It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

среда, 9 августа 2017 г.

"Братская" ли мадура?

Наши оппозиционные круги очень повернуты на нелюбви к Венесуэле Чавеса и Мадуро. Ее и вправду любить есть мало за что. Но за что ей в принципе такое повышенное внимание??

В недавнем посте Дмитрия Гудкова фактически дается ответ на этот вопрос. Комментируя тот факт, что "Роснефть" выбрала самый "удачный" для коммерческих сделок момент и отправила затянутый в страшный экономический кризис Венесуэле 6 млрд. долл. в счет будущих поставок нефти, Гудков язвит: "конечно, на поддержание режима братской мадуры". То есть режим Мадуро, мол, братский для нынешнего кремлевского режима. И потому так ненавистен нашей оппозиции. Но "братская" ли мадура на самом деле? 

Режим, установленный в Венесуэле со времен Чавеса, - псевдореволюционный-псевдосоциалистический (не будем сейчас спорить о рафинированной точности формулировок). Кремлевский же режим - это российская и весьма жесткая авторитарная версия неолиберального режима. По определению - Россия и Венесуэла -  это две полные противоположности. 

И даже в своем неприятии США они ничем не похожи. Режим Чавеса-Мадуро воюет с американским империализмом до конца. Кремль, между тем, хочет поделить с последним весь мир.

Пугало мадуры используется, думаю, в основном по глупости-недомыслию нашей оппозицией фактически для сохранения именно тех самых порядков, которые и привели к появлению путинизма - российской авторитарной, глубоко коррупционной весрии неолиберализма. Установление собственной мадуры не менее страшно для Кремля, что и президентская амбиция Навального. Хотя, что я говорю, мадура намного страшнее, ибо с Навальным стоящие за Кремлем элиты всегда договорятся.

P.S. Уже написав этот пост, наткнулся на следующие мысли Дэниела Гроса, директора брюссельского Center for European Policy Studies.

"Несмотря ни на что, антилиберальные авторитарные правители (такие, как Путин, Орбан, Эрдоган) приняли суть «Вашингтонского консенсуса»: благоразумная макроэкономическая политика обеспечивает улучшенные экономические показатели в долгосрочной перспективе. Как правило, они делегируют управление макроэкономикой аполитичным специалистам. Они не поддались искушению воспользоваться краткосрочными фискальными или монетарными стимулами для повышения своей популярности, а вместо этого взялись за политику идентичности ради сохранения электорального доминирования. Долгосрочным результатом такого подхода стало сравнительно хорошее состояние экономики – и сравнительно довольные избиратели.

Такой подход резко контрастирует с подходом покойного авторитарного лидера Венесуэлы Уго Чавеса, который пользовался поддержкой народа на протяжении 14 лет, тратя доходы от затяжного бума цен на нефть на щедрые социальные программы. Сейчас, когда цены на нефть упали примерно вдвое по сравнению с 2014 годом, и не имея бюджетной подушки для поддержания прежних объёмов импорта, преемник Чавеса, Николас Мадуро, столкнулся с катастрофическим экономическим кризисом и эскалацией уличных беспорядков.

Получается, что ответственная макроэкономическая политика оказалась эффективной долгосрочной стратегией сохранения режима. Антилиберальные диктаторы Европы поняли, что в тот момент, когда избыток расходов приведёт к финансовому кризису и необходимости просить помощь у Международного валютного фонда, их дни у власти будут сочтены".