблема с немецким электоратом. Немецкие политики изображают кризис в еврозоне не как проблему взаимозависимости, а как морализаторскую историю (бережливые, трудолюбивые немцы противопоставляются расточительным должникам-обманщикам), поэтому им будет не просто заинтересовать избирателей каким-либо проектом единого бюджета в ЕС.

Предвидя немецкую реакцию, Макрон парировал так: "Вы не можете говорить, что выступаете за сильную Европу и глобализацию, а трансфертный союз при этом возможен только через мой труп". По его мнению, это рецепт дезинтеграции и реакционной политики: "Без трансфертов вы не дадите периферийным странам возможности сближения, а вместо этого создадите политический раскол, выгодный экстремистам".

Хотя Франция не относится к европейской периферии, послание Макрона Германии ясно: или вы мне поможете, и мы создадим подлинный союз (экономический, бюджетный, а со временем и политический), или же мы падём под натиском экстремистов.
Практически нет сомнений в том, что Макрон прав. Ради Франции, Европы и остального мира, мы должны надеется, что после его победы Германия передумает".

Янис Варуфакис:

"Избирательная программа Макрона четко указала на его намерение продолжать политику рынка труда, которую он начал вводить в качестве министра экономики при бывшем Президенте Франсуа Олланде. Обсудив с ним эту политику, у меня нет сомнении в том, что он в ней твердо убежден. Он придерживается давней традиции обвинять правовые ограничения по увольнению работников, в связи с падением постоянной занятости и появлением нового разделения между защищенными и уязвимыми сотрудниками – между инсайдерами, с хорошо оплачиваемыми, квази-штатными должностями и аутсайдерами, которые работают в качестве поставщиков услуг без льгот и зачастую по нулевым трудовым договорам. Согласно этой точке зрения, профсоюзы и левые, в действительности являются консервативной силой, потому что они защищают интересы инсайдеров, игнорируя бедственное положение растущей армии аутсайдеров.

Для Макрона, прогрессивного мыслителя важно не только поддерживать реформы, которые укрепляют право работодателей увольнять и управлять работниками; в равной степени важен рост социального обеспечения, для тех, кто теряет свою работу, обучения новым навыкам и стимулирования трудоустройства.

Идея проста: если работодатели имеют больший контроль над тем, как долго и сколько они платят своим сотрудникам, они будут нанимать больше работников по обычным контрактам. А улучшенная система социальной защиты обеспечит наличие работников с соответствующими навыками.

В этой идее, безусловно, нет ничего нового. Известная под печальным неологизмом флексикьюрити (“flexicurity”), она была успешно реализована в Дании и других скандинавских странах в 1990-х годах. Но во Франции флексикьюрити обречена на провал, тем самым усиливая ксенофобских националистов Ле Пен, поскольку это может работать только в макроэкономической среде, ориентированной на инвестиции. Увы, это не та среда, которую унаследовал новый президент Франции.

В сегодняшней Франции, инвестиции в основной капитал, по отношению к национальному доходу, находятся на самом низком уровне за последние десятилетия и снижаются. Это усиливает дефляционные ожидания, которые, когда увольнять работников становятся проще, предполагают быстрое сокращение постоянных рабочих мест, предусматривающих постоянное трудоустройство. Коротко говоря, вместо того, чтобы сгладить разделение между инсайдерами и аутсайдерами, законодательство Макрона в области рынка труда его углубит.

Самой большей проблемой Макрона будет та же, что была у Олланда: отношения с Германией. Немецкое правительство – и, соответственно, Еврогруппа министров финансов еврозоны, в которой доминирует Германия - никогда не упускает шанс подвергнуть критике французов за их неспособность добиться дефицита бюджета правительства ниже согласованного лимита в 3% ВВП.

Макрон обещал этого достичь, путем отказа от государственных служащих, сокращения расходов местных органов власти и увеличения косвенных налогов, которые в конечном счете ударят по беднейшим слоям населения. В любой экономике, пострадавшей от низких и сокращающихся инвестиций, сокращение государственных расходов и повышение косвенных налогов неизбежно ослабят совокупный спрос, подтверждая тем самым пессимистические ожидания, которые препятствуют инвестированию, тем самым раскручивая дефляционное колесо.

Более того, Макрон пообещал исправить несправедливость, которая, по его мнению, вызывает недовольство французов с малыми доходами, но обладающими многими активами: он пообещал уменьшить налоги на богатство или активы, которые не генерируют доходы выше определенного порога. Как и в случае с флексикьюрити, логика заключается в следующем: налогообложение активов, которые не приносят доходов, не имеет особого смысла с этической, политической или экономической точки зрения.

Даже в этом случае, снижение налогов на богатство до закрытия лазеек, которые позволяют богатым с точки зрения получения доходов (income-rich) (которые часто также и состоятельны с точки зрения имеющихся у них активов (asset-rich) выплачивать свою долю подоходного налога, не имеет смысла. Сделать это, при этом практикуя аскетизм для бедных, это совершить акт вандализма над уже разделенным обществом.

Макрон понимает безрассудство в основах еврозоны. И он пообещал неустанно работать над тем, чтобы убедить Германию в том, что Европа должна в ускоренном порядке создать надлежащий банковский союз, общее страхование по безработице, механизм реструктуризации долга для таких стран, как Греция и Португалия, надлежащее федеральное казначейство, еврооблигации (действующие как US Treasuries) и федеральный парламент, который узаконивает полномочия федерального казначейства.

Итак, что будет делать Макрон, когда Германия скажет nein? На самом деле, немцы уже это сказали. По словам министра финансов Германии, Вольфганга Шойбле, в настоящее время вся Европа нуждается в преобразовании Европейского Стабилизационного Механизма в Европейский Валютный Фонд. Другими словами, если Франция хочет совместного финансирования, она должна подчиниться тем же условиям, которые разрушили Грецию. Мартин Шульц, лидер оппозиционных социал-демократов Германии, согласен с тем, что нет необходимости в новом финансовом институте, предлагая лишь, чтобы Франция и Германия совместно финансировали некоторые общие инвестиционные проекты. Другими словами, nein означает nein.

Давайте не забывать о том, что Олланд, также выиграл президентство Франции, пообещав бросить вызов Германии по макроэкономической политике еврозоны, а затем быстро отказался от борьбы. Если Макрон хочет добиться успеха, ему потребуется надежный запасной вариант и tвропейская стратегия, которой он может следовать без согласования с Германией. Но не факт, что такой план пройдет. Все, что мы видим, это готовность делать все, что не потребует Германия досрочно, включая “флексикьюрити”, аскетизм и т. д., в надежде, что Германия затем согласится на некоторые из его реформ в еврозоне, до того, как это станет слишком поздно.

Разумные люди понимали, что Макрон должен был быть поддержан в борьбе против Ле Пен. Теперь они понимают, что политика Макрона усугубит дефляционный, регрессивный цикл, который является самым большим союзником Ле Пен. Теперь, когда выборы позади, противостояние Ле Пен означает противостояние Макрону".

среда, 24 мая 2017 г.

Скандалы эпохи Обамы и эпохи Трампа

Ироничный взгляд ведущего токшоу Стивена Колбера...



Взлет и падение американского среднего класса

Американский средний класс... Мы так много все про него слышали. Ну, там "форды", домишки, еще что-то, но, думаю, не многие хорошо представляют, что это было за экономическое явление - за рамками пропагандистских канонов в духе полузабытого журнала "Америка"(кстати, становление среды среднего класса визуально очень хорошо показано в фильме братьев Коэнов "Серьезный человек"). 

Почему "было"? "Было" - это, может, излишне поспешно. Хотя, кто его знает... Во всяком случае у нас есть основания предполагать, что "золотая эпоха" американского среднего класса позади. Мы смотрим на наши американские айфоны и айпэды, которые мы, вполне возможно, рассматриваем как некие священные атрибуты жизни среднего класса, и нам начинает казаться, что еще рано хоронить средний класс. Хоронить, может, и рано, но... 

В общем судите сами: ниже диаграмма из исследования экономистов Эммануэля Саеца и Габриэля Закмэна, которая, как никакая лучше, наглядно демонстрирует, что происходило с американским средним классом в ХХ веке, делает более осязаемым эволюцию того феномена, который мы называемым американским средним классом:




На диаграмме показано соотношение активов, которыми обладали, с одной стороны, 90% населения США, а с другой, - даже не 10% самых состоятельных домохозяйств, а только по-настоящему самая богатая 0,1-процентная часть населения. Благодаря диаграмме вы легко увидите, что легендарный американский средний класс - не некая идеологически-пропагандистская конструкция. Посмотрите как после периодов в начале ХХ века, когда 0,1% была богаче 90% с 30-х гг. начался бурный рост среднего класса - началось стремительное и значительное увеличение "ножниц" между стоимостью собственности, находящейся в руках 90% (коричневая кривая), и той, которой владели 0,1% (желтая кривая).

Но с 90-х гг. еще более стремительно "ножницы" стали сжиматься пока в начале уже ХХI века обе кривые не пересеклись вновь, как было сто лет назад.

... И появился Трамп...

Можно ли предотвратить очередной финансовый кризис?

Так называется новая книга экономиста Стива Кина.

К Стиву Кину у меня несколько трепетное отношение. Ему был посвящен самый первый пост в моем блоге. Его "неконвенциональные" экономические теории захватили меня. Первую книгу Кина Debunking Economics проглотил по существу в один присест, продолжая читать ее даже глубоко ночью.

Если вам интересно получить общее представление и о теориях Стива Кина и его книге (и вас, привыкших к си-эн-эновской речи, не пугает пулеметная скороговорка австралийца Кина), то не пожалейте 20 с лишним минут и посмотрите это видео с его интервью.

Спойлер и одновременно завлекаловолочка: из интервью вы сможете узнать, что у глобального климатического кризиса может оказаться и положительное финансово-экономическое измерение...





понедельник, 22 мая 2017 г.

Становится плохо от одной мысли...

Согласно исследованию, подготовленному специалистами Johns Hopkins University School of Medicine причины смерти американцев следующие:


Первые два места в этом рэнкинге ожидаемые - сердечные болезни, рак. Но на третьем месте - медицинская ошибка.

Становится плохо от одной мысли, какова статистика "медицинских ошибок" в нашей стране, с нашим уровнем медицины и вселенского раздолбайства.

воскресенье, 21 мая 2017 г.

Когда "юпитеры" сердятся...

Только что прочитал у Дэвида Рэмника, бывшего московского корреспондента Washington Post, а сейчас главного редактора журнала  New Yorker, что Никсон старался придерживаться правила никогда не выходить из себя, кроме как преднамеренно, с расчетом. И вспомнилось рассказанное одним "зубром" советской журналистики...

Будучи еще достаточно молодым журналистом он оказался на выступлении Хрущева в "Парке Горького", где были разложены на всеобщее обозрение обломки самолета-разведчика У-2, сбитого доблестными силами советского ПВО. Журналист простоял всю бесконечную речь сзади Хрущева, наблюдая за гневной с выбросами кулаков в воздух жестикуляцией эмоционального генсека. В какой-то момент моему рассказчику, который, повторяю, был еще достаточно молод и неопытен, стало страшно за Хрущева, ибо он видел как наливался кровью покрытой толстыми складками затылок лидера страны. В любой момент, казалось, его уже может схватить апоплексический удар.

Выплеск энергии наконец иссяк, и Хрущев повернулся лицом к моему знакомому журналисту. И того ожидало уже другое потрясение - он столкнулся с совершенно холодным стальным взором только что бушевавшего Никиты...

суббота, 20 мая 2017 г.

Каким может быть американское телевидение?

Понятно, разным. Но точно не таким, как киселевско-соловьевское, ибо Америка не обременена вековыми традициями самодержавия, рабства, антидемократизма и пр. и пр. Так? А все что, не так, то это - не более, чем экзальтация комментаторов, эмоциональные преувеличения в лучшем случае или - в случае худшем - промывание мозгов какими-нибудь рашатудей или пригожинскими троллями...

...На днях в мир иной ушел Роджер Эйлс, создатель, идеолог, душа, председатель совета директоров и гендир канала теленовостей Fox News. Телеканал, кстати, на протяжении многих лет лидирующий в рейтингах среди американских новостных каналов, фактически выступает в роли республиканского агитпропа. Эта констатация, не режущая нам слух потому, как мы из той самой (см. определения выше) России, для уха американского звучит чудовищно. Но может все же - опять см. выше - это все преувеличения американских "либерастов"?

Не у всех есть знакомые "простые" американцы, а хотелось бы услышать их мнения, причем искренние, предельно личностно-откровенные, чтобы понять, чем является Fox News для них. Вот одно из таких откровений:



"Лично я никогда не прощу ему (Эйлсу) то влияние, которое его канал оказал на моих дедушку и бабушку в их последние годы жизни. Они были заворожены Fox News, смотрели его днем и ночью, все время, когда не спали, и он заразил их паранойей, раздражением и, больше всего, страхом. Все время, когда я посещал их, уходило на обсуждения последней версии заговора, который плели семейства Клинтонов, Обамы, меньшинства, бедные или кто-либо еще, кто в тот день маниакально был настроен на разрушение их образа жизни. Когда мой дедушка умер, часы ушли на поиски того, где он спрятал все свои ценности и оружие - ведь Обама, видите ли, собирался забрать их в любой момент. Дедушка жил в постоянном состоянии ужаса". 

Что-то слышится родное...

понедельник, 15 мая 2017 г.

"День сурка"

Смотрел в ...ный раз "День сурка". Затем переключил каналы и увидел то, что показалось кадрами из фильма...



Что думают американские политологи о состоянии демократии в стране,

Когда я учился в институте термин "политология" был полузапрещенным и даже не фигурировал во многих популярных словарях того времени. Оно и понятно - "буржуазная политология" бросала вызов марксизму-ленинизму.

Сегодня слово "политология" тоже как будто не в чести. Ибо превратилась в то, что Александр Бовин назвал лет 15 назад "эстрадной политологией", собственно к политологии как к науке не имеющей ни малейшего отношения.

Здесь же речь пойдет именно о политологах как ученых, в английском варианте political scientists, которые, как правило, - преподаватели в университетах. А потому к их мнению стоит отнестись серьезно, ибо эта совсем не та заливающаяся в крике публика с российского ТВ.

В феврале нынешнего года был проведен опрос среди американских политологов. Вопросы были разосланы 9 820 политологам из 511 научно-образовательных учреждений. На них откликнулся 1 571 человек.

Для начала организаторы опроса предложили определить, какие принципы являются центральными для определения состояния демократии в стране.

Опрашиваемые ответили следующим образом:




На первые места попали честные выборы, равенство избирателей, равные юридические/политические права, свобода слова.

Далее участники опроса должны были определить, в какой мере американская демократия соответствует сегодня этим принципам.

И здесь был получен такой ответ:


Примечательно в этой диаграмме обилие двух оттенков - розового ("в основном соответствует") и голубого ("частично соответствует") с синим ("не соответствует"). Это свидетельство трезвого, без придыхания (так хорошо нам знакомого по выступлениям "эстрадных политологов" уже не на ТВ, а на "Эхе") взгляда на положение дел. Демократия - это всегда, как принято говорить в Америке, work in progress, что, наверное, достаточно точно переводится как "проект, находящийся в процессе развития". 

Наиболее уязвимые измерения этого work-проекта, по мнению американских политологов, - не все голоса избирателей имеют одинаковый политический вес, не признается необходимость достижения консенсуса в решении стоящих перед страной проблем, отсутствие сдержанности и взаимности. Любопытно то, что у американских политологов наибольшее беспокойство вызвали вопросы, которые традиционно относили к наиболее сильной стороне американской демократии - развитой политической культуре.




Однажды в Америке

В южном штате Вирджиния есть небольшой городок Шарлоттсвилль. А в нем есть парк в честь видного генерала армии конфедератов - "южан" - эпохи американской гражданской войны Роберта Ли с его статуей. 

Наверное, все мы грамотные, но все же сделаю одно уточнение. Как-то психологически мы, может быть, в силу некоей инерции незаметно для себя склонны воспринимать гражданскую войну в США через призму собственной, русской гражданской войны. Говоря проще, мол, правда, наверное, была у обеих сторон, как у нас в свое время. Вот, сегодня не только Чапай, да Буденный - герои, но даже скорее наоборот, герои их противники - Колчаки-Деникины. Ну и у американцев также или что-то очень похожее. Такая параллель между гражданскими войнами - в США и России - была бы вполне уместна, но только в одном случае - если бы одна из сторон в русской гражданской войне выступала бы за возвращение крепостного права. Ибо конфедераты сражались не за свои права, права южных штатов, как часто подается их сторонниками сегодня, а именно за сохранение рабовладельческих порядков. Вот именно за это и бился генерал Ли (какой салтычихой был этот генерал, ставший иконой Юга, можно прочитать здесь). 

Как же так, можете вы спросить с неким недоверием, а почему если "северяне" выступали за столь благородные цели и, как известно, победили, то почему сегодня в Шарлоттсвилле есть парк имени генерала Ли. Да и не только там, но и повсюду на американском юге отдают память конфедератам и возле капитолиев законодательных собраний штатов наравне с американским флагом на флагштоках виден и флаг конфедератов. Если давать короткий ответ, то можно сказать: так получилось исторически. Если быть чуть более конкретным, то такое развитие событий вытекало из достигнутого политического компромисса с южными штатами, позволившего прекратить в свое время гражданскую войну.

Парадокс, однако, не в том, что никто не объявил в свое время генерала Ли и прочих "врагами народа", которых стоило бы "вынести" из национального пантеона, но то, что дух того компромисса сохранился до наших дней XXI века. Ситуация однако начала несколько меняться и здравый и честный взгляд, на собственную историю пробивать себе дорогу - официальное почитание конфедератов, силой оружия старавшихся сохранить в цепях предков Мартина Лютера Кинга-мл. и Обамы, наконец, стало признаваться неуместным и даже оскорбительным для немалой части американского населения. 

В том самом городке Шарлоттсвилль городской совет принял решение убрать статую из парка и по-американски продать ее. Понятно, что не всем "декрет" местной власти пришелся по нраву, и также чисто по-американски местный судья принял иное решение, приостанавливающее выполнение воли городского совета на шесть месяцев.

Но боданием "ветвей власти" дело не ограничилось.





Несколько десятков американцев с факелами в руках вышли на защиту "памяти южан" и статуи генерала Ли. Ночные факельные шествия во всем мире и в США, в частности, воспринимаются как своего рода отсылка к известным событиям в одной центрально-европейской стране в 30-х гг. прошлого века, а также "парадам белых балахонов" одной американской организации. И организаторы подобных шествий вполне осознанно провоцируют подобные ассоциации.

А если вы полагаете, что на "добропорядочных" американцев здесь возводят напраслину, то следует уточнить, что все это действо организовал не кто-нибудь, а Ричард Спенсер - известный лидер оформляющегося сегодня в США расистского, модернизированного под условия нашего времени по существу неонацистского движения alt-right.

Так вот, однажды в Америке. Через четыре дня после 9 мая. Толпа американских факелоносцев, скандирующих лозунг нацистов "кровь и почва". И одновременно провозглашающих  - внимание! - "Россия - наш друг".

Как говорится, приплыли.

вторник, 2 мая 2017 г.

Впереди планеты всей...

... Но только по цене кофе в "Старбаксе":



Land of the free, land of opportunity

Что никогда не умещалось у меня в голове, как в самой богатой, свободной стране всевозможных возможностей, по-прежнему сохраняются причины, по которым мы и сегодня - вчера было еще хуже - можем наблюдать на экране ТВ плачущего телеведущего (Джмми Киммель) популярнейшего токшоу... 

На одной чаше Конституция с Биллем о правах, Силиконовая долина и т.д. и т.п., а на другой - вот это... Право, даже не знаю, что перевешивает...